В то время как цены на нефть продолжают печальное погружение к новым минимумам, оценки российских чиновников становятся все мрачнее.Три недели назад, 9 марта, российский Минфин заявлял о способности РФ до 10 лет жить с нефтью по 25 долларов за баррель.

150 млрд долларов, накопленные в Фонде национального благосостояния, по расчетам ведомства, позволят компенсировать выпадающие нефтегазовые доходы бюджет на сумму до 3 триллионов рублей в год.

Впрочем, на уровне нефтяных компаний ситуация может оказаться гораздо хуже. Цену в 25 долларов за баррель добывающая отрасль может выдерживать 6-12 месяцев, заявил в интервью РБК замминистра энергетики Павел Сорокин.

По его словам, российские компании могут функционировать при цене нефти выше 20 долларов за баррель. При этом на европейском рынке котировки Urals уже падали ниже: в порту Роттердама в пятницу, 27 марта, они опускались до 17,7 доллара.

«25 за баррель — это неприятно, но не катастрофа. Даже в течение полугода-года такая цена является это тот уровень цены, который мы можем выдержать», — сказал Сорокин.

«Если такая цена продлится 2-3 года, то это, конечно, создаст большие проблемы», — добавил он.

В Минэнерго, по словам Сорокина, рассчитывают на восстановление цен на нефть до 45-55 долларов за бочку к концу года. «Резкое падение цены на нефть будет сопровождаться определенной реакцией производителей. Производители с высокой себестоимостью все равно будут снижать добычу. Это не в моменте произойдет. Это не неделя, не две, не месяц, а вот полгода-девять месяцев — мы уже увидим первую реакцию. И если ситуация стабилизируется на рынке, то цена будет выше», — пояснил замминистра.

Он добавил, что «очень много здесь зависит от того же коронавируса». «В случае восстановления и завершения карантина в ряде стран мы получим восстановление рынка. Как только это начнется, рынок увидит первые индикаторы восстановления спроса, тогда он начнет думать более фундаментально — сейчас рынок все равно в панике», — сказал Сорокин.

В Москве, по его словам, уже видят проблемы сланцевых добытчиков США, для которых обвал котировок до 25 долларов «может привести к дефолтам, к пробитию ковенантов, сворачиванию инвестпланов».

Что касается ценовой войны с Саудовской Аравией, которую Эр-Рияд развязал после отказа России сократить добычу в рамках соглашения ОПЕК+, то российские нефтяники, по словам Сорокина, «ни с кем не воюют».

«Мы руководствуемся здравым смыслом и расчетной позицией. Мы являемся заложником мировой конъюнктуры», — отметил замминистра.

Он добавил, что надеется и на прагматичную позицию Саудовской Аравии, которая объявила о планах продавать нефть в Европе со скидкой 10 долларов к Brent.

«Одно дело давать скидку в 10-12 долларов за баррель при цене в 45, когда это было объявлено, и совершенно другое дело — давать такую скидку при цене в 25 за баррель», — сказал Сорокин.

Он отметил, что после того, как Саудовская Аравия объявила о резком росте поставок, существенно выросла стоимость фрахта танкеров, при том, что страна продает свою нефть на условиях FOB (free-on-board) в саудовских портах.

«Плюс важно понимать, что после того, как были сделаны заявления о предоставлении скидки, а это делалось именно для занятия рынков, то очень сильно подскочила стоимость фрахта. И это тоже очень важный фактор, потому что Саудовская Аравия продает свою нефть в саудовских портах на условиях FOB и дальше эту нефть надо еще доставить», — сказал замминистра.

Print Friendly, PDF & Email