Несоответствие системы образования в Украине вызовам современности и необходимость её реформирования не вызывает сомнений. Студенты и учащиеся недовольны качеством образования, а преподаватели – уровнем оплаты труды. Неудовлетворительное состояние сферы образования не удаётся исправить за счёт проводимых реформ. Принятый в сентябре 2017 года Закон Украины «Об образовании» оставил без внимания фундаментальные экономические факторы, оказывающие влияние на образовательные услуги, а также проигнорировал современные цифровые тренды. Поэтому ожидать скорых улучшений не приходится.

Хотя, нет однозначной позиции о том, должно ли образование быть платным или бесплатным: оно в любом случае является услугой, на которую есть спрос и предложение в Украине и за её пределами.

Спрос на образовательные услуги формируют ученики, студенты, лица, повышающие квалификацию и т.д. Платёжеспособность этого спроса обеспечивают ресурсы государственного и местных бюджетов, домохозяйств, бизнеса и банковской системы в виде целевых кредитов на получение образования.

Объём спроса зависит от двух параметров:

— количества учащихся и студентов, и других лиц, получающих образовательные услуги;

—  средней оплаты, которую они (или за них) вносят за обучение.

В свою очередь на численность лиц, получающих образование, влияют:

— Естественная убыль населения. Количество школьников за последние 20 лет сократилось в 2 раза. Если в 1995/96 учебном году было 7,14 млн школьников, то в 2016/17 – только 3,85 млн. Количество студентов, принятых в вузы III-IV уровня аккредитации, снизилось с 507 тыс. в 2006 году до 253 тыс. в 2016.

— Усиление оттока студентов за границу. В одной только Польше обучаются более 35 тыс. украинских студентов. И эта цифра постоянно увеличивается.

— Иностранные студенты, численность которых в последние годы несколько сократилась из-за социально-политической нестабильности, но по-прежнему сопоставима с количеством лиц, обучающихся за границей.

Расходы на образование, которые осуществляются из средств госбюджета, являются недостаточными в силу малых размеров экономики Украины. Предусмотренные на образование расходы не менее 7% ВВП, в указанном выше законе «Об образовании», напрямую зависят от размера этого ВВП. И если даже закон будет выполняться, а экономика и дальше медленно расти, то суммы, предусмотренные на образование, будут в пределах до $ 10 млрд. А это, например, меньше, чем фонд развития только одного Гарвардского университета, который составляет $ 35,7 млрд. Но, как показывает практика, требования законов при формировании бюджета по финансированию образования и науки осуществляются по остаточному принципу.

Платёжеспособный спрос со стороны домохозяйств ограничен низкими доходами большей части населения. А та часть, которая имеет более высокие доходы и финансовые ресурсы, предпочитает получать образование за рубежом. Культура выдачи и использования образовательных кредитов остаётся неразвитой, и объёмы таких кредитов носят несущественный характер.

Следовательно, спрос ограничен как демографическими, так и экономическими факторами. И предпосылок для его увеличения нет.

Предложение образовательных услуг в основном формируется со стороны системы образования, основным конкурентным преимуществом которой является дешевизна, по сравнению с экономически развитыми странами. По состоянию на июнь 2018 года средняя зарплата в сфере образования была ниже средней зарплаты в Украине (8553 грн и 9141 грн в месяц соответственно) и незначительно превышала $ 300.

Однако низкая зарплата это не только конкурентоспособная цена образовательных услуг, но и в результате – низкое качество обучения, поскольку в сфере образования трудоустраиваются в основном те специалисты, которые оказались невостребованными в других, более высокооплачиваемых и престижных сферах экономики. В то же время часть платёжеспособного спроса на образовательные услуги удовлетворяется субститутами, среди которых MOOCs (массовые открытые онлайн-курсы).

Таким образом, наблюдается проблема, когда низкая стоимость образовательных услуг не позволяет повышать их качество. Сокращение спроса ограничивает ресурсы для традиционных инвестиций в качество образования, и вместе с тем обусловливает оптимизацию численности учебных заведений и их сотрудников.

Следовательно, решение этой проблемы через увеличение спроса и предложения образовательных услуг на внутреннем рынке представляется крайне маловероятным. Более перспективным является расширение спроса за счёт внешних рынков, объём которых превышает масштаб всей экономики Украины.

Увеличение спроса и предложения возможно через повышение качества услуг, увеличение численности иностранных студентов, которые непосредственно приезжают в Украину учиться; предоставление образовательных услуг дистанционно.

И здесь необходимо учитывать современные технологические тренды относительно способов и форм обучения, среди которых выделяются: профессиональная сертификация и соответствие международным «стандартам качества»; массовые открытые онлайн-курсы; микро-обучение; использование дополненной и виртуальной реальности, в т.ч. для международной междисциплинарной проектной работы. Уже сейчас как в мире, так и в Украине наработан обширный опыт формирования и развития образовательных платформ. Широко известные в мире образовательные платформы Coursera, adX, Skillshare, Udemy, Khan Academy и т.п. содержат тысячи курсов и обучают миллионы слушателей. Ведущие университеты мира не только используют эти и другие открытые платформы, а также создают собственные. Например, очень мощная платформа у Стэндфордского университета. В Украине в последние годы появились собственные образовательные платформы: Prometheus, «Открытый университет майдана» и другие.

Применение этих трендов на практике требует создания онлайн-школ и онлайн-университетов. В первую очередь ведущим вузам страны, которые уже имеют собственный бренд. Им необходимо переходить от сайтов веб-страниц к цифровым платформам. Наличие цифровых платформ позволит проводить обучение в виртуальных лабораториях, обеспечить доступ к наиболее качественным образовательным программам в удалённом режиме, снизить риски коррупции, создать рейтинги наиболее качественных и востребованных образовательных услуг и их авторов. Это, в свою очередь, станет базисом создания национальной цифровой образовательной платформы.

Использование технологии блокчейн позволит автоматически перечислять определённую сумму, выраженную в криптовалюте, авторам учебных курсов в зависимости от количества студентов, которые их прошли. Студенты смогут автоматически получать сертификаты или дипломы при условии выполнения требований образовательных смарт-контрактов.

Цифровая образовательная платформа обеспечит работодателям возможность поиска и проверки качества обучения потенциальных кандидатов в режиме онлайн. Также образовательная цифровая платформа может выступать как краудфандинговая площадка для софинансирования бизнесом перспективных направлений образования.

В итоге вырисовываются перспективы для создания национальной образовательной экосистемы, объединяющей образовательные учреждения, студентов, учащихся, абитуриентов, выпускников, работодателей. Такого рода сотрудничество позволяет не только повысить качество образовательных услуг, но и сделает их доступными в удалённом режиме в любой точке мира. Такие образовательные услуги смогут побороться за внешние рынки. И вместе с тем будут созданы условия для повышения их качества внутри страны, с последующим увеличением оплаты труда в сфере образования.

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email