Следящий за новостями житель Украины, помимо сообщений о политических играх в Киеве и коварных действиях РФ, постоянно встречает тревожащие известия о преступлениях, которые совершают «атошники». И если политика до сих пор воспринимается как нечто вроде балагана в студии Савика Шустера, а сообщения о российской угрозе за четыре года превратились в привычный фон, то напоминания об опасности исходящей от военнослужащих — это совсем другое дело. Они всё глубже заводят общество в водоворот стресса и недоверия. Для того, чтобы проникнуться атмосферой, которая практически осязаемо накаляется, достаточно оценить заголовки новостей, ссылки на которые размещены в этой статье. И это то, что мы могли прочитать только за февраль-начало марта.

На учасника АТО, який зарізав двох чоловіків, чекає 14 років в’язниці

О непростой психологической обстановке, в которой живут нынешние и бывшие участники войны, по хитрому плану названной АТО, не писал, пожалуй, только ленивый. Соответственно, представление об «атошнике» как о человеке с душевными проблемами уже прочно вошло в медиапространство, а следом — и в общественное представление. Как будет развиваться ситуация, может подсказать история других государств. Выводы, надо сказать, неутешительные.

Військовослужбовець на Тернопільщині вбив пенсіонерку та її доньку (фото)

В условиях, когда в войне участвуют практически все граждане, причастность к событиям не становится каким-то особым маркером. В Великой Отечественной так или иначе принимало участие всё население СССР. Хорваты в девяностые тоже были милитаризованы до зубов. В этих условиях нет смысла говорить о какой-то «партии фронтовиков» после или во время конфликта. Поэтому НСДАП в Германии начала ХХ века могла опираться на солдат, прошедших фронты Первой мировой, а после Второй — возможности формирования в ФРГ какого-то специального политического движения из бывших военных не было. Немецкий пример мы ещё вспомним.

На Сумщине АТОшник убил двух людей | Сумські Дебати

Войны во Вьетнаме и в Афганистане затронули всё население этих стран. Но для воевавших там сверхдержав это были, по сути, локальные конфликты. Со стороны США через войны в Азии прошло примерно 2,5 миллиона человек, от СССР в Афганистан отправилось, по разным оценкам, от 500 до 900 тысяч. Это много, но данные числа составляли до 1% населения страны. Эти люди никогда не формировали значительной части общества. Ветераны этих войн были стигматизированы и испытывали сложности с адаптацией к мирной жизни. Они не могли самостоятельно задавать политическую повестку в своих странах.

Боец АТО зарезал мужчину на автобусной остановке в Киеве

Если верить официальным лицам в Украине, статус участника АТО получили 324 тысячи человек. Это составляет около 1.0% современного населения Украины, или 2.0% от активного. Этого недостаточно, чтобы побеждать парламентскими методами, особенно в условиях, когда деньги и СМИ находятся в руках привычных элит. Но этого достаточно, чтобы осуществлять силовое воздействие. В США и СССР были национальная гвардия и внутренние войска, которые в войне не участвовали и не чувствовали сопричастности ветеранам, а значит, были готовы защитить правящий режим. В Украине соотношение сил для власти не такое радужное. Но что может вызвать желание ветеранов выступить против установившейся политической системы?

Боец «Азова», который перерезал горло прохожему в Мариуполе, отделался штрафом

Вьетнам дал название одноимённому синдрому, у нас по аналогии использовался термин «афганский синдром». Центральной составляющей этих поствоенных синдромов было отчуждение общества, которое выражалось словами «Мы вас туда не посылали». Конечно, отчуждение было в немалой степени вызвано плохими результатами в войнах – никто не хочет ассоциировать себя с неудачниками. Естественно, это крайне оскорбительно для ветеранов. Намёки на невостребованность их жертв воспринимаются ветеранами как нестерпимая несправедливость, а это сильнейший мотиватор.

В Кропивницком военный убил вилами жену и тёщу

Разобщение и настороженное отношение общества и участников боевых действий друг к другу — не будущая угроза, а свершившийся факт. Об этом свидетельствует то, как армейские официальные лица комментируют преступления своих бывших и нынешних подопечных. Да, говорят они, нехорошо резать прохожих, но они сами виноваты. Не надо было оскорблять и провоцировать. С точки зрения пиара подобные заявления являются полным безумием. Для обычного человека несколько неосторожных слов и удар ножом в сердце — это вещи совершенно несопоставимые. Но не на общество, а на других военнослужащих направлены эти оправдательные комментарии. Фактически, это заявления вроде «ребята, мы на вашей стороне, а не стороне этих тыловых крыс». Апелляции к некоей стороне означают, что эта сторона уже существует. Вопрос в том, как скоро она вполне оформится. Взаимные обиды этот процесс только ускоряют.

Стало известно, почему бывший АТОшник на Киевщине стрелял из автомата и бросал гранаты в соседей (фото, видео)

Тут говорилось о Германии после Первой мировой войны. Украинская ситуация слишком похожа на происходившее тогда в этой европейской стране. Существует большая группа украинских граждан, объединённых по признаку участия в войне. У них есть основания ощущать себя несправедливо оскорблёнными. Они знакомы с насилием. Их пытаются использовать политики вроде Семенченко или Саакашвили, которые в своих интересах нагнетают разобщение между «атошниками» и властью, а попутно и с обществом («быдломассой»).

В этой обстановке в любой момент может произойти событие, которое станет последней каплей. Что это будет — убийство Хорста Весселя или беспредельный арест Владимира Рубана — мы не знаем. Но если мы не признаем, что «атошники» часть общества и что общество убивает само себя, то получим самый дурной сценарий, при котором верящие в насилие возьмут в свои руки власть и приведут страну к закономерному краху. Правда, чтобы это сделать, придётся дать голос и той части общества, которая сейчас его лишена.

Евгений Селяков

Print Friendly, PDF & Email