Кандидат в президенты Франции от крайне правых сил Марин Ле Пен встревожила инвесторов своим намерением вывести страну из еврозоны и реденоминировать государственный долг в новую национальную валюту с хорошо знакомым названием — франки. И хотя опросы показывают, что шансы на победу крайне правых сил во Франции невелики, единая валюта остается под ударом.

Крупнейшие торговые партнеры Германии — Франция и Италия — переживают непростые, с экономической и политической точек зрения, времена. В обеих странах поддержка сторонников отказа от единой валюты достигла исторического максимума — более 30%, согласно результатам опросов. Во франции противники евро — Марин Ле Пен и Жан-Люк Меланшон — в совокупности пользуются поддержкой 40% электората страны, и хотя не все из этого числа готовы отказаться от использования евро, популярность единой валюты в регионе стремительно падает. В Италии евро пользуется еще меньшей любовью, чем во Франции, — 47% избирателей считают, что единая валюта наносит вред их стране.

Но вот Германия, в самом начале пути выказывавшая нежелание отказываться от дойчмарки, сегодня как никогда преданна евро. И это закономерно, ведь экономика Германии росла более быстрыми темпами, чем у ближайших соседей и партнеров по содружеству, и теперь доминирует на континенте. Безработица в Германии падает, а Франция и Италия наблюдают значительный рост количества безработных, в особенности среди молодежи. Помимо этого государственный долг Италии достиг 130% от ВВП страны, в то время как целые сегменты экономики, в особенности в области производства низко- и среднеценовых товаров, просто перестали существовать, а банковская система переживает глубочайший кризис. Во Франции ситуация лучше, но не намного.

Существование единой валюты не дает возможности членам содружества добиваться ценового конкурентного преимущества, как нет и единой системы фискального регулирования для смягчения дисбаланса внутри системы. Долговые обязательства таких стран, как Испания и Италия, перед Европейским центральным банком непропорционально велики в сравнении с Германией, и в случае отказа от единой валюты эти страны окажутся в глубокой финансовой яме.

Выходов из ситуации может быть два: реформирование самой системы договоренностей внутри еврозоны, что позволит объединению стать функциональным валютным союзом с возможностью реальных валютных транзакций; или же возвращение всей полноты полномочий национальным центральным банкам, которые на сегодня являются лишь продолжением и составной частью системы, замкнутой вокруг Европейского центрального банка.

Политический исход таких событий очевиден — ободренные ростом своей популярности, популистские партии сделали евро своей наиболее очевидной и на сегодня уязвимой целью. Если же реальные политические силы стран-членов фискального союза не признают своих обязательств перед партнерами, то такой союз автоматически подвергается угрозе ликвидации. На сегодня внутри еврозоны, как говорилось выше, таких политических сил много, и они набирают популярность. Однако евро все еще может пережить череду выборов в ряде европейских государств, но без кардинальных изменений позиции единой валюты продолжат слабеть и в долгосрочной перспективе.

Print Friendly, PDF & Email