Сфера услуг оказалась наиболее уязвимой перед лицом наступающего коронавируса. Возникает вопрос: «Это локально и временно или всерьёз и надолго?»

Очередной глобальный экономический кризис предсказывается давно и на это есть объективные причины. С позиций теории кризиса австрийской школы экономической теории, разработанной более 100 лет назад и хорошо зарекомендовавшей себя при анализе кризисных явлений, по-иному не может и быть. Кредитная экспансия, продолжающаяся уже 40 лет (с начала Рейганомики) и 30 лет носящая глобальный характер (после развала социалистической системы) привела к искажению совокупного спроса и совокупного предложения в глобальной экономике.

Это искажение во много было вызвано быстро растущей (в конечном счёте на кредитных деньгах) сферой услуг. Данный процесс воспринимался как переход от индустриальной к постиндустриальной экономике. Приобщение к этим глобальным процессам было хорошо заметно и в Украине на примере постоянного роста сферы услуг, и прежде всего туристической индустрии. Фактически Боинг 737, имеющий исключительно эконом класс, превратился в большую маршрутку, регулярно доставляющую отдыхающих не с самым большим достатком в условную Хургаду.

До невероятных размеров разрослись сети общественного питания, появились специальные барбершопы и т.п. В итого экономический рост последних лет в Украине был обеспечен ростом розничного товарооборота, на фоне стагнации или падения промышленного производства.

Маркером исчерпания ресурса сферы услуг как фактора обеспечения глобального экономического роста можно считать активные попытки перехода к Индустрии 4.0. Собственно, курс на неоиндустриализацию был запушен и США, и в Европе. Однако массовый переход к новой индустрии, основанной на цифровых технологиях, пока не случился. Относительно высокий уровень цифровизации отдельных стран не обеспечивает им не относительно высокие темпы экономического роста, не более эффективное решение социальных проблем.

В итоге на фоне фактически нулевых (а иногда и отрицательных) учетных ставок, устанавливаемых ведущими мировыми центральными банками, и огромной долговой нагрузки, нависшей над государствами и бизнесом, переход от экономического роста, к устойчивому спаду, остаётся лишь вопросом времени. И на данный момент остаётся открытым вопрос: «Недавнее падение на мировых биржах это и есть начало глобального кризиса или локальны спад, вызванный коронавирусом?»

В любой случае, спад мировой экономики предполагает определенную спираль: падение стоимости акций – падение совокупного спроса (т.к. невозможно дальнейшее наращивание долгов, в т.ч. под обеспечение акциями) – падение производства – снижение трудовых доходов – дальнейшее падение совокупного спроса – и т.д. пока не будет достигнута некая точка равновесия.

Очевидно, что процесс сжимания экономики не быстрый, длинной в несколько лет, и одной из основных жертв в условиях кризиса должна стать сфера услуг (точнее её часть, преимущественно сформировавшаяся в последние десятилетия). Т.к. очевидно, что при падении доходов и совокупного потребительского спроса, в первую очередь будет отказ от потребления необязательных товаров и услуг: путешествий ради путешествий, ежедневного посещения ресторанов и развлекательных центров, ежегодное обновление смартфонов и т.п.

На этом фоне текущие проблемы сферы услуг, вызванные защитными мерами против распространения коронавируса (наиболее яркий пример это Италия), с одной стороны, выглядят как репетиция перед фундаментальными изменениями в мировой экономике. А с другой стороны, могут рассматриваться как прививка, которая уже сегодня «очищает» рынок от наиболее экономически слабых игроков и возможно откладывает наступление глобального кризиса на какое-то время.

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email