Сирия на грани взрыва. «Постой! — скажете вы, — мы слышали это и раньше». Так вот, я в курсе, что вы слышали это раньше, но на этот раз я имею в виду действительно взрыв. Потому что удар США, Великобритании и Франции по Сирии в качестве наказания режима за мерзкое использование химического оружия, как и угрозы России ударить в ответ – это, на самом деле, лишь второе по опасности противостояние, которое разворачивается в этой стране.

Еще большей опасностью является то, что Израиль и Иран собираются устроить дуэль в Сирии из-за попыток Ирана превратить её в передовую авиабазу против Израиля. Этого Израиль поклялся не допустить любой ценой. И это не преувеличение. В последние несколько недель Израиль и Иран, хотя и не очень громко, но впервые напрямую начали обмениваться ударами, минуя сирийские прокси.

Эта тихая фаза может закончиться.

Израиль и Иран в настоящее время на волоске от того, чтобы перевести ситуацию на следующий уровень, и если эта эскалация произойдет, США и Россия могут оказаться не в силах держаться в стороне.

Пару дней назад я стоял на наблюдательном пункте на сирийско-израильской границе. Я попытаюсь рассказать, как происходящее выглядит оттуда. Находясь дома, я отслеживаю ситуацию по этому сайту, который освещает хитросплетения сирийского конфликта в реальном времени и используется наблюдателями США здесь, на Голанских высотах.

Начнем с того факта, что последнее воздушное нападение со стороны США, Великобритании и Франции представляет собой разовую операцию — его эффект ограничен. Россия и Сирия не заинтересованы в следующих атаках и не хотят усиления присутствия западных держав в Сирии. Западные державы тоже не хотят глубже вовлекаться в войну в Сирии.

Гораздо более вероятной и тревожной является потенциальная прямая война между Израилем и Ираном, поскольку она может вот-вот выйти во второй раунд.

Первый раунд состоялся 10 февраля, когда израильский вертолет Apache сбил иранский беспилотник, запущенный подразделением КСИР (корпус стражей Исламской революции — пер.) силами Аль-Кудс.  Это произошло в центральной части Сирии к востоку от Хомса, где вертолёт догнал дрон, ранее проникший в воздушное пространство Израиля.

Первоначально поступали сообщения, что иранский беспилотник был сугубо разведывательным. Но в пятницу официальный представитель израильской армии, бригадный генерал Ронен Манелис заявил, что траектория полета дрона, а также «разведка и оперативный анализ остатков иранского беспилотного аппарата» показали, что он «перевозил взрывчатые вещества», и что его миссия была «актом саботажа на израильской территории».

У меня нет возможности самостоятельно проверить это утверждение. Но тот факт, что израильтяне его озвучивают, должен вызвать тревогу. Если это правда, то все говорит о том, что силы Аль-Кудс (силы специального назначения в составе КСИР – пер.) под командованием военного вдохновителя Ирана Кассема Сулеймани, возможно, пытались нанести реальный военный удар по Израилю с авиабазы в Сирии.

«В первый раз мы увидели, как Иран что-то предпринимает против Израиля напрямую, а не через прокси», — сказал мне высокопоставленный израильский военный. «Это открыло новый этап», — добавил он.

Безусловно, это объясняет, почему в прошлый понедельник израильские самолеты совершили ракетный налет на домашнюю базу иранского беспилотника T4. В другое время это стало бы огромной сенсацией. Израиль убил семь членов иранских сил Аль-Кудс, в том числе полковника Мехди Дехгана, который возглавлял подразделение беспилотников. Однако новость в значительной степени затерялась на фоне глобальной реакции на сообщение (и сопутствующих твитов Трампа) об использовании президентом Сирии Башаром Аль-Асадом химического оружия.

”Это был первый раз, когда мы атаковали живые иранские цели — как объекты, так и людей», — сказал израильский источник.

После появления этой новости канцелярия пресс-секретаря израильской армии оспорила информацию моего израильского источника о характеристиках и точности рейда. Пресс-служба подчеркнула, что Израиль продолжит свою политику отказа от комментариев сообщений СМИ о рейде на аэродром Т4 и других событиях. Мой источник тоже больше не будет комментировать.

Российские и сирийские военные чиновники приписали нападение Израилю, а иранцы не только открыто рассказали о своих позорных потерях через полуофициальное информационное агентство Fars, но и признали предыдущие косвенные потери от израильских ударов в Сирии. А еще  они публично поклялись отомстить.

«Преступления не останутся без ответа», — заявил во время визита в Сирию главный советник Верховного лидера Ирана Али Акбар Велаяти.

После этого высокопоставленные чиновники израильского минобороны дали понять, что если иранцы попытаются ответить по целям в Израиле, то Израиль может использовать свой следующий удар как возможность совершить массированную атаку по иранской военной инфраструктуре в Сирии. Имелись в виду создаваемые Ираном авиабазы, а также фабрика по производству управляемых по GPS ракет. Эти ракеты способны поражать цели на территории Израиля с точностью до 50-ти метров, и их могут развернуть как в Сирии, так и Хезболла в Ливане.

По словам этих военных чиновников, нет никаких шансов, что Израиль повторит ошибку, которую он сделал в Ливане, когда позволил Хезболле создать там массированную ракетную угрозу. Израиль не допустит, чтобы Иран сделал то же самое непосредственно в Сирии.

Теперь можно понять, почему ситуация так опасна, даже если не учитывать ракетное наказание Сирии со стороны США, Франции и Великобритании за применение Асадом химического оружия.

Иран утверждает, что он создает базы в Сирии для защиты от Израиля. Но у Израиля нет планов по Сирии. На самом деле, он предпочитает известное зло — Асада — возможному хаосу. Он не вмешивался в тамошнюю гражданскую войну, кроме как для того, чтобы предотвратить расширение военной инфраструктуры Ирана или отомстить за снаряды, упавшие на территории Израиля.

Я понимаю проблемы безопасности Ирана в Персидском заливе. Он сталкивается с группой враждебных, проамериканских суннитских арабских государств, которые пытаются сдержать его влияние и подорвать его исламский режим. С точки зрения Ирана, это угроза.

Но что Иран делает в Сирии?

Сейчас, когда Иран и так помог Асаду в значительной степени подавить восстание против него, попытка Тегерана построить сеть баз и ракетных заводов в Сирии кажется личной игрой лидера сил Аль-Кудс Сулеймани. Это может расширить влияние Ирана на ключевые части суннитского арабского мира и дать Сулеймани козыри в борьбе за власть с президентом Хасаном Роухани. Силы Аль-Кудс Сулеймани в настоящий момент через доверенных лиц более или менее контролируют четыре арабские столицы: Дамаск, Бейрут, Багдад и Сану.

Иран сегодня фактически стал самой большой «державой оккупантом» в арабском мире. Но возможно, Сулеймани заигрался, особенно если он окажется в прямой конфронтации с Израилем в Сирии, вдали от Ирана и без прикрытия с воздуха.

Ещё раньше многие простые иранцы публично задавались вопросом, на что Иран тратит миллиарды долларов, которые должны были пойти Иранцам в результате снятия санкций с иранской ядерной сделки. На войны в Сирии, Ливане и Йемене?

Безусловно, это одна из причин, по которой Иран пока не предпринял ответных действий. Но Сулеймани должен дважды подумать, прежде чем начать полномасштабную войну с Израилем, также и из-за другой большой новости, которую многие не заметили. Валюта Ирана сокрушительно падает, о чём 12 апреля сообщалось на CNBC.com.

Иранский риал «упал до рекордно низкого уровня на фоне растущей экономической и политической неопределенности, вызывая в банках очереди, поскольку иранцы отчаянно пытаются приобрести доллары США. Обменные пункты вынуждены закрывать свои двери, чтобы предотвратить длинные и беспокойные очереди». Как отмечается в сюжете, только в этом году риал потерял треть своей стоимости.

Более того, израильские военные считают, что Президент России Владимир Путин и Сулеймани больше не являются естественными союзниками. Путин хочет и нуждается в стабильной Сирии, где он может контролировать свою марионетку Башара Асада, а Россия сможет поддерживать передовое военно-морское и воздушное присутствие, что даст ей возможность недорогой ценой снова выглядеть сверхдержавой. Вероятно, президент Ирана Роухани также предпочитает стабильную Сирию, где Асад консолидировал свою власть, что позволит закрыть утечку из иранского бюджета. Но Сулеймани и Аль-Кудс, похоже, стремятся к большему доминированию над арабским миром и повышают давление на Израиль.

Если Сулеймани не отступит, то мы увидим, как в Сирии столкнутся непреодолимая иранская сила Аль-Кудс и несокрушимый бастион Израиля. В общем, пристегните ремни безопасности.

(Продолжение следует)

Томас Л. Фридман — колумнист газеты The New York Times. Получил Пулитцеровскую премию в 1983 и 1988 годах за международное обозрение

Перевёл Евгений Селяков

1,865 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email