Когда примерно девять месяцев назад к старинному замку, который служит виллой германскому канцлеру Ангеле Меркель, в солнечный июльский день подкатили два темных автомобиля, всего лишь горстка людей знала: приехал ведущий польский политик Ярослав Качиньский.

Отношения «правого» польского руководителя с Берлином до того натянуты и сложны, что публике не сообщали о состоявшейся встрече целых семь месяцев — покуда не пришел февраль, и Качиньский не упомянул о своей беседе с Меркель. Впрочем, он ограничился замечанием: разговор был «весьма секретным».

Ангела Меркель принимала в замке Мезеберг (Meseberg Schloß), находящемся на расстоянии 65 км от Берлина, многих политиков, но за все 11 лет ее пребывания у власти никто не наносил германскому канцлеру столь тайного визита, сообщает немецкий источник — некий человек, присутствовавший при встрече Меркель с Качиньским.

Сотоварищи Качиньского — члены партии «Право и Справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość (PiS)) — и его приверженцы отнюдь не испытали восторга по этому поводу.

«Немцы и поляки — «братья»? Надеюсь, пан Качиньский говорил не всерьез, иначе я больше ему не верю!» — говорит семидесятичетырехлетняя Ванда Левандовская (Wanda Lewandowska), сторонница партии «Право и Справедливость» («ПиС»). Нацисты истребили в годы войны многих ближайших родственников Левандовской.

Прилюдно Качиньский не зовет себя другом германского канцлера. Однажды он даже заявил: Меркель «больше всего желала бы подчинить» Польшу.

Однако «ПиС», возглавляемая Качиньским, стремилась наладить отношения с Германией — ибо чувствовала, что Польша остается в Европе всё более одинокой. Секретные переговоры с Меркель прошли через две недели после того, как Британия проголосовала за выход из ЕС, и Варшава лишилась главной своей союзницы среди крупных государств европейского блока.

Сегодня осведомленные официальные лица утверждают: встреча продлилась несколько часов. Собеседники совершили долгую прогулку по замковым садам, а затем отобедали, запивая подававшиеся блюда итальянским и немецким вином. Качиньский подарил Меркель картину: живописец запечатлел дом, где родилась мать Ангелы Меркель. Дом находится в городке, расположенном на землях, ставших после Второй Мировой войны польскими. В ответ Меркель подарила Качиньскому бутылку выдержанного вина.

После того, как Ярослав Качиньский обнародовал сведения о встрече с Меркель, межгосударственные отношения вновь осложнились. Хуже всего стали они в минувшем месяце, когда руководители ЕС дружно проголосовали за то, чтобы переизбрать бывшего польского премьер-министра Дональда Туска председателем европейских встреч на высшем уровне.

Партия Туска — основная соперница «ПиС», и разъяренный Качиньский обвинил Берлин в пособничестве неприятелю. Германское давление на голосовавших, заявил он, «оказалось всемогущим».

Между тем, польские правительственные источники говорят, что истинные отношения Варшавы со своим соседом и главным торговым партнером гораздо лучше, чем представляются широкой публике. Зачастую Польша замалчивает возникшее дружелюбие, чтобы не злить без нужды собственных «правых» избирателей.

«Мы всячески улучшаем отношения с Германией, однако приходится тщательно следить за тем, чтó становится известно широкой публике, а чтó нет, — говорит агентству Рейтер государственный источник, хорошо знакомый с польской внешней политикой. — Нелегкая задача…»

Немецкие официальные лица тоже отмахиваются от общественной критики, настаивающей на том, что Германия старается захватить и присвоить ведущую роль в европейском блоке.

«Будучи сильнейшим государством ЕС, мы должны… выучиться терпению и далеко не всегда отвечать на брань, — сказал агентству Рейтер один из германских министров. — Ибо если ответишь, станет еще хуже».

Есть, о чем потолковать

Обеим странам есть, о чем потолковать подробно и долго. Страны ЕС обвиняют партию Качиньского в отходе от демократии: «ПиС» утверждает свой контроль над судопроизводством и средствами массовой информации.

Польша хочет изменить соглашения, подписанные ЕС, наделить членов блока большей самостоятельной властью. Именно здесь поляки опирались прежде на Британию, свою наиболее влиятельную союзницу.

Бремя забот ложится главным образом на премьер-министра Беату Шидло (Beata Szydlo), верную сторонницу как своего партийного руководителя Качиньского, так и лучших отношений с Германией.

23 апреля, после открытия торговой ярмарки в Ганновере, Шидло и Меркель обсудили отношения между своими странами и прочими государствами ЕС.

Многие поляки, особенно «правые» приверженцы «ПиС», по-прежнему испытывают острейшую ненависть к немцам, порожденную Второй мировой войной. Правда, ненависти немного убавилось после крушения коммунизма, когда Германия всемерно помогла Польше вступить в ЕС.

Согласно проведенным опросам, сегодня добрая половина поляков, — а это вдвое больше, чем в 1993-м — глядит на Германию положительно. Но каждый пятый-четвертый по-прежнему не выносит немцев. Для сравнения: лишь каждый десятый не любит южных соседей — чехов и словаков.

Представители «ПиС» без устали напоминают народу о муках, испытанных Польшей в годы Второй мировой войны и нацистской оккупации. Не Берлину, говорят они, выступать с критикой в адрес Варшавы.

Между тем, если какая-то страна и пугает Польшу больше, чем Германия — так это Россия. Вторжение Москвы на Украину в 2014 году толкнуло Польшу в объятия Меркель. Польша требует санкций ЕС, направленных против России, стремится к усиленной связи с НАТО и США.

Теперь, когда Британия покинула Европейский Союз, эта связь делается еще важнее прежнего, сказал Николай фон Ондарца (Nicolai von Ondarza), сотрудник Германского института науки и политики (Stiftung Wissenschaft und Politik (SWP).

«По соображениям экономики и безопасности, польское руководство всячески ищет более тесных связей с ЕС — в особенности, с Германией, —  добавил он. — Это стало еще очевиднее после выхода Британии из ЕС».

По материалам зарубежной печати

300 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email