Победа Эммануэля Макрона на президентских выборах не вызывает сегодня ни капли сомнения. Еще до закрытия предвыборных участков, когда стало ясно, что он проходит в следующий тур, в его поддержку высказались практически все политические деятели Франции. За Макрона, точнее против Ле Пен, выступит единым фронтом весь французский политический класс. Ле Пен не пройдет – в этом Европа может быть уверена, а потому завтра она может спать спокойно. Но вот послезавтра…

Послезавтра наступит через две недели, когда президентом Франции станет Эммануэль Макрон, и в стране начнется новая эпоха. Почти 60 лет с того самого времени, как в 1958 году бригадный генерал де Голль создал Пятую республику, во Франции была практически двухпартийная система. Левые центристы и правые центристы – социалисты и республиканцы — правили в государстве попеременно, изредка прибегая к помощи мелких политических партий, путающихся под ногами политического общества. Именно эти две партии и составляли основу французского истеблишмента на протяжении более полувека. В состоявшихся в воскресенье выборах обе партии потерпели сокрушительное поражение: социалисты получили 6.5% голосов, республиканцы – 20%. Обе партии впервые за шестьдесят лет не прошли во второй тур президентских выборов. Французский народ отправил французский истеблишмент в нокаут. Впервые в истории государства во втором туре президентских выборов за власть будут бороться ультраправые и беспартийные. По сути, во Франции произошла настоящая революция – без стрельбы и насилия – но настоящая революция. Пятой республики больше нет.

Любая революция, даже столь мирная, означает для государственности большие сложности, которые она может и не пережить, особенно, будучи в плохом экономическом и политическом положении.

Уже вечером в воскресенье по всей стране начались лихорадочные политические маневры невиданного доселе масштаба. Тысячи партийных функционеров задумались о своем будущем и стали грузить французские телефонные сети циничными переговорами о том, что им делать дальше. Больше всех засуетились социалисты, ведь господин Макрон их бывший соратник. Кроме того, именно они понесли на выборах самое сокрушительное поражение, а значит именно им не найдется места на политическом олимпе Франции. А потому тысячи социалистических партработников в воскресенье вечером бросились спасать свое будущее — кем работать, где работать, сколько они там будут получать. Республиканцы стоят от нового президента Макрона несколько дальше. Им будет сложнее быстро сменить политическую окраску. Их результаты на выборах были значительно лучше, но и в их рядах началось серьезное движение в поисках альтернативы. Для французского государства все это очень плохо. Любая революция, даже столь мирная, означает для государственности большие сложности, которые она может и не пережить, особенно, будучи в плохом экономическом и политическом положении. Французская государственность именно в таком положении и находится. В следующем году исполнится ровно 10 лет, как экономика страны медленно загнивает. Начиная с 2008 года, когда Европейский Союз поразил экономический кризис, среднегодовой рост французского ВВП составил всего 0.4%. Это меньше, чем прирост населения — это вообще ничего. Это стагнация длиною в десятилетие, которая и привела к таким фундаментальным политическим метаморфозам. Эммануэль Макрон-президент — это не причина перемен во Франции, а следствие плохой экономики.

Через месяц после президентских выборов во Франции состоятся парламентские выборы. У нового президента Франции своей политической партии нет — у него есть движение с довольно революционным названием «Вперед». Движение молодое, ему меньше года, а потому никакой инфраструктуры, то есть первичных партийных организаций по всей стране, у него нет. Именно низовые партийные организации работают с избирателями в деревнях: от двери до двери, давая им обещания и стараясь их выполнить – где дорогу починить, где больницу построить. Социалисты и республиканцы занимались такой работой на протяжении последних шестидесяти лет и знают в лицо каждого своего избирателя в каждой деревне. Победить старые партии на парламентских выборах движению «Вперед» будет очень сложно. Некоторые аналитики говорят, что шансов у Макрона на парламентских выборах нет вообще, другие — что какие-то шансы все же есть. В любом случае состав нового парламента в большей степени останется старым, то есть там засядет старая французская номенклатура — тот самый истеблишмент, который разгромил Макрон на президентских выборах. Здесь и начнется французская трагедия. Победившая революция наткнется на ожесточенное сопротивление старых контрреволюционных сил. Одновременно с этим тысячи партработников самых разных политических окрасок будут метаться в поисках нового места на политической сцене. Большего хаоса себе и представить сложно. Полномочия президентские столкнутся с полномочиям парламентскими. Франция страна демократическая, поэтому у парламента есть серьезные полномочия ограничивать политические движения президента. Иными словами, без парламента президенту сложно будет что-либо сделать. А ведь именно для этого – сделать что-нибудь – господина Макрона и избрали президентом. Борьба между революцией и контрреволюцией в разных странах проходила и заканчивалась по-разному. В той же Франции во времена Великой французской революции реакция в конце концов задушила восстание. Последним гильотинировали Робеспьера. Макрон не Робеспьер, хотя народ ждет от него почти таких же достижений. А вот реакция, с которой доведется бороться президенту, будет посильнее той, которая убила Робеспьера. Реакция, она всегда сильная — ведь она всегда старая и опытная.

Когда в ноябре 2016 он объявил о своем участие в предвыборной гонке, в стране не было ни одного политического обозревателя, который бы мог даже в состоянии сильного алкогольного опьянения дать хоть один шанс на успех такому кандидату.

Что Франция знает о новом президенте, которого изберут через две недели. Господин Макрон будет самым молодым лидером государства со времен Наполеона. Ему 39 лет. Его жене 63. У нее трое детей и семь внуков, все от первого брака. Познакомились они, когда будущему президенту Франции исполнилось 15 лет. Она была его учительницей французского языка, замужней женщиной и матерью троих детей. Оформили же свои отношения они гораздо позже в 2007 году, когда ему уже было 29, а ей 53. Во время избирательной кампании многие таблоиды публиковали фотографии, где будущий президент Франции кормит молоком из бутылочки своих многочисленных внуков, чему многие французы умилительно улыбались. Многие, но не все. Значительная часть страны занимает крайне консервативную позицию — страна ведь католическая. Им такие «свободные» нравы не очень нравятся. Но оставим личную жизнь будущего президента на растерзание французской прессе, которая найдет здесь себе пропитание как минимум на несколько лет вперед, и перейдем к исследованию жизненного пути будущего спасителя Франции. Господин Макрон получил хорошее образование. Устроился на государственную службу, где было скучно и плохо платили. В какой-то момент способного и симпатичного юношу заметили влиятельные люди и порекомендовали на должность французским Ротшильдам. Совсем еще молодой Эммануэль стал банкиром, хотя в университете изучал политологию, а не финансы. У Ротшильдов господин Макрон проработал всего четыре года, но стал миллионером. Не всякий, кто работает у Ротшильдов, становится миллионером, а главное так быстро и в столь нежном возрасте — Эммануэлю тогда едва исполнилось 30 лет. В начале своей ротшильдской карьеры господин Макрон работал рядовым аналитиком, как и все остальные сотрудники с его опытом и образованием. Обычная должность финансового клерка, приходящего по утрам на работу, чтобы читать финансовые газеты, собирать последние финансовые сплетни и составлять финансовые таблицы о работе различных фирм, торгующихся на бирже. Стать на такой работе миллионером невозможно. Можно зарабатывать тысяч 50 евро в год и жить от зарплаты до зарплаты. Но через некоторое время его сделали специалистом по слияниям и поглощениям. Так называют человека, который помогает в слиянии или приобретении компаний. Тут сотрудник получает процент от сделки, а речь идет о суммах в миллионы долларов. Две сделки в год — и вы можете отдыхать всю оставшуюся жизнь. Но можно догадаться, что таких специалистов даже Ротшильду нужно от силы несколько человек, включая его самого и родственников. А главное, они должны быть невероятно опытными людьми преклонного возраста с непоколебимой репутацией в финансовых кругах. Как на такую должность попал молодой Макрон, неведомо. Но еще удивительнее, что проработав у Ротшильдов всего четыре года и выйдя на пик финансовой карьеры, он бросает столь прибыльное дело и идет в политику. Там он моментально — еще быстрее, чем у Ротшильдов — делает совсем уже умопомрачительную карьеру. Сначала он попадает в Елисейский дворец, где занимает высокую должность в администрации президента Олланда, а всего через два года получает должность министра экономики. Но и с должности министра экономики господин Макрон уходит сам, чтобы… принять участие в президентских выборах. Когда в ноябре 2016 он объявил о своем участие в предвыборной гонке, в стране не было ни одного политического обозревателя, который бы мог даже в состоянии сильного алкогольного опьянения дать хоть один шанс на успех такому кандидату. Сегодня Эммануэль Макрон без пяти минут президент.

Пятая республика умерла. Страна смело, но с ужасом смотрит в будущее. Франции нужны перемены. Какими они будут, никто не знает, ведь французская демократия самая старая в Европе, а потому абсолютно непредсказуемая. Одно можно сказать с уверенностью – Франция теперь долго будет лидировать в рейтинге международных новостей.

Иван Пырьев

93 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email