Вскоре после падения Берлинской стены мой друг, эксперт по международным отношениям, пошутил: «Теперь, когда Восточная Европа освободилась от чуждой ей идеологии коммунизма, она может вернуться к своему истинному историческому пути – фашизму». Даже в то время его колкость была довольно смелой.

А в 2018 году это уже мало похоже на шутку. В Восточной Европе набирает обороты то, что Freedom House называет антилиберализмом. Это касается членов Европейского Союза, Польши и Венгрии, в которых демократия, в её обычном понимании, уже мертва.

В обеих странах руководящие партии – «Право и справедливость» в Польше и «Фидес» в Венгрии – установили режимы, сохраняющие форму народных выборов, но разрушившие при этом независимость судебной власти, подавившие свободу прессы, узаконившие крупномасштабную коррупцию и эффективно делегитимизировавшие инакомыслие. Результатом этого, вероятно, будет однопартийное правление государством.

И это может запросто произойти в Америке. Были времена, не так давно, когда люди утверждали, что наши демократические нормы и гордая история свободы защитят нас от прихода тирании. На самом деле многие всё ещё так говорят. Но сегодня подобная вера требует сознательной слепоты. Дело в том, что Республиканская партия готова и даже хочет стать американской версией «Права и справедливость» или «Фидеса», используя свою нынешнюю политическую власть для того, чтобы обеспечить себе постоянное правление.

Только посмотрите, что происходит на государственном уровне.

После того как в Северной Каролине демократ одержал победу на губернаторских выборах, республиканцы использовали последние дни у власти, чтобы принять закон, лишающий губернатора большей части полномочий. В Джорджии республиканцы пытались использовать откровенно лживые опасения касательно доступа к голосованию людей с ограниченными возможностями для закрытия большинства избирательных участков в районе с преимущественно темнокожим населением.

В Западной Виргинии республиканские законодатели использовали жалобы на чрезмерные расходы для того, чтобы подвергнуть импичменту весь государственный Верховный Суд и заменить его сторонниками партии.

И это только случаи, получившие национальную огласку. Конечно, существуют десятки, если не сотни подобных историй по всей стране. И все они отображают один единственный факт – Республиканская партия не испытывает приверженности к демократическим идеалам; она пойдёт на всё, что, как она считает, сойдёт ей с рук, только бы укрепить свою власть.

А что насчёт общенациональных событий? Вот где становится по-настоящему страшно. Сейчас мы ходим по лезвию ножа. И стоит отступить в неверном направлении – что, в частности, и произойдёт, если республиканцы сохранят контроль над обеими палатами Конгресса после выборов в ноябре – как мы превратимся в очередную Польшу или Венгрию быстрее, чем вы можете себе представить.

На этой неделе Axios устроили настоящий переполох сенсационной новостью о списке, циркулирующем среди республиканцев и содержащем перечень расследований, которые могут начать демократы в случае победы в выборах в Палату представителей. Суть в том, что каждый пункт этого документа, начиная с налоговых деклараций Трампа, это то, что, очевидно, должно быть, и было бы расследовано при любом другом президенте. Но те, кто распространяет этот список, считают само собой разумеющимся тот факт, что республиканцы не станут разбираться ни с одним из этих вопросов: верность партии окажется превыше конституционной ответственности.

Многие критики Дональда Трампа приветствовали правовые нововведения прошлой недели, принимая вынесенный Манафорту приговор и признание вины Коэна за признаки того, что закрываются лазейки для главного нарушителя закона. Но наблюдая реакцию республиканцев: столкнувшись с неопровержимыми доказательствами беспардонности Трампа, партия сплотилась вокруг него как никогда – я испытал глубокий страх.

Год назад казалось, что ещё могут существовать пределы партийного пособничества, что наступит момент, когда хотя бы несколько сенаторов скажут: «Достаточно!» Теперь очевидно, что пределов нет: они сделают всё для защиты Трампа и консолидации власти.

Это касается даже политиков, которые, казалось, имеют принципы. Сенатор Сьюзан Коллинз из штата Мэн была голосом независимости в дебатах о здравоохранении – теперь же она не видит проблемы в президенте, который назначает члена Верховного Суда США, придерживающегося мнения, что президент должен быть защищён от судебного преследования. Сенатор Линдси Грэм осудил Трампа в 2016 году и до недавнего времени, казалось, выступал против увольнения генерального прокурора для прекращения расследования Мюллера – теперь он даёт понять, что не имеет ничего против этого увольнения.

Но почему Америка, родина демократии, так близка к тому, чтобы последовать по стопам других, недавно полностью уничтоживших эту демократию, стран?

И не говорите мне об «экономических заботах». Это не то, что произошло в Польше, которая уверенно развивалась во времена финансового кризиса и его последствий. И это не то, что произошло здесь в 2016: исследования показали, что это расовое негодование, а не экономическая нужда, привело к избранию Трампа.

Дело в том, что мы больны одним и тем же недугом – безудержно разрастающимся белым национализмом – который уже уничтожил демократию в некоторых западных государствах. Мы невероятно близки к точке невозврата.

Пол Кругман

Перевод Екатерины Щербак

Print Friendly, PDF & Email