Ведущий Такер Карлсон (Tucker Carlson): Северная Корея… Каким предстает перед миром это государство? Есть человек, долго размышлявший над заданным вопросом: Джордж Фридман, основатель сетевого издания «Геополитическое будущее» (Geopolitical Futures). Джордж принимает участие в нашей беседе. Благодарю вас, Джордж.

Джордж Фридман: Не за что.

Такер Карлсон: Какой перед нами стоит выбор? Белый дом объявил, что мы не намерены больше мириться с корейскими ядерными испытаниями, — а именно, с испытаниями ядерных ракет. Северная Корея ответила: мы ведем испытания и продолжим вести. Но чтó же дальше?

Джордж Фридман: Ну, для начала придется подумать: а чтó нам, по сути, известно? И беда в том, что мы не знаем, есть ли уже сегодня у северных корейцев пригодные к применению атомные боеголовки — или еще нет.

Такер Карлсон: Ага!

Джордж Фридман: Мы должны предполагать наихудшее. Стало быть, нужно думать, как захватить… вернее, уничтожить имеющееся у них ядерное оборудование. Известно ли американской разведке, где оно расположено? Известно ли, насколько хорошо разработано? Возможно ли до него добраться?

Подозреваю, что известно — однако тут возникает незадача. На севере… в северных областях, в демилитаризованной зоне, сосредоточено множество артиллерийских орудий, и все они достаточно дальнобойны, чтобы стрелять по Сеулу. Сеул—столица Кореи… то есть, Южной Кореи. Население Сеула — 10 млн. человек. Если открыть по городу огонь, жертвы будут неисчислимы. Получается, отнюдь не достаточно стереть с лица земли одно лишь… э-э-э… ядерное оборудование.

Такер Карлсон: Верно.

Джордж Фридман: Следует обезвредить артиллерию — а это задача не из легких. Однократным ударом не обойтись. Орудия настолько… настолько рассредоточены, что стратегическим бомбардировщикам потребуются многие дни, чтобы уничтожить корейские пушки. А тем временем пушки будут вести огонь.

Такер Карлсон: О, разумеется. Корейцы потратили 65 лет, размещая свои стволы в удобных местах. Рассчитывали однажды начать именно такое наступление — решительное и беспощадное. Но все же пока напряженность возрастает. Китай, имеющий важнейшее значение для Кореи… то есть, Корейского полуострова… хочу сказать, обе страны… Обращают ли они эту напряженность себе на пользу?

Джордж Фридман: Очень долгое время я наблюдаю, как они встречают требования, предъявляемые Соединенными Штатами — всеми американскими правительствами. США требуют: измените свою торговую политику, упорядочьте обращение валюты. И постоянно случается одно и тоже: где-то в ходе переговоров северные корейцы учиняют нечто безумное. А мы понимаем: следовало бы ответить немедля, ринуться к китайцам и просить: «Китайцы, выручите нас!» Допустим, так оно и произойдет — Китай угомонит корейцев, переговоры возобновятся… Но тут китайцы скажут: «Эй, ребятки-янки! Мы вам только что помогли — отчего бы и вам, в свою очередь, не пойти навстречу Китаю? Например, в торговых вопросах…»

Такер Карлсон: Верно.

Джордж Фридман: Любопытно поступил Дональд Трамп — открыто признал: наша игра к этому и сводится… мы ведем ее уже долгие годы. Но прибавил: поможете урезонить Северную Корею — получите торговые льготы.

Такер Карлсон: Ого! Получается, взял и объявил целому белому свету: мы, по сути, играем с китайцами, а ставкой в игре служат грядущие торговые преимущества. И… и полезно ли такое признание?

Джордж Фридман: М-м-м… Довольно-таки полезно. Берете очевидное — и заставляете в него поверить. Игра ведется давно. Велась и при Обаме, и при Буше. А нынешний президент попросту объявил: глядите, на что продолжают ставить китайцы.

Такер Карлсон: Верно.

Джордж Фридман: И этим предопределяется следующих президентский ход. Трамп говорит: нас уже достаточно шантажировали Северной Кореей — давайте-ка вернемся к вопросам торговым. И недвусмысленно дал понять: поможете Америке — получите более выгодные условия. Не слышал я, чтобы политики спокойно, открыто и всенародно признавали правила своей игры.

Такер Карлсон: Любопытно. Значит, условия окажутся выгодными по сравнению с прежними?.. А кстати, считаете ли вы Северную Корею наистрашнейшей ядерной угрозой для США — или есть пугала пострашнее?

Джордж Фридман: На сегодня Северная Корея — величайшее из пугал. Величайшее, поскольку мы ни в чем не уверены. Известно, что Северная Корея способна создавать ядерное оружие. Но может ли она производить миниатюрные боеголовки? Может ли она выпускать надежные боеголовки, выдерживающие ракетный пуск? А надежны ли сами корейские ракеты? В сущности, это почти безразлично. Я, как частное лицо, могу рассуждать подобным образом — мне-то хорошо, я высших государственных обязанностей не несу.

Такер Карлсон: Верно.

Джордж Фридман: А вот президент несет. И до какой степени он готов рисковать? Какую цену согласен или не согласен уплатить? Подозреваю, что здесь опасность очень велика — поскольку ее неимоверно тяжело устранить.

Такер Карлсон: Завершающий вопрос. Как по-вашему, северные… правительство Северной Кореи вменяемо? Предсказуемы ли его поступки?

Джордж Фридман: Совершенно предсказуемы. Корейцы стремятся выглядеть слабыми — дабы никто не обращал на них внимания, не давал себе труда с ними связываться. И безумными — опять же, чтобы никто не решался с ними связываться: мол, себе дороже выйдет…

Такер Карлсон: Верно.

Джордж Фридман: …и лютыми, способными уничтожить целый мир.

Такер Карлсон: Верно.

Джордж Фридман: И хотя Северная Корея — страна малозначащая по всем меркам, она умудрилась вынудить и японцев, и южных корейцев, и китайцев, и русских, и американцев к разговору с нею на равных. Блестящее достижение. Так продолжается уже много лет подряд. Можете не любить северных корейцев — но нельзя не уважать их. Истинные мастера своего дела.

Такер Карлсон: Ага… Точно, как за тюремной решеткой: человека пытаются притеснять сокамерники, а он откусывает нос одному из задир, и никто больше с человеком не желает связываться.

Джордж Фридман: Вот-вот…

Такер Карлсон: Спасибо за беседу, Джордж, это было по-настоящему интересно!

Авторский перевод Вадима Глушакова

24 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email