Der staatspolitische Wirkung dieser Erklärung sei in ihrer Bedeutung gar nicht zu unterschätzen, betont LANC: ‘Renner hat damals einen in der Bevölkerung weit verbreiteten Gedanken aufgegriffen. Период с 1945-го до июня 1947 года – наверное, самый тяжелый в послевоенной Австрии.

Учтем, что речь идет о стране, пережившей военное поражение, униженной, а миллионы ее граждан не вернулись с фронта. Да, нет бомбардировок, нет боев. Но на земле Австрии чужие солдаты – советские, американские, британские, французские, их надо кормить, а сами они далеко не всегда ведут себя безупречно. Без работы — полмиллиона австрийских военнопленных, вернувшихся домой к 1949-му. Страна наводнена беженцами, немцами, бежавшими из Чехословакии, Силезии и Восточной Пруссии. Их количество в 1946-м — 1,6 млн. человек.

Вена разрушена. Собор святого Стефана в руинах. Без крова над головой — минимум 300 тыс. человек. Экономика упала на 30% в 1946-м. На востоке страны в нерабочем состоянии 60% железнодорожных путей, включая стратегические мосты через Дунай, на западе – 30%. Хотя железные дороги в Альпах удается запустить быстро, ибо они электрифицированы, и есть работающие ресурсы гидроэнергетики, но силезского угля нет, как и в годы перед аншлюсом. Расцветает «черный рынок», мечта мародеров, наручные часы обменивают на американские сигареты и русскую тушенку. Процветает грабеж и скупка за бесценок предметов антиквариата.

В таких условиях начинает действовать правительство Леопольда Фигля. Реннер стал президентом страны.

О позиции СССР того времени я уже говорил, рассказывая о меморандуме Литвинова. Согласно этому документу, Австрия предполагалась нейтральной. Да, скорее всего, Сталин стремился к захвату власти австрийскими коммунистами, но нейтралитет оставался планом «Б».

В январе 1946-го недоверие СССР к Реннеру насколько усилилось, что главнокомандующему советской зоны Коневу приказали сказать об этом публично. На заседании Союзнического совета он сообщил о планах австрийского правительства создать австрийскую армию и о словах Реннера на секретном заседании австрийского правительства 6.12.1945-го: «Австрия станет самостоятельной лишь с момента оставления ее войсками союзников, поскольку военная оккупация существует не для нашей безопасности и не для чистки от нацистов, а по причине равновесия сил. Армия – это орудие в руках политики государственного руководства. Австрия – маленькая страна, все ее соседи значительно сильнее. Будущая война начнется с того, на чем кончила последняя. Выиграет то государство, у которого наибольший военный и промышленный потенциал и наибольшее пространство для вооружения».

Не один раз при написании этой статьи мне приходила в голову мысль: в отличие от Украины, Австрии повезло.

Ей повезло с Реннером, который смог просчитать ход мыслей Сталина, переиграть его и не боялся рисковать. Ей повезло со всеми австрийскими политиками, работавших вместе с Реннером – с Леопольдом Фиглем и Адольфом Шерфом, ставшим вице-канцлером.

Повезло Австрии еще и в том, что весь массив исторических фактов свидетельствует: США начали плотно заниматься этой страной только в феврале 1946-го. У Реннера и его коллег был почти целый 1945-й год, когда им приходилось учитывать только интересы СССР.

Какова в это время позиция США?

Они заняты в основном Германией. Историки доказали, что с 1946-го в США на уровне госдепартамента и Минобороны начинают разрабатывать концепцию национальной австрийской армии. Военные США опасаются захвата власти коммунистами и потери Австрии в случае подписания мирного договора. Но эти планы не были реализованы.

Военные и дипломаты США в исходили из того, что нейтралитет для Австрии ограничивал ее суверенитет. Госдепартамент США был согласен на нейтрализацию Австрии, если ей будет предоставлена возможность выбора страны-поставщика оружия для будущей австрийской армии. Предполагалось, что в случае военного конфликта Восток — Запад Австрия, вооруженная США, автоматически перейдет в лагерь стран НАТО. США возражали против статьи, запрещающей допуск иностранных специалистов в вооруженные силы Австрии.

Американцы в феврале 1946-го на сессии Совета министров иностранных дел (СМИД) к тому времени еще союзников, в Париже поднимают вопрос о будущем проекте австрийского договора, т.е. о том, кто будет контролировать Австрию. 26.04.1946-го Томпсон, руководитель американской делегации, вручил своим коллегам по переговорам предложения по договору. СССР выступил против, его позиция была еще не готова. 26.06.1946-го состоялась еще одна попытка презентовать договор, на этот раз британцев.

Начались споры. СССР не устраивало то, что в проектах Запада не решались три вопроса: порядок передачи Австрии бывшей германской собственности, порядок и сроки вывода союзнических войск с ее территории и запрет аншлюса с Германией. 12.12.1946-го принимается решение приступить к совместной разработке договора всеми странами-победительницами.

Карл Реннер: за Австрию и против Москвы и Вашингтона

Пока союзники заняты планами, держат в Австрии войска и думают, что с ней делать, исходя из своих интересов, Реннер и формулирует, и реализует национальные интересы Австрии.

Сказав в сентябре 1945-го о том, что «Австрия будет ориентироваться на новую страну, чувствуя, что нашла верный путь и что со всеми прежними тенденциями к аншлюсу – то есть к зависимости от Будапешта, Рима, Берлина или Москвы – навсегда покончено», подчеркнув, что «Австрия должна маневрировать», Реннер к январю определяет главную задачу: «Австрия станет самостоятельной лишь с момента оставления ее войсками союзников».

Слова Реннера можно передать и точнее. Чтобы Австрия стала самостоятельной, когда ее оставят войска союзников, маневрировать должен сам Карл Реннер.

Как выглядит ситуация в его стране его глазами?

Австрия под внешним управлением. Союзники контролируют остатки экономики. В стране гиперинфляция. Выкручивайся, как можешь.

Величайшая заслуга Реннера – та, что он, в отличие от канцлера ФРГ Аденауэра, не пошел на раскол своей страны. Да, советская зона оккупации с центром в Вене – самая развитая в экономическом отношении часть страны и невозможно отделить западные земли и создать там что-то вроде ФРГ, оставив восток на произвол судьбы.

Судьба разделенной Германии демонстрирует нам и другой пример: экономические интересы, как и судьбы народа не являются решающими факторами для принятия политических решений. Решающий фактор: роль личности в истории.

Упрямство Аденауэра, его недоверие к собственному народу совпало с желаниями США укрепить ФРГ и добиться членства этого государства в НАТО. Упрямство Реннера и австрийских политиков после него позволило удержать единство Австрии.

Реннер и руководитель правительства Фигль уже 30.11.1945-го, т.е. всего через два дня после выборов и за три дня до формирования правительства проводят денежную реформу. Рейхсмарки и временные шиллинги обмениваются на новые шиллинги по курсу 1:1.

Чего добиваются австрийцы? Введение шиллинга отсекает от финансового рынка страны все рейхсмарки происхождением с территории Германии. Историки подсчитали, что до ноября 1945-го в обращении на территории Австрии находилось 7,7 млрд. рейхсмарок, оставшихся от гитлеровского режима, и 1 млрд шиллингов, выпущенных объединенной военной администрацией. Поэтому рост цен и составил 850% по отношению к 1937-му. Разгулялся «черный рынок, в августе 1945 г его цены были в 264 раза выше, чем в системе нормированного распределения.

Денежной реформой была остановлена импортируемая инфляция, цены черного рынка снизились. Но для стабилизации и, тем более, развития экономики этого было недостаточно.

Реннер играет с американцами. Летом 1946-го администрации всех трех западных государств передают бывшую германскую собственность в своих зонах в управление местным властям. Но не СССР.

Реннер и Фигль играют со Сталиным. В июле 1946-го в Австрии принят закон о национализации. Он касался предприятий металлургии, машиностроения, химической промышленности, шахт и трех крупнейших банков.

Реннер и Фигль национализацией «убивали» но не двух, а четырех зайцев.

Во-первых, социалист Реннер демонстрировал свой социализм, забирая частную собственность в государственную. Во-вторых, национализировалась собственность, принадлежащая в Австрии немцам, оставшимся в Германии. В-третьих национал-социалисты, которые к тому времени, конечно, сидели тише воды, лишались легальной финансовой основы. В-четвертых, СССР не мог протестовать. А как прикажете это делать Сталину, если формально Реннер проводил то, что и Ленин после революции?

Но Реннер понимал, что рискует. Он понимал, что действует против Сталина. Согласно современным историческим исследованиям, в 1946-м узкий круг высших должностных лиц Австрии принимает решение о вывозе на Запад под предлогом устройства выставки крупной партии художественных ценностей. Предполагалось, что в случае насильственного установления в стране коммунистического режима эти ценности помогут обеспечить финансовые основы функционирования австрийского правительства в изгнании.

Сталин, к тому времени уже конечно понимал, кто такой Реннер и к чему он ведет. СССР отказывается отдать контролируемые  предприятия. Нефтяную и нефтеперерабатывающую промышленность возвратят Австрии только в сентябре 1955-го, после подписания государственного договора. До 1955-го ССР контролировал 2/3 австрийской нефти, и австрийцы импортировали энергоносители.

Финансовая основа нейтралитета

Сразу после формирования правительства Фигля США отказываются от репараций со сторону Австрии. В 1946-м США оказывают ей экономическую помощь: несколько кредитов в $200 млн. Это продукты питания, промышленное оборудование. США освобождают блокированные во время Гитлера австрийские счета, возвращают Вене находившиеся в Германии золотые резервы Австрийского нацбанка. Историки пишут, что реально вернули, меньше половины австрийского золота. После подписания 28.06.1946-го второго соглашения о союзническом контроле над Австрией, ее правительство заключает договор об экономическом сотрудничестве с США в одностороннем порядке, без согласования с СССР, Великобританией и Францией.

С июля 1948-го в отношении Австрии задействован «план Маршалла». Она — единственная страна в мире, где есть советские войска и работают американские деньги. Австрия до 1953-го по «плану Маршалла» получает около 962 миллионов долларов. На нее распространяется и программа «Garioa», о которой я писал в статье о несостоявшемся нейтралитете Германии. Правда, историки называют несуразно маленькую сумму, полученной Австрией по «Garioa» — всего 131 млн. долларов.

Удалось остановить инфляцию, наполнить рынок товарами, в Австрии восстанавливается нормальный ход хозяйственной жизни.

Много или мало для Австрии – почти миллиард долларов? Очень много. По «плану Маршалла» страна получила 97 долларов на душу населения, что больше, чем другие страны, в пересчете на душу населения — в семь раз больше, чем ФРГ. В сегодняшних ценах миллиард тогдашних американских долларов для Австрии – почти 13 млрд. долл.

Вячеслав Пиховшек

Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 6.
Часть 7.
Часть 8.

Print Friendly, PDF & Email