Ноам Хомский: …Надеюсь, конечно, что все это уже уничтожено — по крайней мере, как составная часть целого… А для меня все начиналось тревогой по поводу неотвратимо (так я думал) ширившегося фашистского движения. Австрия и Чехословакия, потом Испания: Толедо, Барселона… Все выглядело весьма внушительно: испанскую революцию пресекли в феврале 1939-го и, казалось, чума будет распространяться. Тогда было очень страшно.

Ведущая: Считаете ли вы, что возможно говорить о подъеме фашизма в Соединенных Штатах, — что к США вообще применимо слово «фашизм»?

Ноам Хомский: М-м-м… «Фашизм» превратился в некое слово-пугало… Многие стороны фашизма просто незаметны с первого взгляда, но таятся они под самой поверхностью. Оглянитесь, для примера, на 1940-е годы. Роберт Брэди (Robert Brady), великий политический экономист правого толка, написал книгу «Бизнес как система власти» (Business As a System of Power). Там он утверждает: во всех странах, где существует капиталистическая экономика — вернее, так называемая капиталистическая экономика: тут правомернее говорить о государственном капитализме — идет известное развитие в сторону фашистских установлений, фашистских учреждений.

Конечно же, не шло речи о концентрационных лагерях и крематориях — автор писал просто о природе учрежденческих структур. Однако не слишком ошибался.

Теперь поглядите на то, что в 1980-х постепенно заслужило себе название «дружелюбного фашизма» (friendly fascism). Возникали фашистские государства, не строившие крематориев — ибо крематории отнюдь не стержневая, неотъемлемо важная составная часть фашистского правления. Вспомните: на всем протяжении 1930-х гг. Запад весьма благосклонно взирал в сторону тогдашних фашистских режимов. Рузвельт отзывался о Муссолини как о «восхитительном итальянском джентльмене», которого сбивает с пути истинного Адольф Гитлер…

В 1932 году один из ведущих деловых журналов — если правильно помню, «Форбс» (Forbes), напечатал передовицу, озаглавленную «Макаронники поднимаются на ноги!» А именно: «Италия крепнет благодаря Муссолини, поезда ходят строго по расписанию!» И так далее, и тому подобное…

Деловые круги были к фашистам достаточно дружелюбны. Даже под конец 1930-х Государственный департамент США не поддерживал Гитлера открыто, но заявлял: мы охотно терпим германский нацизм, поскольку Гитлер служит своего рода умеренной преградой между крайностями левого и правого толка. Только и слышалось тогда: он сокрушает рабочее движение? — отлично. Избавляется от коммунистов и социалистов? — прекрасно. Крайне правые, ультранационалистические элементы берутся под контроль? — очень хорошо. На Гитлера смотрели вполне благосклонно.

Всего изумительнее случай Джорджа Кеннана (George Kennan), великого и почитаемого дипломата. Он служил в Берлине американским консулом. И даже в 1941 году продолжал писать вполне сочувственные отчеты о Гитлере и его политике: дескать, не будьте чрезмерно строги к фюреру, далеко не всё уж так плохо при нем…

Мы связываем фашизм с чудовищными рассказами о массовом истреблении евреев и тому подобным. Но в былые, давние дни фашизм воспринимали совсем иначе. Британское деловое сообщество брало сторону Гитлера еще более явно, чем сообщество американское. С Гитлером, говорили британцы, можно вести хороший бизнес. Тогда существовали огромные государства, которыми заправляли дельцы — и они смотрели на Гитлера как на свою опору в Германии. Потому что… Гитлер создал нечто похожее на всеобщую трудовую занятость, соблюдал свои долговые обязательства, расходовал средства на военные нужды… А еще он одерживал победу за победой.

Можем ли и мы скатиться в туже сторону? Ведь уже признают… Почитайте официозные американские журналы — они задаются вопросом: «А нельзя ли внедрить элементы “дружелюбного фашизма” и на почве таких государств, как США»?

Ничего нового. Лет примерно десять назад в одном из главных официозных журналов, “Foreign Affairs”, опубликовали статью Фрица Штерна (Fritz Stern), одного из крупнейших немецких историков, занимающихся историей самой Германии. Статья звалась «Нисхождение к варварству» (Descent into Barbarism). Автор перечислял причины, по которым Германия, вознесшаяся в 1920 годы на высочайшую, по-видимому, вершину тогдашней западной цивилизации, десятью годами позднее скатилась в глубочайшую историческую бездну…

А писал он с оглядкой на Соединенные Штаты. Заметьте: писал во времена Буша, не сегодня. И говорил… то есть, не говорил, что Буш подобен Гитлеру, но спрашивал: не время ли обратить внимание на известные признаки? И продолжал: иногда мне страшно за страну, избавившую меня от нацизма…

Print Friendly