Военные конфликты времен распада СССР – один из наименее изученных эпизодов постсоветской истории. Их хронологию, конечно, можно просмотреть в той же Википедии, но она перечисляет лишь основные стороны конфликта: армян и азербайджанцев, грузин и осетин с абхазами и аджарцами, молдаван с приднестровцами. Между тем, помимо основной линии, каждый из упомянутых конфликтов создавал дополнительные парадигмы. Ведь речь шла о людях советских – а значит жителю, скажем, Киева были небезразличны противостояния азербайджанцев с армянами – и те, и другие были его соотечественниками.

Украинские радикалы защищали тогда права украинского этнического меньшинства, проживавшего преимущественно на территории современной ПМР, и наравне с русскими, поляками и гагаузами сопротивлялись насильственной румынизации своего, не чувствующего ничего общего с Румынией, региона.

В ту эпоху национализм еще только входил в моду, а потому воспринимался не как набившая оскомину жвачка, а как нечто свежее и привлекательное, несущее дух перемен. Такое положение дел создавало странные, с современной точки зрения, союзы. Так, например, в грузино-абхазском конфликте активно участвовали будущие сторонники Джохара Дудаева из Чечни. И воевали они вовсе не на грузинской, а на абхазской стороне. Тогда главным вопросом для них был не союз с Тбилиси против Москвы, а единство мусульман постсоветского пространства. И если грузины-христиане лишили мусульманские народы Грузии статуса национальных автономий, то мусульмане-чеченцы попросту не могли в этот конфликт не вмешаться.

А вот другой пример. Тогда же, в ранние 90-е, украинские правые участвовали в молдавско-приднестровском конфликте. Однако воевали они вовсе не на стороне Кишинева. Украинские радикалы защищали тогда права украинского этнического меньшинства, проживавшего преимущественно на территории современной ПМР, и наравне с русскими, поляками и гагаузами сопротивлялись насильственной румынизации своего, не чувствующего ничего общего с Румынией, региона.

Между тем уже вначале нулевых украинский национализм полностью поменял ориентацию в молдавских делах, превратившись в яростного адепта риторики Бухареста. «Какие молдаване?! Какой молдавский язык?!» — вопрошает националист риторически – Нет никаких молдаван — все это румыны»! Таким образом, силы, нацеленные на компромисс с тем самым «украинским Приднестровьем», на стороне которого воевало УНСО, представляли в Кишиневе коммунисты, а сегодня представляют социалисты. Да и само Приднестровье в сознании украинского националиста превратилось в пророссийский анклав, подогревающий сепаратизм в Украине. Украинцы ПМР объявлены в Киеве русифицированными, а потому расово неполноценными, и, ко всему, сепаратистами.

Такое положение дел обусловлено тем, что драйвером украинского национализма стал антикоммунизм, а не защита интересов украинцев, как в Украине, так и за ее пределами. При этом универсальный принцип территориальной целостности составил основу украинского национального самосознания. Вот и выходит, что украинскому националисту отвратительна сама идея поиска молдавской идентичности, продвигаемой левыми. «Те же самые ОРДЛО», — подытоживает националист, даже не задумываясь о последствиях, которыми может обернуться стремление мелкотравчатого бухарестского империализма к территориальной экспансии на восток.

Так, в настоящий момент сторонниками объединения с Румынией, «унирии», запущена кампания по принятию властями малых городов и сел декларации о намерении объединиться с Румынией. Сегодня ее подписали 10 субъектов, при этом организаторы кампании в ближайшее время рассчитывают заполучить 50 подписантов.

«На основании международного права и ранее подписанных конвенций требуем возвращения румынских территорий, незаконно присоединенных бывшим СССР в результате пакта Риббентропа-Молотова от имени двух преступников — Сталина и Гитлера», — говорится в декларации.

Невероятно, но патриотические украинские СМИ преподносят это событие, как однозначно положительное. Да и как иначе они могли отреагировать на документ, замечательный хотя бы тем, что в нем фигурирует Иосиф Сталин в статусе международного преступника. Между тем нетрудно представить, как бы завопили те же самые СМИ, если бы аналогичную декларацию приняли мэрии Геническа, Мариуполя, Берегова или буковинского города Герца, где проживает 91% молдаван-румын. И если президент Додон терпит такие проявления сепаратизма, то президент Порошенко уже направил бы штурмовую авиацию, чтобы стереть в порошок все кондиционеры злосчастной Герцы.

Этого никогда не случится, возразите вы. А вот и нет. Все это уже ближайшие перспективы, предопределенные отменой закона Кивалова-Колесниченко. В частности, 4 марта 2018 года в Черновцах прошло собрание представителей местных граждан румынской национальности. Собрание было полностью посвящено теме языка и, прежде всего, нововведений в сфере украинизации образования и ограничения языковых прав меньшинств. Выступавшие наперебой высказались в поддержку своих национальных традиций и языка в условиях проживания в многонациональном государстве Украина, в частности, в сфере образования. Например, выступивший на мероприятии глава областного отделения партии Зелёных Украины Иван Боднараш, заявил буквально следующее: «Национальности дружно живут на Буковине, создают смешанные семьи, так что у нас нет и не может быть межнациональной розни. А вот из Галичины к нам порой приезжают отдельные личности со своими чуждыми нам идеями, пытаются «подарить» нам своего кумира Бандеру. Нам это ни к чему».

Между тем Буковина вошла в состав Украины вследствие того же «преступного» пакта, что и Молдова в состав СССР. Таким образом, поддерживая имперские амбиции Румынии в молдавском и приднестровском вопросе, Украина, по сути, роет себе яму.

Напомню, что именно с таких заявлений начались протесты в Донецке и Севастополе. Именно такие голоса звучат сегодня из Ужгорода и Будапешта. И именно принятие Верховной Радой закона, осуждающего пакт Риббентропа-Молотова, вселило в горячие варшавские головы мысль о Восточных кресах, подспудно стоящих за антибандеровской риторикой польского правительства. Между тем Буковина вошла в состав Украины вследствие того же «преступного» пакта, что и Молдова в состав СССР. Таким образом, поддерживая имперские амбиции Румынии в молдавском и приднестровском вопросе, Украина, по сути, роет себе яму. Под вопросом оказывается наша собственная территориальная целостность. Вероятно, УНСОвцы начала 90-х, будучи еще советскими людьми, просто лучше понимали межнациональные отношения на постсоветском пространстве.

Мирослав Буряк

Print Friendly, PDF & Email