Наделав шума во внешней политике, президент США Дональд Трамп решил всерьез заняться экономикой, точнее международной торговлей. Предприимчивый американский лидер заявил, что больше не позволит вить из Америки веревки, и теперь намерен добиться новых, справедливых торговых соглашений с ключевыми партнёрами. Убытки понесут страны-члены НАФТА, Европейский Союз, Южная Корея, Япония, но больше всего досталось Китаю, с которым Трамп готов развязать настоящую торговую войну.

Разговоры о введении торговых пошлин для Китая велись ещё с его избирательной кампании, а вскоре после своего избрания президент инициировал расследование касательно нарушения Пекином правил интеллектуальной собственности. Свой непосредственный путь в борьбе с экономической несправедливостью Дональд Трамп начал месяцем ранее, а именно 8 марта. В этот день были введены пошлины на импорт алюминия и стали. Хотя это нововведение направленно на все мировое сообщество, Китай, как лидер в этой отрасли, понесёт наибольшие убытки.

Однако этот шаг стал лишь закуской. Основное блюдо Трамп преподнёс двумя неделями позже, подписав меморандум «О борьбе с экономической агрессией Китая». Президент прокомментировал, что несмотря на в целом дружественные отношения с КНР, между странами существует торговый дисбаланс в размере 540 млрд долларов. По мнению экспертов, эта сумма значительно завышена и в реальности составляет не более 400 млрд.

В намерения Вашингтона также входит инициировать международное разбирательство в рамках ВТО: США обвиняют КНР в нарушении правил международной торговли и краже интеллектуальной собственности. Ущерб, нанесенный американской стороне, по мнению Трампа, составил от $200 до $300 млрд. (согласитесь, диапазон довольно широкий).

Поручив главе Минфина разработать план ограничения китайских инвестиций, Дональд Трамп приступил к десерту. 3 апреля был оглашён перечень импортируемых китайских товаров, на которые распространятся торговые пошлины размером в 25%. Удар пришёлся на основные группы импорта: химическую продукцию, медицинское оборудование, авиационные детали, железнодорожное оборудование, автомобили и бытовую технику – в целом в чёрный список попало порядка 1300 товаров. В то же время, основной рынок розничной торговли останется нетронутым. Вероятно, в администрации опасаются недовольства американских граждан, зависимых от китайской одежды, гаджетов и предметов быта.

Подобная избирательность может объясняться ещё и желанием США ослабить наиболее важные для развития КНР сферы – начиная с 2015 года, Китай реализует программу «Сделано в Китае – 2025». Это 10 летний план, направленный на укрепление позиции «мировой фабрики» благодаря модернизации производства и внедрения сверхновых технологий. Ключевыми сегментами, в которых Китай стремится достигнуть лидерства – это производство высокоточного технического оборудования, космические и авиационные разработки. Именно эти секторы Дональд Трамп планирует ограничить. Он точно знает куда бить.

Если действия Дональда Трампа уже никого не удивляют, то реакция председателя КНР Си Цзиньпина для многих стала неожиданной. Все полагали, что Китай согласится с чрезмерностью суммы торгового дефицита и пойдёт на сделку или хотя бы на некоторые уступки. Пекин поступил с точностью до наоборот: Поднебесная обнародовала собственный список из 128 товаров американского импорта, которые будут облагаться пошлинами. Несмотря на значительную разницу в количестве товаров, эффект будет масштабным – эксперты оценивают размер убытков до $60 млрд. Под санкциями оказались: самолёты Boeing и сельскохозяйственные культуры, составляющие ядро экспорта Соединенных Штатов. В частности, выращивание соевых бобов, субсидируемое государством и приносящее ежегодно в казну около $14 млрд. Эксперты отмечают, что эти действия имеют не только экономическое, но и политической значение, поскольку именно аграрные регионы оказывают Трампу наибольшую поддержку.

Такая точечная направленность ответного удара показывает, что Китай не намерен уступать, и более того, утверждает, что их ответные действия соответствуют принципам Всемирной торговой организации. Однако Пекин готов и даже расположен к ведению переговоров. Заместитель министра коммерции заявил: «Китай не хочет торговой войны. В торговой войне не бывает победителей, но мы не боимся этой войны. Если кто-то хочет воевать с нами, то мы готовы».

Сроки введения Пекином пошлин напрямую зависят от аналогичных действий Вашингтона. Там, в свою очередь, процедура введения оглашённых торговых мер в действие может занять довольно продолжительный срок. Американским компаниям дали время проанализировать ситуацию и подготовить свои доводы для публичных слушаний, запланированных на 15 мая. После этого у Конгресса будет 180 дней для принятия окончательного решения.

Предварительно многие американские бизнесмены готовы инвестировать в Штаты, при условии создания благоприятных условий. Поэтому новые таможенные правила также имеют целью убедить американские компании перенести производства из Китая на родину.

Пока США и Китай играют в кошки-мышки, многие компании как внутри стран, так и на азиатском рынке в целом, терпят убытки в связи с последствиями от существующих лишь в перспективе таможенных платежей. Показателен пример корпорация Boeing, чья акции за последние дни упали на 6%. Удешевление компании прямо связано с риском ее исключения из системы госзакупок Китая, а освободившееся место займёт европейский Airbus.

Ещё одной точкой давления на Соединенные Штаты может стать тот факт, что КНР крупнейший держатель американских ценных бумаг общей стоимостью в 1,3 трлн. долларов. И если вероятность того, что Пекин станет продавать американские облигации, незначительна, то возможность прекращения их скупки в прежних объемах достаточно велика.

Между тем, аналитики в целом исключают стремительное развитие конфликта. Экономики США и Китая неразрывно связаны и взаимозависимы. Именно эта связь, показавшаяся администрации опасной, и диктует логику торговой войны. Китай для Америки является нетто-экспортером – стоимость китайского экспорта в США составляет более 3% ВВП страны. Аналогичный показатель для Соединенных Штатов составляет лишь 0,7%. При этом КНР поставляет, в основном, готовую потребительскую продукцию, а получает товары с высокой добавочной стоимостью, такие как двигатели, механизмы, техническое оборудование, автомобильные и авиационные комплектующие.

На взаимном сотрудничестве завязана также работа крупнейших производителей технологических девайсов, поскольку китайские компании закупают основные детали для изготовления своей продукции в США, а для Штатов Китай является не только возможностью экономить на производстве, но и одним из крупнейших рынков сбыта. Ярчайший пример – компания Apple, прибыль которой с китайской аудитории составляет 20% от общей суммы.

Нынешняя торговая война стала крупнейшим и самым жестким обострением американо-китайских отношений с 1970-х годов, когда между странами установились устойчивые дипломатические отношения. Таким образом, Дональд Трамп вышел принципиально новый уровень популизма – попытку претворения в жизнь самых скандальных из предвыборных обещаний. Теперь его противники могут высказывать несогласие, выражать озабоченность, предсказывать кары египетские, однако они не смогут обвинить президента в непоследовательности и обмане избирателей. И это непременно принесет главе Белого Дома уважение своего ядерного электората. Если, разумеется, торговая война действительно не обернется для США экономической катастрофой

Екатерина Щербак

520 просмотров всего, 12 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email