12 августа Канцлер Германии Ангела Меркель начала предвыборную кампанию в городе Дортмунд, на западе страны. Отдохнувшая за время трехнедельного отпуска в Альпах, она пошутила: «Чуть не забыла сказать, что результат выборов ещё не предопределён. И, конечно же, нам важен каждый ваш голос».

Учитывая темп развития этой кампании, можно простить Меркель ее забывчивость. Ожидалось, что эти выборы станут наиболее ожесточёнными за последние годы, но последние недели предвыборной гонки были настолько лишены драматизма, что недавний заголовок статьи о ходе кампании в газете The Wall Street Journal лаконично провозгласил «Скука».

Тем не менее, сам факт, что Меркель может позволить себе подобный комментарий менее, чем за месяц до выборов, свидетельствует о существенных сдвигах в политических взглядах, произошедших за последние 6 месяцев, и о том, насколько прочной стала ее позиция. Стечение обстоятельств, начиная с ошибок ее оппонентов и заканчивая улучшением отношения к беженцам, сложилось в пользу канцлера, сделав ее переизбрание едва ли не предрешенным исходом.

Избирательная кампания 2017 года обещала стать наиболее сложной для Ангелы Меркель. В начале этого года правые популистские партии Европы, включая антимиграционную «Альтернативу для Германии» (АдГ), стремились продемонстрировать свою избирательную силу на фоне возрастающего недовольства глобализацией и кризисом беженцев в Европе. На момент выдвижения своей кандидатуры на переизбрание в минувшем декабре, Меркель уже больше года подвергалась резкой критике за свою политику открытых дверей. Также присутствовала некоторая степень апатии среди избирателей, учитывая, что срок ее пребывания на посту канцлера достиг 12 лет.

Ещё одним препятствием стал главный соперник Меркель — Мартин Шульц — политический новичок из левоцентристской Социал-демократической партии (СДП), которого изначально превозносили за харизматичность и эффективность, не в пример Меркель. После вступления Шульца в гонку уровень поддержки партии Меркель опустился до рекордных 30%, сделав ее впервые за 5 лет неконкурентоспособной даже для СДП. Политический мир Германии был взбудоражен «эффектом Шульца»: повсеместной популярностью и способностью потеснить Меркель, влить свежую кровь в правительство. «Мы начали слегка бояться и беспокоиться, когда Мартина Шульца представили в качестве кандидата,- сказал Питер Байер, член Бундестага из Христианско-демократического союза (ХДС). — Результаты опросов были совершенно другими…он был звездой».

Сегодня ХДС уже восстановил утраченные позиции. Согласно опросам общественного мнения, рейтинг поддержки избирателей составляет около 40% — примерно такие же показатели были на данном этапе 4 года назад, когда ХДС выиграл 41,5% голосов на федеральных выборах 2013 года. Рейтинг СДП напротив снова колеблется между 22 и 25%, как это было до появления Шульца. Меркель также вернула свое: на данном этапе гонки в 2013 году уровень ее поддержки составлял 67%; в 2015-2016 годах он значительно снизился ввиду кризиса с беженцами; но в июле этого года на несколько пунктов превысил показатели 2013 года.

Учитывая приоритетность вопросов иммиграции и беженцев для большинства избирателей, безусловным плюсом является уменьшение потока беженцев в Германию. Согласно статистике, предоставленной немецким правительством в первом квартале 2017 года, 54 600 человек подали ходатайство о предоставлении убежища в Германии – что на 73% меньше, чем в 2016 году. Это не позволило «АдГ» сохранить положительную динамику: по сравнению с максимумом в 15%, на данный момент ее рейтинг в национальных опросах составляет от 7 до 10%.

Тем временем, после хвалебного дебюта Шульцу так и не удалось найти вопрос, в котором он мог бы бросить вызов Ангеле Меркель. Несмотря на то, что он изначально позиционировал себя, как человека из народа, (бывший профессиональный футболист без среднего образования, который обратился к алкоголю после окончания спортивной карьеры из-за травмы) и левоцентристскую реакцию на рост правого популизма в Европе, существенного резонанса не возникло. Во время теледебатов в воскресенье 3 сентября Шульц нуждался в решительном аргументе, который изменил бы ход его кампании. Однако опросы показали – избиратели видят победителем Меркель.

Более того, поскольку СДП в настоящее время работает в «большой коалиции» с ХДС, Шульц безуспешно пытался объяснить, чем отличается от нынешнего канцлера, и почему избиратели должны променять статус-кво на что-то аналогичное. «Поскольку социал-демократы являются частью нынешней коалиции, это довольно сложная ситуация, — сказал Александр Маусс, берлинский специалист по опросам. — Вы не можете противостоять политике правящей коалиции, если являетесь ее частью».

Эта препятствие было очевидным ещё на региональных выборах, которые должны были стать показательными для итогового этапа в сентябре – на них победу одержал ХДС. Меркель ожидала трудностей в Саарланде, западной федеральной земле, которая голосовала в марте, однако ей удалось получить 5 голосов. А в мае ХДС обошёл СДП в Шлезвиг-Гольштейне и Северном Рейн-Вестфалии, оплоте социал-демократов. «Для нас было полезно узнать, что мы можем снова победить на региональном уровне», — сказал Байер.

Стабильность, как аргумент в пользу Ангелы Меркель, не пострадала благодаря тому, что многие немцы скептично относятся к непредсказуемости, которую Трамп привнёс в мировую политику. Меркель, по словам Судхи Дэвид-Вильп, является «оплотом стабильности в быстротечном мире». Меркель – её часто называют «мутти» (мамаша) — чаще любого другого политика в немецкой истории проводила кампании для поддержки вездесущего образа, который она создала среди избирателей. Черты этого образа хорошо просматриваются в июльских опросах: о том, какой кандидат является сильным лидером, в пользу Меркель ответило 77%, также 67% считает ее компетентной.

«Люди видят Ангелу Меркель как того, кто соблюдает их интересы, заботится, не поляризует, в отличии от Шрёдера, — говорит Маусс. — Люди верят, что она поступает правильно. В сравнении с Шульцем она считается сильным, компетентным, заслуживающим доверия, сочувствующим и верным своим убеждениям лидером».

Разумеется, это не означает, что Меркель не сталкивается с трудностями в преддверии выборов. Все ещё ожидается, что «Альтернатива для Германии» выиграет места в парламенте, стремясь стать третьей по величине и главной оппозиционной партией в Германии. Более того, пока не ясно, с кем ХДС создаст коалицию: чем больше становится «Альтернатива для Германии», тем меньше вероятность, что Меркель получит поддержку, необходимую для союза з другой небольшой партией. Вместо этого она будет вынуждена провести следующие 4 года в коалиции с СДП, которая не пользуется популярностью у народа.

Существует вероятность, что неожиданные события изменят динамику развития кампании. Несмотря на то, что поток беженцев уменьшился, любой новый всплеск может послужить аргументом для «АдГ» и потенциально поднять их позицию в сентябре. И в любой день данные, полученные во время взлома Бундестага в 2015, могут появиться на Викиликс, как это было в США и Франции.

Однако при отсутствии значительных изменений или событий партия Ангелы Меркель окажется на первом месте в следующем месяце. «Это может выйти наружу: мы до сих пор не знаем, станет ли этот взлом неоспоримым доказательством… или если по какой-то причине ее партия не сможет найти партнёра по коалиции для создания большинства, — сказал Дэвид Уилп. — Но… эти сценарии очень маловероятны».

Екатерина Щербак

Print Friendly, PDF & Email