В Южно-Китайском находится целая россыпь необитаемых небольших островов и островков, даже целых архипелагов, которые и поныне остаются «бесхозными». Никто на них не живет — разве что рыбаки иной раз пристанут к берегу на короткий отдых, — больших природных богатств тоже пока не обнаружено, вот и стоят они, как тысячи лет назад, во всей первозданной красе.

Однако в нашем мире не предполагается наличие территорий, которые никому не принадлежат (кроме разве что Антарктиды, которая давно объявлена зоной свободного научного сотрудничества). Поэтому за последние несколько десятков лет некоторые острова оказались захвачены наиболее предприимчивыми прибрежными государствами, а за иные идет спор между соседями. Спор, правда, вялый, поскольку острова имеют единственную ценность — стратегическое положение, поэтому могут быть использованы под военные базы.

За последнее время в этом отношении активизировался Китай, который создал свои базы на нескольких островах — что не прекратило споров об их принадлежности. Воевать за острова никто, вроде бы не собирается, но дипломатических демаршей хватает.

Другими претендентами на те или иные острова выступают Индонезия, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, султанат Бруней. Филиппины и Индонезия, наиболее сильные в военном отношении претенденты, тоже создали свои военные опорные пункты на некоторых островах, и их тоже оспаривают все прочие соседи.

На недавней сессии совета министров иностранных дел десяти государств АСЕАН, где также присутствовали министры 17 стран-наблюдателей (в том числе США), Китай сумел достичь договоренностей по больному вопросу. Разумеется, принадлежность островов так и не определена в ходе одной встречи, зато удалось разработать своего рода кодекс поведения, направленный на то, чтобы не допустить роста напряженности в отношениях между спорящими государствами и избежать прямых военных конфликтов.

Все страны, вовлеченные в дискуссию, приветствовали такое совместно выработанное решение, поскольку оно позволяет им спокойно сотрудничать друг с другом, не оглядываясь с опаской на каждого соседа. Однако США решили по-своему отреагировать на спад напряженности в отношениях между странами региона.

Они давно ратовали за свободу судоходства в этих водах. Собственно, свободе вроде бы никто и не препятствовал, инциденты происходили только между военными судами спорящих сторон, и то редко, да еще иногда одна страна мешала другой ловить рыбу у берегов «своего» острова.

Но американцы стали направлять в этот район боевые корабли ВМС, дабы обеспечить упомянутую свободу. Вчера эсминец «Джон Маккейн» прошел рядом с одним из рифов в архипелаге Спратли, на который претендуют Китай и другие. Смысл, конечно, был в провоцировании именно китайцев, поскольку трудно предположить, будто Штаты пытаются запугать маленький Бруней, вполне довольный своими доходами от нефти, или Филиппины, которые остаются верными союзниками США, в том числе в военной сфере.

Правда, эсминец благоразумно держался за пределами 12-мильной зоны, которая является международно признанным стандартом морской границы прибрежных стран. Но это уже не первый такой проход. В мае мимо того же рифа прошел ракетный эсминец «Дьюи». Так американские ВМС фактически не снижают, а нагнетают напряженность в данном регионе и заставляют втянутые в споры страны держаться настороженно вместо мирного разрешения конфликта.

Print Friendly, PDF & Email