Ленин пришел к власти в 1917 году, обещая народу, уставшему от войны и бедности, мир и землю. Ильичу было тогда проще раздавать обещания, потому как в стране шла мировая война, счет жертвам шел на миллионы, и в окопах сидела половина мужского населения. Да и бедным обещать значительно проще. Больше 90% населения были крестьянами, у которых не было земли в государстве с самыми большими ее запасами в мире. Ленин дал тогда избирателям обещания и после прихода к власти почти мгновенно их выполнил. Землю крестьяне разобрали сразу, а с миром было несколько сложнее — имелась другая сторона, с которой велись боевые действия. Для прекращения войны необходимо согласие противника. Для получения такого согласия нужны переговоры, и стороне, запросившей мира, придется нелегко — на нее будут давить, чтобы получить от войны дивиденды. В 1918 году Ленин пошел на огромные уступки германскому правительству, и не потому что он был таким уж пацифистом, а потому что иначе власть в стране ему было не удержать.

В стране стоит настолько густой политический туман, что сквозь него не видно даже локтей ближайших соратников, и чем «соратнички» эти в тумане занимаются, неведомо.

Порошенко, конечно, не Ленин, но есть что-то общее. К власти наш президент пришел абсолютно аналогичным образом, пообещав народу завершить войну в самое кратчайшее время. Но дальше сценарии расходятся. Уже сколько лет прошло после обещанного, а мира в стране так и нет. С другой стороны, и ситуация у Петра Алексеевича намного сложнее. Это только кажется, что ленинские проблемы в 1918 году были такими катастрофическими. В действительности, ему было проще. Политическая жизнь тогда была прозрачной, как стеклышко. В ней всех и вся было сразу видно. А господину Порошенко доводиться работать в иных реалиях. В стране стоит настолько густой политический туман, что сквозь него не видно даже локтей ближайших соратников, и чем «соратнички» эти в тумане занимаются, неведомо. В свете вышесказанного с миром у нас в Украине значительно сложнее, чем было в 1918 году. Хотя, казалось бы, на дворе 21 век, есть интернет, и всяческие военные глупости уже немыслимы, особенно, в самом центре Европы.

Сам Порошенко мира достигнуть в Украине не сможет. Во-первых, противник требует от него невероятного. Во-вторых, соратники президента настолько увлеклись коммерческим использованием войны, на которую списывается все воровство, что речи о поддержке мира с их стороны точно не идет. Если завтра вдруг наступит в Украине мир, и все медийное пространство окажется от войны освобожденным, его тут же захлестнет цунами компромата. Начнется очень серьезная грызня среди деятелей, толпящихся у государственного корыта, и укрыть их визг от общественности при свободных СМИ будет невозможно. Это станет для украинской власти подлинной катастрофой. Уже сегодня, хотя война еще идет полным ходом, между различными политическими группировками происходит настоящая вакханалия. Что будет, если в Украину придет мир, трудно даже представить.

Казалось бы, у мира сегодня много серьезных врагов и мало весомых друзей, а значит, война будет у нас вечной, хоть и замороженной. Но это не совсем так. Есть все же силы, которые желают и могут остановить нашу войну. Таких сил, как минимум, две, и возможности у них серьезные. Речь идет о Соединенных Штатах Америки и Федеративной Республике Германии. Руководство США и ФРГ хотят снизить напряженность в международных делах, а также набрать за это политические очки у своих избирателей. В обеих странах вскоре должны состояться парламентские выборы, и обе страны серьезно озабочены тем, что в Украине может произойти некий коллапс – политический или, скорее, экономический – за последствия которого придется платить Западу. А еще у нас работают пять атомных электростанций, одна из которых — крупнейшая в Европе. Все они очень старые, и что с ними происходит, мало, кто знает, ведь в стране идет война – не до станций. Ток дают — и слава богу. Если при взрыве Чернобыля поднялась вся огромная страна, то сегодня той страны больше нет, и на помощь не придет ровным счетом никто. А наших украинских сил в атомном строительстве больше нет никаких. Для нас все стало импортным, ведь мы уже ничего сложнее граблей не производим, какая там атомная энергетика. Но другой у нас нет. Электричества больше взять негде, и потому гоняем мы наши атомные станции до полусмерти. Несмотря на свой возраст, они дают почти 60% всей нашей электроэнергии.

Развал Украины – экономический, политический или ядерный — разнесет Европейский Союз вдребезги.

Ядерная энергетика, на самом деле, может стать чуть ли не нашим главным мирным аргументом. Многие политические деятели в Украине сокрушаются по поводу того, что мы отдали ядерное оружие в 1994 году. Они могут не волноваться. У нас осталась атомная энергетика — штука для Запада еще более опасная, чем ядерное оружие, потому как в отличие от последнего на складе не лежит, а напряженно работает на пределе возможностей, чем пугает Запад гораздо больше тех старых ядерных ракет. Напомню, Литву и Болгарию Запад заставил закрыть свои атомные станции больше двадцати лет назад. Притом, что те станции совсем еще юными тогда были и строились по последнему слову техники. Наши украинские АЭС — самые старые и самые опасные в мире, потому как абсолютно бесхозные. От двух украинских атомных станций, расположенных в Хмельницкой и Ровенской областях, до Берлина всего ничего —  одна тысяча километров. Само их существование представляет для Германии большую угрозу, чем Исламское государство и Талибан вместе взятые. Развал Украины – экономический, политический или ядерный —  разнесет Европейский Союз вдребезги. Будет ли это миллион беженцев в одночасье после атомной катастрофы или миллион беженцев постепенно после полного экономического коллапса — не столь уже и важно.

Иными словами, как германскому, так и американскому руководству лучше войну в Украине закончить и угрозы собственному благополучию ликвидировать. И знаете, у них может это получиться. У этих людей есть рычаги давления, как на нашего противника, так и на наше стадо, столпившееся у корыта. Ну, со стадом они разберутся за пару минут. Ведь все деньги, заработанные деятелями украинской номенклатуры неподъемным трудом, находятся под колпаком западных спецслужб. А потому, куда нашим деятелям от своих сбережений деться. С противником дела обстоят сложнее, но и здесь ничего нерешаемого нет. Вашингтон и Берлин пойдут на все уступки за наш счет, как и Владимир Ильич Ленин в 1918 году. Что им, сложно? Не сложно. Главное, чтобы был у нас мир, ничего не взорвалось, и никто никуда миллионами не бежал в панике. А все остальное — политические мелочи.

Иван Пырьев

129 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email