Четыре страны, разорвавшие отношения с Катаром и предъявившие эмирату жесткий ультиматум: Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн, — не намерены идти на компромисс и решать дело за столом переговоров.

За последние недели их призывали к этому министры иностранных дел ряда великих держав, а также президент Турции. Даже Рексу Тиллерсону не удалось усадить «четверку» за стол переговоров, хотя он публично призывал именно к такому выходу из создавшегося напряженного положения.

На первых порах американцы фактически поддержали саудовцев, возглавляющих «четверку»: они осудили Катар за финансирование подозрительных организаций, среди которых имеются откровенно экстремистские. Этот вопрос Катар решил, подписав с Вашингтоном соглашение о противодействии финансированию терроризма. Но у «четверки» имеются свои собственные интересы в регионе, а пытаться воздействовать на четыре страны можно в основном словесно: три из четырех — это богатые нефтедобывающие страны, уже давно имеющие солидную собственность в Западной Европе и в США (впрочем, как и Катар). В их нефти заинтересованы все, а капиталовложения «нефтяных» шейхов играют не такую уж малую роль для многих европейских государств. Скажем, Саудовская Аравия — ближайший союзник Вашингтона на Ближнем Востоке, но она может иной раз проявить строптивость по отношению к Дяде Сэму. После подписания контрактов на поставки американских вооружений в сумме более 100 млрд. долл. саудовцы могут быть уверены, что Штаты на многое станут смотреть сквозь пальцы. Ведь любые санкции против Эр-Рияда в первую очередь нанесли бы очень болезненный удар по тем самым корпорациям ВПК, от которых во многом зависят и представители политической элиты Вашингтона.

Теперь «четверка» стала расширять кольцо блокады. В Лондоне они подвергли бойкоту несколько наиболее престижных отелей: «Кларидж», «Коннахт», «Беркли» и «Черчилль». Богатые шейхи из стран Персидского залива приносят отелям немалую прибыль, поэтому бойкот весьма ощутим для владельцев. Проблема же в том, что первые три из названных отелей давно уже приобретены инвестиционным домом «Катар холдинг», а «Черчилль» принадлежит бывшему премьер-министру Катара Хамаду ат-Тани, члену правящей эмирской династии.

Тем временем ОАЭ проводят негласный бойкот ряда крупнейших западных банков, среди которых швейцарский «Креди сюисс», германский «Дойче банк» и английский «Барклиз». Бывали времена, когда одного слова директоров «Барклиз» хватило бы, чтобы сменить всех правителей во всех эмиратах Персидского залива. Но времена меняются, и теперь крупнейшие финансовые бастионы западной демократии фактически принадлежат арабским шейхам. Крупнейшим акционером указанных банков-гигантов является «Суверенный фонд Катара» вкупе с членами правящей в Катаре династии. Надо полагать, что ОАЭ и саудовцы имеют немалую долю в других крупнейших финансовых организациях Запада. И подоплека кризиса начинает проясняться: вполне вероятно, что «четверка» стремится к переделу сфер влияния в западной экономике, а там оборачиваются астрономически суммы, и тогда понятно, почему «четверка» не идет на переговоры. Когда речь идет о таких деньгах, надеяться на компромиссы очень и очень трудно.

155 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email