Известный украинский политолог-международник Андрей Бузаров взял интервью у посла Республики Кипр в Украине Луиса Телемаху, которое было опубликовано в эфире телеканала «НАШ«.

Г-н Посол, Вы занимаете пост Посла в Украине уже более 4 лет, что относит Вас к числу самых долгослужащих Послов в этой стране. Не могли бы Вы сначала поделиться Вашими личными впечатлениями об Украине и её людях?

— Прежде всего, хочу высказать Вам свою благодарность за интервью и поприветствовать Вас в кипрском доме – в Посольстве Кипра. Я искренне благодарен Вам за эту возможность соприкоснуться с украинским народом. Как вы правильно отметили, я пребываю в Украине уже более 4 лет. Я изумлён красотой этой страны, природной красотой, дружелюбием людей и развитием инфраструктуры в этой стране. Природная красота действительно изумительна. Я родом из райского острова, как говорят, из туристического края. Но когда человек приезжает в Украину, а это отмечается у многих моих друзей, посетивших Украину, когда они приезжают в Украину, они видят, насколько Украина красивая страна. И это то, что, Вы знаете, украинцы должны показывать миру: изумительную красоту своей страны. Поэтому моё первое впечатление, моё первое личное впечатление – это дружелюбный нрав украинцев, великолепие страны, отличная здешняя кухня. Однако, если я могу констатировать спустя 4 года моего пребывания здесь, так это недостаток знания английского языка. Я бы порекомендовал украинцам: если Вы хотите, чтобы в Украину приезжали туристы, необходимо, чтобы больше людей в Украине говорило по-английски, чтобы туристы чувствовали себя здесь комфортно. А в целом, это одно из самых красивых мест, куда я был назначен. Я имею счастье служить здесь.

Кипр является членом Европейского Союза более 15 лет. Как член Евросоюза, Ваше Посольство внимательно следит за Украиной и ее продвижением в Европу. Как бы Вы описали путь Украины к европейской интеграции за последние несколько лет? Что Вы посоветуете Украине относительно ее собственного пути в ЕС?

Также я отметил по Вашей биографической справке, что Вы обладаете обширным опытом ведения многосторонних отношений, особенно в части ЕС. Вы дважды служили в Представительстве Кипра в ЕС и взаимодействовали с Евросоюзом даже до официального вступления Кипра в ЕС. Какое общее настроение кипрского населения в отношении ЕС спустя более чем 15 лет членства?

Как Посол государства-члена ЕС я ежедневно слежу за Вашим внедрением Соглашения об ассоциации Украина-ЕС, и Вашими европейскими устремлениями, которые на сегодняшний день также закреплены в украинской Конституции, как мы прекрасно знаем. Во-первых, что касается НАТО: Кипр не является членом НАТО и не заинтересован становиться членом НАТО, поэтому в этом вопросе я своё мнение не выскажу. Но давайте сосредоточимся немного на Европейском Союзе. Я следил за вступлением Кипра в Европейский Союз и на тот момент мне посчастливилось дважды служить в нашем Постоянном представительстве в Брюсселе. Поэтому, исходя из приобретённого мною опыта, я могу говорить о том, как страна становилась членом и какова была её изначальная реакция. Скажу Вам следующее. Разворачивались большие дебаты на момент вступления Кипра в Европейский Союз 15 лет тому. Здесь в Украине многие заявляют: «Вы нам не обещаете, что однажды мы вступим в Евросоюз, при этом Вы хотите, чтобы мы всё поменяли в соответствии с европейским законодательством». Аргументом служит: «Как только Вы скажете нам, что к такой-то дате мы станем членом, тогда к такой-то дате мы и приведём наше законодательство в соответствие с европейским».

Я руководствовался на тот момент на Кипре другим аргументом. Вы можете пойти одной из 2-х дорог: первая – это ждать, ничего не делая, и заявлять: давайте подождём, пока не услышим: «Да, мы берём Вас в члены», и тогда мы ступаем на путь подготовки. Или же пойти другой дорогой: готовиться уже сейчас, и когда готовность будет полная, постучаться в дверь и сказать: «Вот я, полностью готов, пожалуйста, откройте мне дверь и я войду». На Кипре 20 лет тому назад, когда мы начали наш процесс вступления, много людей утверждало: «Никто не обещает нам членство ЕС, поэтому почему мы обязаны менять все законы дабы стать такими, как ЕС? А если мы не станем членом ЕС? А если они не хотят, чтобы мы стали его членом? А если нас там вообще не ждут на данный момент? И ответ был следующим: необходимо выбрать путь: или Вы готовы и постучитесь в двери, когда будете готовы, либо Вы дожидаетесь момента, когда сможете сказать им, что, да, мы начинаем процесс подготовки к членству, и, собственно, готовитесь.

Поэтому я думаю, что для Украины лучше уже сейчас начать изменения, и пройти весь этот путь. Почему? Потому что это, прежде всего, даст улучшения для украинского народа – приведение украинского законодательства в соответствие с европейским правом, acquis, как мы его называем. Это лучше для народа. Дело не только во вступлении в Евросоюз, а и в улучшении Украины как страны. … Защита окружающей среды, равенство, справедливая конкуренция, принцип недискриминации, более свободная экономика, оживление бизнеса и все иные благотворные преобразования общества, о которых идёт речь в данном случае. Всё это, в конечном счёте, принесёт пользу украинским гражданам, независимо от того, станет Украина членом ЕС в 2025, 2035 или 2045 году. Важен путь изменения Украины в направлении европейского acquis.

Я хочу заметить, что многие люди не верили, что Кипр станет членом ЕС с неразрешённым Кипрским вопросом. Многие утверждали: «Зачем нам выполнять домашнее задание? Пусть они сначала скажут, что да, Вы к нам присоединитесь, пусть дадут нам гарантии, и уже потом мы выполним домашнее задание». Но Кипр пошёл другой тропой и эту тропу я рекомендую выбрать и Украине. Наш выбор был: нет, подготовься, сделай домашнее задание, и когда придёт час, никто не скажет тебе: «Нет, мы тебя не берём». Так и вышло: мы оказались самыми прилежными студентами среди 9 других стран, с которыми велись переговоры о вступлении. Я прекрасно помню это время, поскольку я служил на тот момент в Брюсселе и был в составе делегации на переговорах. По всем разделам из 34 разделов Договора о вступлении Кипр всегда справлялся первым и всегда выполнял домашнее задание. Поэтому самому примерному студенту было очень сложно сказать: «Нет, мы Вас не берём, поскольку у Вас неразрешённый Кипрский вопрос». Был также другой путь для Кипрской проблемы, и очень серьёзный, который нужно было принять во внимание, и он безусловно был принят во внимание. Но что касается Украины, то, как я и сказал, главное – готовность. Готовиться, готовиться и ещё раз готовиться. И в добавок, из личного опыта, что бы я рекомендовал Украине, а мы с этим в своё время столкнулись на Кипре, так это с тем, что многие люди говорили: «Нам нужно просить об особых исключениях из общих правил, поскольку мы слишком маленькие, или поскольку мы слишком большие, или потому что мы – остров, или потому что мы слишком далеко…» и т.д. Нет, никто не сделает исключений. Есть нормы права ЕС. Это же я наблюдаю и в Украине: “Мы не можем это сделать, потому что мы слишком большие, мы не можем это сделать из-за нашего прошлого, мы не можем сделать этого из-за…» и т.д. Нет! Особого статуса нет. Если 27 стран могут это сделать, сможет и Украина. Поэтому все эти 4 года месседж был следующим: «не просите ни о каких послаблениях». Вы должны вести себя наравне со всеми остальными 27 государствами-членами ЕС. Готовьтесь. И когда будете готовы, я не думаю, что появятся политические силы, которые скажут: «Мы не хотим Вас видеть в членах Евросоюза». Однако на данный момент, я не могу сказать, что Украина готова.

У нас на Кипре было то же самое. Я помню, будучи в составе делегации на переговорах, нам приходилось убеждать людей: нет, мы не будем просить. Даже после того, как мы вступили в ЕС, у нас происходило то же самое. В Европейском совете предстояло обсуждение по пунктам А, B, C, D… повестки: по экологии, по энергетике, по экономике… И легче всего было прийти и заявить: «Вы знаете, это невыполнимо, потому что мы слишком маленькие, слишком большие, слишком удалённые, слишком островные…», как я уже сказал, т.е. просить об умалениях. И наша задача заключалась в том, чтобы говорить: «Нет! Об этом не может быть речи. Мы выполним всё необходимое!».

Просто выберите путь, как достичь членства. Вариант о послаблениях не обсуждается. Нет таких условий в ЕС, что все 27 стран будут решать, что брать, а что не брать. Законы для всех 27 стран одинаковые. И это также моё предложение, которое я постоянно озвучивал перед украинскими политиками и гражданами Украины в целом: не просите Евросоюз меняться под Вас, меняйтесь сами для Евросоюза.

Каков уровень сотрудничества и как бы Вы описали двусторонние отношения между Кипром и Украиной? Какая, на Ваш взгляд, самая сильная сторона наших двусторонних отношений?

Наши отношения с Украиной прекрасные. Я понимаю, что это звучит, как чистая риторика, но это действительно так. У нас 28 двусторонних соглашений подписаны за эти годы, ведутся политические консультации. Отношения действительно прекрасные. Но при всём при этом нам не нужно останавливаться. У нас крепкий фундамент отношений, но нам нужно продолжать их развивать. Так, украинцы для нас на 6-м месте по туристопотоку из других стран. За год Кипр посещает около 100.000 украинцев по данным до пандемии. Нам важно, чтобы украинцы получали на Кипре гостеприимный приём, дабы они возвращались на родину с приятными впечатлениями и турпоток из Украины увеличивался. Это №1.

№2. Мало людей, возможно, осведомлены в том, сколько украинских моряков работает на Кипре. В нашем реестре числится около 50.000 украинских моряков. Приблизительно 5000 из них – инженеры. И это чрезвычайно важно, в силу важности коммерческого судоходства для экономики нашей страны. Мы уделяем особое внимание этому направлению сотрудничества, чтобы украинские моряки были довольны и продолжали сотрудничество.

…Кроме того, много украинских фирм обосновалось на Кипре, благодаря нашей либеральной системе налогообложения. Я ещё сделаю отступление на эту тему, а сейчас я бы хотел закончить по вопросу двусторонних отношений. Отношения, да, очень крепкие. Но оставляют место для нераскрытого потенциала, и я упорно тружусь над освоением этого потенциала. Например, одна из самых быстрорастущих сфер деятельности на Кипре – это послешкольное (среднее специальное и высшее) образование и инновации. Я бы хотел видеть больше украинских студентов на Кипре. И я бы хотел, чтобы больше украинских стартапов воспользовалось преимуществами Кипра и открывало у нас главные офисы.

А теперь я бы хотел немного остановиться на теме оффшоров. Лично от себя хочу сказать, что для меня это оказалось большой проблемой, когда я приехал в Украину, потому что по этому поводу мне задавали вопросы буквально все. Когда я прибыл в Украину, я не думал, что каждый раз, когда я буду представляться Послом Кипра или просто гражданином Кипра, я буду слышать: оффшоры, оффшоры, оффшоры…

Кипр может предложить украинцам намного больше! Прежде всего, с 2013г. мы изменили нашу экономическую модель и банковскую систему, в особенности, банковская система подверглась сокращению, стала меньше и теперь обслуживает преимущественно кипрского клиента, поскольку мы вынесли уроки из наших ошибок. Оффшорная система теперь уже далеко не прежняя, было введено множество правил, обязательных к соблюдению, и система уже не та, что была до 2013г.

Сегодня мы сфокусированы на других областях экономической деятельности, в которых для нас приоритетно сотрудничество с Украиной. А это зелёные технологии, судоходство, послешкольное образование, инновации, стартапы, возобновляемая энергетика, туризм, экотуризм… — у нас стольким больше точек соприкосновения, чем оффшор, и это идёт у меня от сердца. Кипр – это не только оффшорный центр для украинцев. И я привёл примеры стольких отраслей экономики и родов деятельности, на которых мы можем сосредоточиться, помимо оффшоров.

Какое, на Ваш взгляд, будущее у наших двусторонних отношений? Я вижу, вы особый акцент делаете на человеческом капитале.

Я очень рад анонсировать, что 16 апреля, наконец, было выбрано датой проведения следующего раунда заседания двусторонней межправительственной комиссии, возглавляемой Вашим Министром финансов со стороны Украины и нашим Министром финансов со стороны Кипра. И это чрезвычайно важное событие, поскольку мы будем обсуждать вопросы, которые я затронул выше: сферы экономической деятельности, обделённые вниманием раньше, как то: судоходство, послешкольное образование, инновации и технологии, дигитализация, зелёная энергетика. Также, в апреле у нас ожидаются политические консультации на уровне Госсекретаря. Он приезжает в Украину. И конечной целью будет двусторонний визит Президента Зеленского на Кипр, к которому мы готовимся. Но, конечно, дату объявить пока не представляется возможным.

Я вижу, Вы делаете особенное ударение на новой экономической модели Кипра. Можете ли Вы немного рассказать об этом? И в чём отличие от прошлой модели?

Экономическая дипломатия – это огромная часть моей работы. Как Вы справедливо заметили, мы хотим изменить акценты, особенно в Украине. Это особый вызов для меня как Посла Кипра в Украине: мы должны немного поменять модель здесь. Кипр – не только оффшорная зона для украинских фирм. Есть множество отраслей для сотрудничества: инновации и технологии. Мы – самая маленькая страна-член Евросоюза, но у нас самый высокий процент освоения средств ЕС, направленных на инновации и новые технологии. Дигитализация. Мы – пионеры в цифровизации сферы общественных услуг и промышленности. У нас отсутствует тяжёлая промышленность, относительно которой могло бы быть сотрудничество – у нас маленький остров. Но у нас есть то, что называется инновационная промышленность, инновационные технологии. У нас есть стартапы. У нас имеются преимущества, которые привлекают стартапы на Кипр. У нас – зелёная энергетика. У нас – возобновляемые источники энергии. Сфер взаимодействий много: естественно, судоходство, естественно, туризм, как я уже говорил… Туризм составляет от 25 до 30% нашего ВВП. Туризм рухнул в прошлом году из-за COVID, и, к сожалению, пока не вернулся к исходным позициям.

Таким образом, наша экономическая модель основывается на этих приоритетах, и мы призываем инвестировать двусторонне в эти новые направления. Вернее сказать, они не новые, но отодвигались Украиной на второй план.

Вернёмся к политическим вопросам. Каковы последние события в регионе Восточного Средиземноморья и как реагирует мировая общественность? Как реагирует на это украинское Правительство?

Как мы знаем и к сведению Ваших зрителей, Кипр был оккупирован Турцией путём вторжения турецких войск в 1974г., в следствие чего 37% территории пребывает под оккупацией турецкой армией и остаётся недоступной Республике Кипр по сей день. Помимо этого, последние 2-3 года происходят другие провокации со стороны Турции. В Восточном Средиземноморье на морском дне были обнаружены газовые месторождения, в результате чего Кипр заключил ряд международных соглашений со всеми соседствующими странами о выдаче международному конгломерату лицензии на бурение для освоения этих месторождений газа. Турция же отказалась признавать это. Турция – единственная страна, не подписавшая Конвенцию по морскому праву 1982г. Одновременно, это ничего не значит, поскольку это стало общим международным правом. То, что делает Турция, мы называем «дипломатией канонерок». Когда конгломерат, владеющий международной лицензией, отправляется на буровые работы, их встречают турецкие военные корабли, которые не разрешают начать бурение, ссылаясь на его «нелегальность». Мы все знаем, что по международному праву оно легально. Существуют международные договоры, мы обратились к ООН, мы зарегистрировали наши соглашения с нашими соседями: с Израилем, Египтом… Это – наша исключительная экономическая зона. Мы имеем право использовать наши ресурсы.

К сожалению, происходят две вещи. Первое – это препятствование, когда в ход идёт «дипломатия канонерок», как я уже сказал, когда они отправляют свои военные судна, препятствуя международному конгломерату в бурении. И, во-вторых, иногда они позволяют себе проводить освоение в нашей Исключительной экономической зоне. Это создало сильное напряжение в регионе Восточного Средиземноморья. При этом международная общественность поддержала Кипр. Должен сказать, что Европейский совет принял много соответствующих решений, последнее – в декабре. Так, в параграфе 32 говорится: «Европейский союз резко осуждает нарушение суверенных прав Республики Кипр, которое должно прекратиться. Европейский союз призывает Турцию воздержаться от подобных действий в будущем, попирающих международное право”. Решение было принято в октябре 2020г., в декабре 2020г. его переподтвердили. Также, в нём идёт речь о том, что в этом отношении Европейский совет призывает Совет дополнительно принять ограничительные меры относительно Турции на основе этого решения в виду её несанкционированных буровых действий в Восточном Средиземноморье. И это означает, что последуют санкции, и они уже были введены в отношении Турции из-за этих нелегальных действий.

Кипр пользуется поддержкой абсолютного большинства мирового сообщества в этом вопросе, в том числе Европейского Союза, Совета безопасности ЕС. Последняя Резолюция Совбеза ЕС № 2561 была принята 29 января, в которой также говорилось об уменьшении напряжения в Восточном Средиземноморье.

Здесь я должен заметить, что, хотя Кипр поддерживает Украину и вводит санкции против России из-за оккупации Крыма и Донбасса, мы не видим такого же осуждения со стороны Украины в отношении Турции. И мой аргумент следующий: нарушение международного права не разделимо. Нельзя выбирать, какие нарушения международного права осуждать, а какие игнорировать. Мы, со своей стороны, осуждаем нарушение международного права и вводим санкции против России и Турции, наравне с Евросоюзом. Украина по праву ожидает осуждения актов нарушения международного права, и мы делаем это, мы поддерживаем санкции. Кипр всегда голосует за Украину при принятии резолюций на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, более того, мы вводим санкции против России из-за Украины. Мы вводим те санкции, решение о которых было принято в Евросоюзе, поскольку мы являемся его членом.

С Россией у нас хорошие отношения. И мы не настроены антагонистически. Мы не просим, чтобы Украина прекратила хорошие отношения с Турцией. И я надеюсь, что украинцы не потребуют от нас, чтобы мы не поддерживали хорошие отношения с Россией. Международная политика так не работает. Однако, мы настаиваем на том, что, если попираются нормы международного права, об этом нужно говорить, а не дискриминировать.

Не могли бы Вы прояснить вовлеченность международной общественности в попытки решить Кипрский вопрос? В отношении Кипра участие ООН сильное. Играет ли какую-то роль ОБСЕ?

Большое спасибо. Это очень хороший вопрос. Позвольте мне … и здесь есть определённое отличие от Украины … потому что все мы знаем, что Украина имеет Минские договоренности и Нормандский формат, поэтому давайте вынесем это за скобки. Для Кипра все немного иначе, Кипр заручился в Совете Безопасности 2 вещами. Первое — это миротворческие силы на острове с 1964 года, при этом дважды в год принимается Резолюция Совета Безопасности о продлении их присутствия, посредством этой же Резолюции Совет также определяет будущее переговоров. Второе — Совет Безопасности предоставил мандат Генеральному секретарю ООН на содействие, по сути обратившись к нему за содействием в поиске решения Кипрской проблемы, которая продолжается уже долгие годы. И вот, только вчера было объявлено, что с 27 по 29 апреля в Женеве пройдёт встреча в формате 5+1, на которой Генеральный секретарь должен выяснить, есть ли общая почва для решения Кипрской проблемы. Предельно ясно, каким должно быть решение Кипрской проблемы, поскольку оно основано на Резолюциях Совета Безопасности ООН.

В последней Резолюции от 29 января 2021 года повторяется, что урегулирование должно быть комплексное и справедливое, на основе двухобщинной, двухзональной федерации с политическим равенством, как указано в соответствующих резолюциях Совета Безопасности. Итак, определённо, у нас есть мандат от Совета Безопасности, у Генерального секретаря также есть мандат, и будем надеяться, что, когда мы созовем новый раунд переговоров в апреле, произойдёт прогресс.

Если мы сравним ситуацию в Украине и на Кипре, мы видим, что ООН гораздо более политически и институционально вовлечена в урегулирование конфликта, чем мы видим это в Украине, потому что ООН занимается в основном гуманитарными вопросами. А как насчет Организации по безопасности и сотрудничеству?

Да, мне многие задают эти вопросы в Украине. Нет, у ООН нет первоначального мандата для работы по Кипрскому вопросу, какой у него есть по Украине. Здесь я должен подчеркнуть, об этом гласят Резолюции Совета Безопасности ООН, о чём собственно сам мандат ООН… Да, ООН выступает посредником, но руководить всегда будет Кипр, поэтому мы будем отталкиваться от того, чего хотят киприоты. ООН заявляет: «Я буду содействующей стороной».

Что вы можете добавить о конфликте на Донбассе? Какие отличия и т.д.?

Сравнивать очень сложно, и я здесь уже 4 года. Прежде всего немного о религиозном вопросе. Кипр — светское государство, мои соотечественники — турки-киприоты — мусульмане, и я их очень уважаю. Я уважаю религиозную свободу, которая есть на острове. В то время как греки-киприоты преимущественно православные, у нас также есть национальные меньшинства, в которые входят католики, марониты и армяне. Наше общество очень многокультурно. И я всегда это подчеркиваю. Сравнивать очень сложно, очень много специфических различий. Я бы сказал, одно из главных различий заключается в том, что на Кипре присутствуют миротворческие силы ООН, уполномоченные Советом Безопасности, в то время как в Украине их еще нет. Я знаю, что украинская сторона и некоторые другие третьи стороны прилагают немало усилий для этого. В этом и заключается серьезное отличие, которое немного меняет баланс. Потому что, если в вашей стране действует миротворческий контингент ООН, а Республика Кипр является принимающей страной миротворческих сил ООН, это создаёт отличия от других регионов мира, у которых этого нет, будь то гуманитарные, практические, будь то отличия, как мы называем, на межчеловеческом уровне.

Ошибка, которую мы допускали на Кипре в течение многих лет, и здесь я видел это в гораздо меньшей степени, заключается в том, что на Кипре мы думали, что Кипрская проблема занимает огромную долю международной повестки дня. Каждому конфликту отводится малая доля внимания международной общественности, не исключение тому и Кипр, и Украина, и Армения, и Сирия и т.д. Итак, я бы рекомендовал украинским политикам давать себе отчёт, что украинский кризис занимает на международной арене ограниченное место, поэтому Вы должны сосредоточиться на основах того, чего хотите достичь, не стоит ожидать, оглашая проблему, что она поглотит все международное внимание, поскольку тогда вы уже расфокусированы. И я должен признать, что это касается и моей страны, иногда ряд политиков полагают, что Кипрский вопрос — единственная проблема в мире, это неправильно. У международного сообщества так много проблем, и вы должны быть сфокусированными, конкретными, знать, чего вы хотите, и быть готовыми двигаться дальше.

Пандемия, изменения в отношениях, новая реальность и т. д.

Во-первых, как я уже сказал, если у вас от 25% до 30% вашей экономики зависит от туризма, то пандемия — это катастрофа. Это катастрофа для всего мира, но, когда ваша экономика базируется на туристопотоке в вашу страну, и это прекратилось, тогда это действительно катастрофа. Это был катастрофический экономический год. Но мы справляемся: открывая другие виды деятельности. Да, вы правы, нам удалось справиться с пандемией. Сейчас мы находимся на нижней точке второй волны. У нас была первая волна в апреле, потом послабление, а затем в сентябре началась 2 волна. И на Кипре у нас длятся серьёзные локдауны. Всё очень и очень строго. Например, чтобы выйти из дома, вы можете сделать это только с помощью sms, в котором сообщаете, по какой причине вам нужно выйти (есть только 8-9 причин): например, чтобы отвезти детей в школу, навестить пожилых людей, которым нужна помощь, сходить в магазин и т. д. Итак, на Кипре с конца ноября, например, закрыты рестораны и отели. Наша борьба с пандемией основывается на 3-х столпах. 1 — тестирование, 2 — отслеживание (у людей с положительным результатом отслеживаются контакты), и 3 — новый — вакцинация. Мы начали вакцинирование 27 декабря. На сегодняшний день вакцинировано около 50 000 человек, что составляет 6-7% населения. Первый этап вакцинации проводился с более высоким процентом охвата населения, второй этап — более плавный. Мы призываем набраться терпения в течение последующих нескольких месяцев, чтобы в конце мы могли больше насладиться ослаблением ограничений. Однако пандемия — это то, что объединяет всех нас, и мы должны прийти к общим позициям по борьбе с пандемией.

Кипр решительно поддерживает позицию ЕС, согласно которой вакцинация должна быть общенациональной, должна быть открыта для третьих стран, для стран, у которых нет доступа к вакцине. И мы поддерживаем инициативу Европейского союза по поставке вакцины в Украину.

Слушая эпидемиологов, ученых, я теперь начинаю понимать, что мы должны научиться жить с пандемией, а затем учиться вспоминать, какова была жизнь без пандемии. Судя по всему, пандемия останется с нами еще какое-то время. Так что мы не можем просто перестать жить, мы должны научиться жить с этим какое-то время в будущем. Например, мы должны носить маски и соблюдать социальную дистанцию. Я очень рад, что мы соблюдаем это в нашем интервью, потому что у меня строгие инструкции от моего Правительства. Мы придерживаемся инструкций. Нам нужно быть осторожным и жить с этим.

Большое спасибо, что пришли в кипрский дом — в Посольство Кипра, спасибо за интервью.

Print Friendly, PDF & Email