«(…) Сирийцы в социальных сетях передают друг другу цифру, которая за сутки вырастает, как на аукционе: 1800, 2400, 3000, 3500, 3800… это курс доллара по отношению к сирийскому фунту на следующий день после вступления в силу новых санкций США против режима Дамаска.

В конце прошлого года Конгресс проголосовал за «Закон Цезаря» — название происходит от псевдонима сирийского информатора, который представил фотоматериалы о множестве заключенных, умерших от пыток в сирийских тюрьмах, официальные сирийские СМИ осудили ужесточение санкций со стороны США как «экономический террор». Этот закон еще сильнее затягивает веревку на шее страдающей сирийской экономики. Но это далеко не единственное бедствие, с которым приходится сталкиваться режиму Башара Асада. Режиму не до того, чтобы наслаждаться своей военной и политической победой, так как ему мешают обрести покой катастрофы самого разного рода», — пишут журналисты Liberation Люк Матье и Хала Кодмани.

«Несмотря на то, что на этой неделе исполняется 20 лет со дня прихода Башара Асада на пост президента Республики, на котором он сменил своего отца, ему не удается отпраздновать итоги своей деятельности. После 9 лет войны, ставшей столь разрушительной для его страны, сегодня он столкнулся с беспрецедентными распрями в своем клане, который правит Сирией с 1970 года. На суд общественности оказалась вынесена его ссора с двоюродным братом Рами Махлуфом, на протяжении двадцати лет считавшимся одним из самых влиятельных бизнесменов Сирии, и это разделяет не только семью, но и алавитскую общину, пожертвовавшую десятками тысяч своих сыновей в борьбе за выживание режима», — указывают авторы статьи.

«(…) Еще одним достаточно существенным предметом беспокойства для режима является недовольство, выраженное двумя союзниками, которым он обязан своим выживанием: Ираном и Россией. «Мы дали Сирии где-то от 20 до 30 млрд долларов, и надо забрать их обратно», — заявил один иранский депутат, член комиссии Меджлиса (парламента) страны по национальной безопасности и внешней политике, в интервью, опубликованном 20 мая на официальном сайте Etemad Online. (…) А в России в прокремлевской прессе было опубликовано несколько статей, осуждающих коррупцию и некомпетентность власти в Дамаске», — пишет Libération.

«После 9 лет войны режим Башара Асада не сумел захватить всю сирийскую территорию. От него ускользнули две важнейшие зоны: северо-восток, управляемый курдской администрацией, и провинция Идлиб (северо-запад)», — говорится в статье.

«(…) Половина провинции Идлиб вышла из-под контроля. Ее отвоевание является приоритетной задачей Дамаска, начавшего наступление в декабре при поддержке России, но без поддержки Ирана, для которого данный регион не является приоритетным. Бомбардировки сирийских и российских самолетов привели к гуманитарной катастрофе, — замечает издание. — (…) С тех пор боевые действия и воздушные нападения, в основном, прекратились, хотя Россия в начале июня впервые за три месяца нанесла авиаудары. Они были направлены на то, чтобы не дать вооруженным группировкам приблизиться к трассе M-4. Существующее положение вещей вызвало протесты со стороны населения».

«(…) Протесты возникают также в регионах, контролируемых режимом. (…) Так произошло в провинции Дераа, откуда началось недовольство режимом в 2011 году. Регион уже считался «умиротворенным» с помощью «соглашения о примирении», заключенного при посредничестве России в 2018 году. Но вооруженные группировки появились вновь и стали устраивать мелкие атаки на проправительственные силы, — комментируют авторы статьи. — Такая постоянная нестабильность является проблемой для России. На юге Сирии уже видны признаки назревающего возмущения, отмечается в докладе Центра стратегических и международных исследований (CSIS), опубликованном в мае. Силы, выступающие за режим, могут столкнуться с такой же нестабильностью на северо-востоке, где суннитское арабское население, восставшее против режима Асада, не согласится на его возвращение».

Print Friendly, PDF & Email