«После появления новостей о том, что российские разведывательные службы платят «вознаграждение» «Талибану»* за убийство американских солдат в Афганистане, возникло оправданное возмущение. Это особенно возмутительно в свете директив администрации Трампа, выданных разведывательному сообществу после его вступления в должность в январе 2017 года — сотрудничать с Россией в сфере контртерроризма», — пишут на страницах The Washington Post бывшие высокопоставленные представители ЦРУ Джон Сайфер, Стивен Холл, Дуглас Уайз и Марк Полимеропулос.

«Для тех из нас, кто в течение последних 30 лет занимался в ЦРУ как вопросами, связанными с Россией, так и вопросами контртерроризма, в запросах на расширение сотрудничества с российскими разведывательными службами нет ничего нового. Все мы были вовлечены в серьезные усилия, нацеленные на более тесное сотрудничество с Кремлем. И все попытки провалились. Да, администрации Буша, Обамы и Трампа все стремились к своего рода «перезагрузке» американо-российских отношений, полагая, что схожая заинтересованность в борьбе с терроризмом является логическим шагом для улучшения общей политической ситуации. Но все попытки провалились по одной и той же причине: путинский Кремль не заинтересован в конструктивных отношениях с Соединенными Штатами. Вместо этого Путин считает, что он находится в состоянии политической войны с нами. И на внутреннем фронте он извлекает выгону из того, что винит США во всех своих бедах», — полагают авторы публикации.

«(…) Путин был первым иностранным лидером, кто после терактов 11 сентября позвонил президенту Джорджу Бушу, — констатируют они, — и существовало мнение, что опыт России в Афганистане и отношения на Ближнем Востоке принесут пользу Соединенным Штатам против этого нового вызова. Действительно, россияне также пострадали от разрушительных террористических актов на территории своей страны».

«На следующий день после 11 сентября директор контртеррористического центра ЦРУ проинформировал Буша о том, что русские будут ключевыми партнерами в борьбе с «Аль-Каидой»*. К сожалению, он не согласовал свои комментарии с элементами внутри ЦРУ, ответственными за отношения с Россией — они сказали бы ему, что, несмотря на то, что представляется логичным, маловероятно, что Кремль поможет. Российские разведывательные службы рассматривают ЦРУ как врага, и обычно расценивают сотрудничество как еще один способ подорвать интересы США», — уверяют авторы, добавляя, после начавшегося обмена информацией «прошло немного времени, и в каждом запросе Кремль делал акцент на российском внутреннем терроризме, что заставило вовлеченных в обмен контртеррористической информацией с Россией прозвать эту программу «Глобальной войной с чеченским терроризмом». Еще хуже по сравнению с неспособностью поделиться ценными сведениями было то, что российская разведка использовала предлог сотрудничества в борьбе с терроризмом, чтобы подорвать отношения США с другими службами по всему миру, даже поделившись личностями сотрудников ЦРУ с враждебными странами. (…)».

(…)

«Несмотря на отсутствие успеха в начальных усилиях по вовлечению россиян во взаимовыгодные отношения, в середине 2000-х годов Белый дом был готов предпринять еще один шаг. И снова контртерроризм рассматривался как естественная область для возобновления более масштабных усилий по сотрудничеству и взаимодействию. Зная, что администрация Буша делает ставку на улучшение отношений, россияне использовали отношения с ЦРУ, чтобы выжать из них все, что возможно, чтобы заполнить пробелы в том, что они знали о нас, не давая ничего взамен. Российские коллеги даже не делали вид, что заинтересованы в сотрудничестве», — говорится в публикации.

В статье упоминается официальный визит в 2013 году в Москву тогдашнего директора Разведывательного управления министерства обороны США генерал-лейтенанта Майкла Флинна, где последний встретился с представителями российской разведки, многие из которых служили в ГРУ. «(…) Хотя Флинн знал о российских усилиях по манипулированию контртеррористическим сотрудничеством на протяжении многих лет, он тем не менее настаивал на сотрудничестве с ними, очевидно, предполагая, что обе стороны имеют общие интересы и ценности. Нежелание ГРУ делиться реальной информацией и их последующие попытки взломать правительство США и избирательные системы опровергают их готовность к сотрудничеству», — полагают бывшие представители ЦРУ.

«Когда в начале 2017 года к власти пришла пророссийская администрация Трампа, разведывательное сообщество осознало, что оно должно снова искать возможности сотрудничать с Россией на Ближнем Востоке и по более широкой проблеме терроризма. Два десятилетия неудачных попыток и атака России на процесс выборов в США, память о которой была все еще свежа, сделали новую «перезагрузку» сложной пилюлей для многих в разведывательном сообществе. Эти соображения были переданы в Белый дом. Тем не менее, ЦРУ, получившее указания расширять обмен разведданными, вновь предприняло добросовестные усилия по улучшению сотрудничества, — уверяют авторы. — Как сообщалось в СМИ, в США были приглашены высокопоставленные представители российской разведки, и ЦРУ надеялось активизировать сотрудничество по проблеме глобального терроризма. Несколько раз российские коллеги благодарили ЦРУ за то, что они поделились ценной оперативной информацией, которая предотвратила террористические атаки на российских граждан. Но, как и прежде, усилия по развитию сотрудничества потерпели неудачу. Российская сторона так и не предоставила значимых разведданных или информации, вносящей вклад в раскрытие потенциальных угроз для Соединенных Штатов».

«(…) Оказывается, общие цели борьбы с терроризмом не обязательно выливаются в общий взгляд и подход. Россия может быть привержена искоренению радикального терроризма внутри России, но наследники советских разведывательных служб чувствуют себя вполне комфортно, поддерживая войну этих террористических групп с Соединенными Штатами. Хотя исламский терроризм является общим врагом, главным врагом России являются Соединенные Штаты. Кремль больше заинтересован в том, чтобы нанести ущерб Соединенным Штатам, чем в том, чтобы помочь в решении проблемы терроризма, даже если для нее в этом есть какая-то дополнительная выгода», — отмечается в публикации.

«В ЦРУ мы часто шутили, что для Путина ситуация win-win означает «я обошел тебя дважды». Добрые намерения со стороны США вновь и вновь оказывались бесполезными для улучшения отношений. Периодически возникающее желание сотрудничать с русскими в борьбе с терроризмом это все равно, что покупать павиана в качестве домашнего питомца, а потом удивляться, что у тебя разодрано лицо. Затем, выздоровев, ты идешь и покупаешь еще одного павиана. Сколько раз русские должны разодрать нам лицо, прежде чем мы поймем, что у нас принципиально разные цели?» — заключают Сайфер, Холл, Уайз и Полимеропулос.

Джон Сайфер, бывший начальник резидентуры ЦРУ, более 27 лет работал в России, Европе и Азии и является соучредителем Spycraft Entertainment.

Стивен Холл покинул ЦРУ в 2015 году, проработав 30 лет, занимаясь проведением и управлением операциями, связанными с Россией.

Дуглас Уайз ушел из ЦРУ в 2016 году, проработав в управлении почти 30 лет. Он также занимал должность заместителя директора Разведывательного управления министерства обороны США.

Марк Полимеропулос проработал 26 лет в ЦРУ до выхода на пенсию в июле 2019 года. Он специализировался на борьбе с терроризмом, Ближнем Востоке и Южной Азии, отслужив продолжительное время Ираке и Афганистане, и отвечал за тайные операции ЦРУ в Европе и Евразии.

Print Friendly, PDF & Email