Большинство людей уверены, что американская медицина лучшая в мире. И это, в действительности, серьезное заблуждение. Медицина в США не лучшая, а самая дорогая в мире. Минуя голословные пояснения, просто изложим несколько цифр. Соединенные Штаты Америки тратят на медицинское обслуживание 17% ВВП страны. Самой развитой в Европе стране — Германии — медицина обходится в 11.8% ВВП, а соседней с Америкой Канаде — 11.6%. При этом и в Германии, и в Канаде бесплатное медицинское обслуживание полагается всем без исключения, в то время как в США треть населения вообще не имеет медицинского страхования, а остальные – кто как может: у кого страховка получше, у кого похуже. Среди всех развитых стран мира только в США тысячи людей ежегодно умирают от аппендицита или воспаления легких, становятся инвалидами или хроническими больными, потому как, не имея страховки, просто не могут пойти к врачу. По продолжительности жизни Америка занимает 50-е место в мире, по детской смертности — 48-е место, по медицинским расходам на душу населения — 1-е место в мире. Переведем вышеупомянутые 17% ВВП в обычные доллары. В 2016 году США потратили на медицину 3.2 триллиона долларов. Для сравнения, на оборону в том же году было истрачено 600 миллиардов. Скажем больше, на одно только лечение всех форм склероза в США потратили на 20 миллиардов больше, чем на все вместе взятые оборонные расходы. Вооруженные силы США сегодня самые мощные в мире. Они ведут военные действия на четырех фронтах в самых дальних уголках планеты. Они сдерживают врагов демократии по всему миру от Кореи до Сомали. Одиннадцать авианосных групп ВМС США бороздят мировые океаны, зорко следя за порядком. Самые совершенные и невероятно дорогие истребители F-35 стоимостью 100 миллионов долларов каждый заступают на боевое дежурство на 130 американских зарубежных базах, за каждую из которых нужно платить аренду космических величин. И все это обходится американскому бюджету в 600 миллиардов, а лечение склероза стоит 620. Что-то не так в Датском королевстве. Либо с армией проблемы, либо со склерозом. Судя по многочисленным внешнеполитическим заявлениям, с армией в США все в порядке. Значит, есть проблемы со склерозом или, точнее, с его лечением, а еще точнее, со стоимостью лечения склероза. Под склерозом имеются в виду дома престарелых, в которых коммерческая медицина занимается финансовой тиранией. Этим же занимаются и другие врачи, в этом сегодня у американцев нет никакого сомнения, а потому здравоохранение стало в США самой главной темой для народного волнения.

В Украине в 2016 году аналогичные траты выглядели следующим образом: на медицину наше продвинутое, демократическое, всенародно избранное правительство потратило 57.2 миллиарда гривен, а на оборону 92 миллиарда гривен. Итого, совсем простым языком: в США на медицину потратили в шесть раз больше, чем на оборону, а в Украине на оборону потратили почти в два раза больше, чем на медицину. Наше демократически избранное правительство (которое мы сами выбрали), однако, заявляет, что денег в бюджете нет, и потому проводит медицинскую реформу. Это означает, что таких больших средств, как 57.2 миллиарда гривен, на медицину оно тратить больше не собирается. Будет меньше. Сколько, не говорит — наше правительство о своих реформах ничего конкретного вообще никогда не говорит. А вот об оборонной реформе наше демократическое правительство даже не задумывается, то есть ее не предвидится. Они говорят только о войне — до победного конца, до последней капли нашей крови. Кстати, если война окончится, то реформу вполне можно провести – вдвое уменьшить оборонный бюджет, вдвое увеличить медицинский. Но такую реформу у нас вряд ли кто сделать осмелится, потому что в украинском парламенте ни одного врача, зато две дюжины комбатов, три дюжины добровольцев, полсотни всякого бывшего военного люда, и весь парламент набит патриотами до самого последнего кресла на галерке. Они нам сделают оборонную реформу, ждите.

Постоянные изменения как на государственном, так и на коммерческом уровне то и дело оборачиваются финансовыми потерями для владельцев полисов.

Но вернемся к американской медицине. Американские врачи вышли из-под финансового контроля уже давно. Эксперты указывают на 80-е годы прошлого века, как на время, когда цены на медицинские услуги начали постоянно расти. Если среднегодовая инфляция в стране составляла, к примеру, 3%, то рост стоимости медицины мог составлять 10%. Такая тенденция всего за одно поколение разрушила спокойствие в обществе. Медицинская страховка стала одним из самых главных факторов при устройстве на работу, а для тех, кто работал на себя или не получил заветного документа от работодателя, приобретение медицинской страховки оставалось вторым по размеру расходом после оплаты жилья. Люди, разумеется, пытались сэкономить, за что потом горько расплачивались. Попав в медучреждение, пациент выяснял, что его «экономная» страховка многого не покрывает, и сбережения последних лет улетучивались за пару дней лечения. В тонкостях страховой медицины в США крайне сложно разобраться. В отрасли работают сотни страховых компаний, и чтобы понять, о чем говорят условия приобретенного полиса, надо быть, как минимум, врачом и юристом. В Америке существует даже такая профессия, как брокер по медицинским страховкам, и большинство американцев пользуются этими услугами, особенно пожилые. Постоянные изменения как на государственном, так и на коммерческом уровне то и дело оборачиваются финансовыми потерями для владельцев полисов. Иными словами, медицинская страховка проблем с оплатой врачебного труда не решает, а только смягчает их в некоторой степени.

Проблемы с медициной к началу девяностых годов прошлого века в США стали настолько большими, что ими пришлось заниматься президенту страны, Биллу Клинтону. С тех самых пор здравоохранение не сходит с повестки дня ни у одного американского президента. Господин Клинтон сделал здравоохранение главным приоритетом своей предвыборной кампании 1992 года, дав американскому народу, напуганному американской медициной, множество обещаний исправить положение. После избрания на должность президента, Клинтон назначил куратором реформы здравоохранения свою жену Хилари. Однако ничего у них обоих не вышло. На борьбу против реформы единым фронтом выступили все медики, страховые компании и американские консерваторы. Клинтоны нашли очень слабую поддержку своим начинаниям. Всему виной стала американская демократия. Политические и общественные деятели, которые поддерживали саму идею реформирования здравоохранения, видели ее по-разному. Но сложности возникли большие, и решение требовало серьезных уступок и совместных действий сторон. На это американские политики оказались неспособны. Карьерный рост, личные амбиции и убеждения, даже самые нелепые, были превыше всего. Крайне демократическое устройство общества позволяет всем им иметь свое непоколебимое мнение. Единый фронт противников реформирования здравоохранения и разброд среди тех, кто реформирование поддерживал, привели к полнейшей неразберихе на протяжении всех восьми лет правления президента Клинтона. Все намерения обернулись огорчением для американцев, ощутивших себя бессильными перед системой.

Затем последовали восемь лет сизифова труда по внедрению реформ в американскую жизнь, после чего на президентских выборах победил Трамп, а не Клинтон, и все медицинское реформирование рухнуло в одночасье.

Вторая серьезная попытка осуществить медицинскую реформу пришлась на годы правления следующего президента-демократа Барака Обамы. Он так же, как и Билл Клинтон, сделал реформу здравоохранения краеугольным камнем своей предвыборной кампании. Затем последовали восемь лет сизифова труда по внедрению реформ в американскую жизнь, после чего на президентских выборах победил Трамп, а не Клинтон, и все медицинское реформирование рухнуло в одночасье. Теперь в Конгрессе идут затяжные дебаты о том, что делать дальше. Обамовскую реформу республиканцы с трудом, но добивают, хоть особых улучшений она и не принесла. Тем временем аппетиты медиков в США не знают жалости к соотечественникам. Рост цен на медицинские услуги в стране в 2016 году составил 5.8%, в то время как инфляция только 1.5%. В 2015 году цифры были похожими — 5.3% против 1.6%. Иными словами, стоимость американского лечения растет в три-четыре раза быстрее доходов американских граждан. И так продолжается уже много лет. Остановить американских врачей не может никто. Нет в США такой политической силы, которая была бы в состоянии обуздать их безграничную любовь к деньгам. На кону стоит 3.2 триллиона долларов в год. Все рассказы о могуществе американского военно-промышленного комплекса с его жалкими 600 миллиардами долларов становятся смешными в сравнении с бюджетом людей в белых халатах.

После прихода к власти президента Трампа, разгрома реформ Обамы и тупика в Конгрессе, кажется, что никакого решения в ближайшие годы не предвидится. Но это не совсем так. Финансовое бремя здравоохранения уже превысило возможности американского народа, а избрание президента Трампа показало, что в стране возможно любое политическое безумие. Поэтому в один прекрасный день страну могут наводнить антиврачебные бунты, а следующего президента выберут только с одним условием – разобраться с этой медицинской мафией.

Вадим Глушаков

25 просмотров всего, 9 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email