Состояние здоровья Махмуда Аббаса является самой большой тайной палестинского народа на текущий момент. Он, кстати, не первый палестинский лидер, скрывающий свою клиническую картину. Физическое состояние Ясира Арафата в конце его жизни также было делом первостепенной важности для руководства страны и разведывательных служб крупнейших государств мира. Всему виной структура государственной власти в Палестине. Некоторые ближневосточные эксперты в шутку сравнивают ее со сталинской. Все замкнуто на «раисе» (лидере). В случае его ухода с политической сцены начинается хаос и жестокая борьба за власть. Сегодня положение дел во власти и в самой Палестинской автономии, пожалуй, самое шаткое и непредсказуемое за всю историю современного Ближнего Востока. Палестинский народ после начала Арабской весны больше никого не интересует. Европа, США и крупнейшие региональные игроки забыли о Палестине напрочь, хотя на протяжении более полувека держали этот вопрос первоочередным на международной повестке дня. Крайне сложной является и обстановка внутри автономии. Махмуд Аббас занимает высшую должность в государстве бессменно с 2005 года. В конце прошлого года, впервые за многие годы, в столице автономии провели съезд движения ФАТХ, на который Аббас не пустил своих оппонентов, дабы консолидировать ускользающую от него партийную власть. В результате «раиса» вновь избрали на пост председателя, но говорить о демократии в партии уже никак не приходится. Но это еще не все.

Настроения среди народных масс представляют собой еще больший парадокс, нежели съезд ФАТХ, на который не пустили оппозиционных депутатов. Сектор Газа уже десять лет находится под контролем исламистов ХАМАСа, которых люди теперь люто ненавидят. Однако на Западном берегу реки Иордан, подконтрольном ФАТХу, ХАМАС стал пользоваться все большей популярностью на фоне коррупции и беспомощности ФАТХа. Такое переплетение народного недовольства сильно усугубило и без того крайне сложную ситуацию. Упомянутые территории находятся в непрестанном политическом движении и хаосе. Самым стабильным является сектор Газа, в котором все стабильно очень плохо. Блокада с обеих сторон, с египетской и с израильской, довела местную экономику до уровня 19 века. Люди пекут здесь питу и делают хумус – все. Больше никакой экономики в секторе не наблюдается. Живут на деньги родственников, работающих за границей, и на европейскую гуманитарную помощь, но живут бедно и тоскливо. Зато границы сектора Газы незыблемы, потому как никто не хочет сюда влезать. В 2006 году, после почти 40 лет оккупации, Израиль вышел из сектора и забаррикадировался на границе. Египет, владевший сектором до Израиля, не хочет иметь с ним ничего общего и также запечатал свою границу с палестинцами самым жестким образом. Жизнь в Газе напоминает скудное существование в переполненной людьми стеклянной банке. Это одно из самых перенаселенных мест на планете, да еще и пребывающее в блокаде.

Западный берег, в отличие от никому ненужного куска пустыни по имени Газа, является, пожалуй, самой желанной и дорогостоящей землей в мире.

А с границами Западного берега реки Иордан дело обстоит еще сложнее. Западный берег, в отличие от никому ненужного куска пустыни по имени Газа, является, пожалуй, самой желанной и дорогостоящей землей в мире. За каждый квадратный метр местной территории люди готовы платить огромные деньги и бороться до последней капли крови. Одни только названия расположенных здесь городов вызывают трепет у миллионов людей во всем мире: Иерусалим, Вифлеем, Хеврон. Израиль висит над Западным берегом, словно ястреб над самой желанной добычей за все время своего существования. В еврейском государстве Западный берег называют Иудея и Самария, дабы подчеркнуть тысячелетние исторические связи. Хотя эти связи уже даже не исторические — они доисторические, библейские. Однако делить территории в соответствии с библейскими текстами в наше время невозможно, хотя некоторые слои израильского общества и пытаются такой раздел устроить. И именно ценность западноиорданских земель рождает такое бескомпромиссное противостояние.

Недавно Махмуд Аббас в очередной раз попал в госпиталь. При каких обстоятельствах произошла госпитализация, естественно, никто не знает. Через некоторое время, когда в обществе стала нарастать серьезная напряженность, официальные власти сделали удивительное заявление о том, что господин Аббас попал в госпиталь исключительно с целью пройти очередной медосмотр. Палестинская независимая пресса, а также израильские СМИ тут же начали печатать мнения аналитиков о том, кто может заменить Аббаса на посту лидера партии и государства, а также что произойдет, если такого человека не окажется. Последний вариант развития событий особенно сильно волнует политических экспертов и аналитиков, поскольку он, очевидно, самый вероятный. Действительно, среди множества фигур на палестинской политической сцене никто не в состоянии крепко взять власть в Палестине в свои руки. Новый лидер, если его не застрелят в первые же дни, сможет удержать за собой разве что столицу Палестинской автономии Рамаллу, и то только потому, что большинство людей в городе — либо чиновники Палестинской автономии, либо ее охранники. До того, как в 1993 году сюда перебрался Ясир Арафат, Рамалла была обычной деревней. Даже сегодня здесь, в столице Палестинской автономии, проживает не больше 25 тысяч человек.

Хаос, который может возникнуть в послеаббасовской Палестине, заставляет многих уже сегодня готовить планы Б, которые пригодятся почти со стопроцентной вероятностью, причем в весьма недалеком будущем. Один из таких планов уже напугал немало людей на Ближнем Востоке своей радикальностью, с одной стороны, и реалистичностью, с другой. В мае этого года министр по делам Иерусалима Зеэв Элькин сказал следующее: «Палестинская автономия не переживет ухода Аббаса, потому что он уничтожил любое проявление политической культуры в автономии». Это вежливое изложение хода мысли израильских правящих кругов. Говоря прямо, правые элементы в Израиле уже рисуют планы аннексии Западного берега реки Иордан на момент, когда там наступит полный хаос и мировое сообщество, а также значительная часть местного населения, будут готовы на все лишь бы это остановить.

Тогда это была политическая сила планетарного масштаба, которая указывала, что делать правительствам таких стран, как США, Германия, Франция, Израиль и т.д.

Но все же имеется и другой вариант развития событий, реализация которого потребует значительного иностранного вмешательства. Нового лидера Палестинской автономии назначат извне. Извне его и поддержат самым решительным образом. Таких кандидатур предостаточно. К примеру, начальник службы безопасности Палестинской автономии Маджид Фарадж. У него прекрасные отношения со спецслужбами США, Израиля, Иордании и Египта, потому как он с ними очень тесно сотрудничает. Под его командованием находится самая мощная силовая структура на Западном берегу, и при наличии мощной поддержки со стороны всех вышеупомянутых государств мало кто из палестинских политических деятелей решится выступить против. Когда в прошлый раз в Палестине решался вопрос передачи власти после смерти Ясира Арафата в 2004 году, еще существовала Организация Освобождения Палестины (ООП), а само палестинское движение было монолитным и несокрушимым как гранит. Тогда это была политическая сила планетарного масштаба, которая указывала, что делать правительствам таких стран, как США, Германия, Франция, Израиль и т.д. Тогда, в 2004 году, кандидата на пост руководителя палестинского народа выбирали члены политического бюро ООП, каждый из которых был живой легендой. Даже если сегодня еще живы представители этой старой гвардии, былой политической силы они напрочь лишены. На смену политическим гигантам того времени пришли современные политические пигмеи в силу политики Аббаса внутри партии. Немалую роль в столь печальном положении дел с кадрами сыграли и радикальные изменения в мировой геополитической обстановке.

В ближайшее время мировому политическому сообществу придется сделать сложный выбор. Входить в палестинский тупик, конечно, очень опасно и мало кому хочется — здесь окопалось великое множество террористов с многолетним боевым опытом и непредсказуемыми требованиями. Но другого выхода, похоже, не будет. Либо принять палестинский хаос со всеми последствиями, либо вплотную заняться палестинским вопросом. Третьего не дано.

Вадим Глушаков

25 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email