Замедляющееся экономическое развитие Китая вынуждает высшее китайское руководство распространять влияние страны далеко за ее географические пределы — и этот поворот событий обсуждали недавно в ходе ежегодного форума, проводимого Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (Association of Southeast Asian Nations).

На встрече, состоявшейся под конец недели, министры иностранных дел спорили об отношении к разногласиям в Южно-Китайском море, и обсуждали противоречия в южно-восточном торговом союзе, на который ныне ложится тень экономического исполина — Китая.

Иностранцы глядят на Китай всё более почтительно — и это, в сочетании с весьма впечатляющим экономическим подъемом, придает китайцам уверенности.

«В последние годы правительство стремится доказать своему народу: государство становится крепче и крепче. В этом стремлении коренятся и политика в Южно-Китайском море, и международное сотрудничество в рамках стратегии “Один пояс—один путь” (One Belt, One Road), и многое другое», — говорит независимый экономист Энди Се (Andy Xie).

«Почти все упирается во внутригосударственную экономику», — сказал он недавно, беседуя с корреспондентом телеканала Си-Эн-Би-Си (CNBC).

«Один пояс—один путь» — для краткости именуемый просто «Пояс и путь», — это китайский проект капиталовложений, охвативший весь мир и нацеленный на то, чтобы, используя новейшие технологии, связать различные земли неким подобием Великого Шелкового Пути. Проект продвигается по мере того, как китайское народное хозяйство все больше сосредотачивается не на промышленном производстве, а на услугах и потреблении.

Такой переход не легок и не прост. Предпринимаются попытки реформировать государственные предприятия (ГП) и сократить имеющиеся производственные мощности. Итогом этого становятся увольнение из-за отсутствия работы и, как следствие, ширящееся народное недовольство.

Для сохранения определенного экономического прироста — на 2017 г. намечено 6,5%, — Китаю требуется искать новые рынки и удерживать на плаву громадные государственные предприятия. Так утверждала на недавнем форуме, проведенном под эгидой Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), г-жа Надэжь Роллан (Nadége Rolland), старший руководитель проекта по вопросам политики и безопасности при Национальном бюро азиатских исследований (National Bureau of Asian Research).

Китайские ГП, многие из которых относятся к промышленному сектору, страдают и от избытка производственных мощностей, и от долгов, накопившихся за годы усиленного экономического роста, ныне идущего на убыль. Наблюдатели утверждают: стратегия «Один пояс—один путь» поможет смягчить последствия экономических перемен.

Кунал Гхош (Kunal Ghosh), взявший на себя управление рыночным портфелем фирмы «Всемирное содружество вкладчиков», сообщил каналу Си-Эн-Би-Си: это начинание — «великолепный способ заставить кого-то другого оплатить ваши долги и найти применение вашим избыточным промышленным мощностям».

Впрочем, и такое начинание отнюдь не гарантирует полнейшего успеха: «“Пояс и путь” — отличный замысел, однако стоит взглянуть и на вероятные последствия подобного плана», — говорит президент делового клуба АСЕАН (ASEAN Business Club) Мунир Маджид (Munir Majid).

Делая заграничные капиталовложения, китайцы подражают примеру Южной Кореи и Японии, которые давно этим занимаются. Обе упомянутых страны отчаянно боролись с экономическим незадачами на своей почве — с проблемами, возникшими из-за старения населения и чрезмерных надежд на важнейших торговых партнеров, подобных Китаю.

Ныне все три государства уповают на один и тот же механизм экономического роста.

«Взоры трех региональных великанов прикованы к Юго-Восточной Азии, — говорит Рикар Торнэ (Ricard Torné), руководитель экономических исследований при барселонской фирме FocusEconomics. Он добавляет: северные азиатские страны видят в капиталовложениях могучие рычаги экономического и политического свойства.

При серийном производстве эти экономические исполины частично привлекают посторонние ресурсы и раздают внешние подряды: подрядчики выигрывают благодаря низким ставкам заработной платы в Юго-Восточной Азии. А местные правительства встречают заграничных вкладчиков с распростертыми объятиями.

Возрастает численность средней буржуазии, причем на возникающих рынках торговцы обретают более 600 млн новых потребителей, сказал Торнэ.

Южная Корея первой проникла во Вьетнам и преуспела: на протяжении 1990-х корейцы вкладывали капиталы, главным образом, в особо трудоемкое производство, отметил Торнэ.

И все же, вторым по величине заграничным торговым партнером Юго-Восточной Азии — после Китая — стала Япония.

Японская финансовая группа «Мицубиси» (Mitsubishi UFJ Financial Group) успешно работающая в этом регионе, лишь за последние годы вложила в него более 6 млрд долларов (согласно словам Такайоси Футаэ, директора института Азии и Океании). Он одобрительно отозвался о потребительских расходах местного населения и выразил надежду на богатеющее молодое поколение в странах АСЕАН.

И все же именно Китай приковывает к себе основное внимание размахом проекта «Один пояс—один путь», обещающего крупнейшие инфраструктурные капиталовложения в транспортную связь между Европой и Юго-Восточной Азией. Этот геостратегический план еще больше укрепит азиатского гиганта, который уже играет ведущую региональную роль, добавил Торнэ.

Китай ищет и другие пути, позволяющие распространить его влияние. Под руководством президента Си Цзинь-пина (обозреватели числят его самым могущественным вождем Китайской Коммунистической Партии за четыре последних десятилетия) страна предпринимает поистине исполинские усилия и расходует огромные средства.

Претворяя в жизнь предначертанную президентом «китайскую мечту» (“China Dream”), страна оживляет и расширяет свою экономику, применяя весьма последовательную стратегию, говорит Надэжь Роллан.

«С хозяйственной стороны, можно рассчитывать на условия, благоприятствующие возрождению экономического роста и развития. Со стороны политической и геополитической, можно использовать накопленные богатства и развитую экономику, чтобы привлекать иностранцев, приобретать новую мощь и расширять свое влияние», — говорит Роллан.

Уже имеются вполне ощутимые результаты.

Китайское влияние, говорит Роллан, уже вынуждает иностранные государства помалкивать насчет нарушения человеческих прав Китаем. А в вопросе о Южно-Китайском море европейцы постепенно укрепляют единодушие.

«Подобные экономические соображения чрезвычайно сильно влияют на наш собственный подход к вопросам политическим, к геополитическим и геостратегическим интересам Китая», — заключает Роллан.

Авторский перевод Вадима Глушакова

По материалам зарубежной печати

84 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email