Утром был объявлен состав кабинета, сформированного Терезой Мэй по уполномочию королевы Елизаветы II. Он почти не отличается от того, который существовал до неудачных выборов 8 июня, премьер-министр ограничилась минимальными перестановками. Все ведущие министры сохранили свои посты, лишь во второстепенных ведомствах кто-то пошел на повышение, а кому то пришлось пересесть в менее почетное кресло.

Завтра Тереза Мэй побывает в Париже, где встретится с президентом Эмманюэлем Макроном и проведет предварительные переговоры об условиях выхода Англии из ЕС. Полномасштабные переговоры с руководством органов ЕС в Брюсселе планировались на 19 июня, но будут, возможно, отложены на несколько дней.

Затем миссис Мэй должна уже в Лондоне провести детальные переговоры с Арлин Фостер, от которой зависит существование консервативного правительства меньшинства.

Миссис Арлин Фостер является первым министром Северной Ирландии и одновременно возглавляет Демократическую юнионистскую партию этой автономной области. Получив по итогам выборов 10 мест в Палате общин (самая маленькая фракция в парламенте Великобритании), ДЮП приобрела определенную возможность влиять на выработку большой политики. Консерваторам, как уже известно, не хватает до положенного большинства в палате 8 голосов: они располагают 318 мандатами из общего числа в 650 депутатов. Для принятия решений, таким образом, необходимо как минимум 326 голосов. ДЮП с ее 10 голосами позволяет консерваторам решить эту проблему. Без такой поддержки правительство обречено на поражение при ближайшем голосовании в Палате общин.

Конечно, лидер ДЮП понимает свое скромное положение, и не претендовала на включение ее депутатов в состав правительства. Но бесплатно в политике ничего не делается, и А. Фостер намерена, судя по всему, использовать свои возможности в полной мере. А консерваторам больше просто не на кого опереться. Лейбористы сразу же отказались от «большой коалиции» с консерваторами (две главные партии объединились только на время Второй мировой войны, когда главной целью стала защита независимости страны). Либерал-демократы тоже не намерены сотрудничать с Т. Мэй, а менее всех готова к сотрудничеству Шотландская национальная партия, лидер которой Н. Стерджен одновременно является первым министром Шотландии и ярой сторонницей выхода Шотландии из состава Соединенного Королевства. Она же открыто возражает против выхода из Евросоюза. Так получилось, что кроме ДЮП, союзников у Мэй просто нет.

Никто пока не знает, чего потребует за лояльность А. Фостер, которая предварительно уже дала согласие на сотрудничество с консерваторами. Вероятно, она укрепит свое положение в автономной области и добьется для Северной Ирландии дополнительных бюджетных ассигнований.

Но есть еще одна болезненная проблема. По существующим соглашениям, которых добились более 20 лет назад лейбористы, правившие тогда в Лондоне, Соединенное Королевство, сохраняя за собой Северную Ирландию, гарантировало ее широкие и беспрепятственные связи с Ирландской Республикой. Парадоксально, что юнионисты  — протестанты, вечно враждовавшие с ирландскими католиками — вынуждены теперь защищать связи католического меньшинства в Ольстере и их единоверцев в Ирландской Республике. Нарушить соглашения — значит, породить новый виток напряженности в Ольстере, а это ничего хорошего не сулит ни правительству, ни жителям провинции.

Поэтому Арлин Фостер, как полагают, будет настаивать на «мягком» варианте выхода из ЕС. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Ольстер оказался наглухо отгороженным от Республики, которая остается в Евросоюзе. Следовательно, тают мечты Терезы Мэй о введении виз для граждан стран ЕС, о высоких таможенных пошлинах на ввозимые оттуда в Англию товары и т.п.

Print Friendly, PDF & Email