Более 10 лет назад мир превратился из «глобальной деревни» в «глобальный город» и процесс урбанизации продолжается. По оценкам ООН к 2030 году 60% из 8,6 млрд населения Земли будут жителями городов.

Города прирастают не только населением, но и территориями, и при этом являются более устойчивыми образованиями, чем государства. Афины, Дамаск, Иерусалим, Лондон, Рим и многие другие существуют тысячелетиями, тогда как государств с непрерывной историей в тысячу лет единицы.

Современные города сосуществуют с государством, являясь полюсами его роста и «воротами» в глобальную экономику. Главным ресурсом развития является житель города, который генерирует денежный поток и перемещает его полностью или частично при переезде в другой город. Поэтому глобальная борьба между городами разворачивается за таланты, рабочие руки, бизнесменов и студентов. Те, которые проигрывают эту борьбу, обрекают себя на отставание и вымирание.

Если посмотреть на развитие городов в Украине, то оно касается преимущественно г. Киев, и в меньшей степени – Харькова, Одессы, Львова и Днепропетровска. Неслучайно только Киев, благодаря своему столичному статусу, входит в отдельные рейтинги глобальных городов, остальных представителей Украины там, как правило, нет.

В последнее время обсуждаются концепции, согласно которым основное культурное и экономическое развитие человечества будет сосредоточено в городах с населением более 10 млн человек, а в некоторых исследованиях даже выделяются городские агломерации с населением более 20 млн человек. В Китае уже реализуются планы по формированию городской мегаагломерации в 130 млн человек с центром в Пекине.

Возникает очевидный вопрос о перспективах городов Украины в глобальном мире. Есть ли шансы как минимум у Киева и ряда областных центров войти в число мегагородов?

Для любого города есть два источника приращения численности жителей: переезд населения из сельской местности и других городов внутри страны; внешняя миграция. Причём именно внешняя миграция обеспечивает городам глобальность, т.к. мигранты не только приезжают сами и привозят с собой определённый денежный поток, они ещё и привносят культурные и экономические связи со своей родиной. Например, в Нью-Йорке (главном глобальном городе) проживают представители практически всех национальностей и народов мира. Там есть и китайский район (Манхэттенский Чайна-таун), и индийский район (Квинс), и русскоязычный (Брайтон-Бич) и другие. Таким образом, находясь в Нью-Йорке, человек может наладить коммуникации с любой точкой планеты.

В Украине главным источником увеличения или сохранения численности для крупных городов (по отечественным меркам) было и есть местное сельское население и малые города. Сейчас с учётом либерализации пересечения границы страны и расширения возможностей для трудоустройства за границей (прежде всего в Польше) потоки желающих покинуть депрессивные сельские районы перенаправились в обход Киева и областных центров прямо за границу. Если по пути Польши относительно упрощения требований для трудовых мигрантов из Украины пойдёт Германия, то отток экономически активного населения из Украины только усилится.

Вместе с тем, либерализации получения украинского гражданства и осмысленной политики по привлечению трудовых мигрантов из-за границы не проводится. Как следствие, существенных обратных потоков не наблюдается (несмотря на большую концентрацию лиц, говорящих по-турецки в центре Киева на ул. Крещатик).

Главный вывод заключается в том, что внутренний ресурс для притока населения в города Украины будет и дальше сокращаться и шансы войти в число глобальных мегагородов минимальные. Основным городским агломерациям в Украине предстоит дать ответ на вопрос: «Что они могут предложить миру завтра, чтобы стать привлекательными как для жителей Украины, так и для потенциальных мигрантов из других стран?». Если ответ на этот вопрос в ближайшее время не будет найден, украинские города ждёт постепенное затухание и превращение в пригороды глобальных мегагородов.

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email