Вместо тюремной камеры – электронный браслет. В Украине планируют заменять меры пресечения для подозреваемых на более лояльные. Так – разгружать тюрьмы и следственные изоляторы. Ведь, например, Лукьяновское СИЗО в Киеве «забито» на 99 процентов. За таким количеством подозреваемых и уследить трудно. А о том, чтобы их прокормить, а тем более вылечить – и речи быть не может.

В Минюсте подсчитали: если не «закрывать» подозреваемых за решёткой, а обязывать их носить средства слежения – это сэкономит средства налогоплательщиков. А украинскую пенитенциарную систему приблизит к европейской. Основная цель которой – не наказать преступника, а научить и помочь социализироваться. 

О таком опыте не понаслышке знают в Нидерландах. Посёлок Винхаузен – всего в нескольких километрах от Северного моря. Тут находятся сразу три тюрьмы. «Норгерхавен» – самая известная из них. Целый год в ней принимали иностранных заключённых – «туристов» из Норвегии. Власти стран подписали договор, и голландцы освободили тюрьму для норвежских преступников. Всё потому, что своих – просто не хватало. 

Руководил тюрьмой во время импорта заключённых голландец Ян Рулоф Ван Дер Спол. Во время экскурсии по тюрьме рассказал, что сложнее всего было работать по норвежским законам.  «Наша, голландская система, более жёсткая. Если нидерландский преступник нарушает правила тюрьмы – надзиратель должен реагировать сразу. А по норвежским законам – права преступника нарушать не могут. Надзиратель сначала должен написать рапорт вышестоящему руководству. И только через несколько месяцев расследования, возможно, нарушителю попадёт какое-то наказание».

Ян Рулоф прогуливается со мной по территории тюрьмы. Тут уже снова сидят голландцы, 242 преступника. Среди них и убийцы, и насильники. Здание тюрьмы старинное, а внутренний двор тут больше напоминает парк с высокими деревьями – его размер не меньше четырёх футбольных полей. Минимум 2 часа в сутки заключённые проводят на улице. Для них тут скамейки и волейбольная площадка. Директор тюрьмы говорит, что такая атмосфера нужна для того, чтобы заключённый чувствовал себя отдохнувшим. А свежий воздух снимает стресс.

Корпуса тюрьмы изнутри оббиты вагонкой. В одном из них – спортивная площадка с тренажёром для скалолазания и баскетбольным кольцом. На этаж выше – спортзал с новенькими тренажёрами, гантелями и беговыми дорожками. Тут работает тренер. Заниматься заключённые могут в свободное время – это бесплатно. 

 «У заключённых есть право выбора. Это необходимо для того, чтобы, находясь в тюрьме, они реабилитировались. И планировали свою жизнь на свободе.» – рассказывает Ян Рулоф. Заключённые могут даже воспользоваться компьютерным классом – в свободном доступе сайты по поиску работы. А преступники-иностранцы могут ходить в школу на занятия по изучению нидерландского или английского языка.

Но тут не курорт, уверяет экс-директор тюрьмы. У заключённых есть обязанности. После 17.00 вечера все они должны быть закрыты в камерах. Кстати, они тут только одноместные. Ян Рулоф Ван Дер Спол говорит, что это принципиально. Мол, у человека должно быть личное пространство. С 7.00 утра заключённые работают на фабрике по соседству: шьют полотенца. За это им платят 76 центов в час. Это примерно в 10 раз меньше, чем минимальный заработок в Европе. Но на эти деньги заключённые могут заказать еду, сигареты или оплатить каналы на телевизоре в своей камере. Можно положить деньги на счёт, чтобы звонить родственникам. 

Приблизительно за месяц до выхода преступника на свободу с ним начинает работать психолог. Это обязательно. Специалист должен удостовериться, что заключённый готов к жизни в социуме. 

Вернуться в тюрьму желающих немного. В Нидерландах всего 10 процентов рецидивистов. А за последнее десятилетие уровень преступности упал почти вдвое. Секрет – именно в реабилитационной задаче тюрем, уверены  в пенитенциарной службе. А ещё – в лояльной системе наказаний. Для незначительных правонарушений или махинаций с финансами суд скорее выберет внушительный штраф или общественные работы. В тюрьму же попадают в основном убийцы, насильники, бандиты. Те, кто, по мнению суда, нуждается в помощи специалистов и социальной реабилитации.

За последние 10 лет в Нидерландах закрыли почти четверть всех тюрем: в них просто некому сидеть. В следующем году планируют закрыть ещё четыре тюрьмы. Теперь у голландцев новая проблема – куда трудоустроить всех надзирателей и работников пенитенциарной системы. Они уже начинают переквалифицироваться. 

Олег Решетняк

 

Print Friendly, PDF & Email