В Афганистане, после стольких лет спокойствия, накаляется ситуация. Афганское спокойствие это, конечно, не больше, чем фигура политической речи. С момента взятия страны под контроль американскими вооруженными силами в 2001 году здесь не было ни одного спокойного дня. Да и до того большого покоя в Афганистане не наблюдалось. С момента падения советского режима в 1992 году шли здесь непрестанные сражения между противоборствующими группировками по самым различным поводам, в основном за деньги и власть. До этого, с 1979 года, шла война между моджахедами и «советскими». До 1979 года в Афганистане не воевали, но там был политический бардак, беспредел и безумные социально-экономические эксперименты новой демократической власти, появившейся в стране в 1973 году после свержения падишаха Мухаммеда Захир-шаха. А вот до 1973 года в Афганистане царили благодать и полное спокойствие. Многие называют этот период «золотым веком». Афганистан тогда представлял собой одну из самых спокойных стран в мире, где практически не было преступности, и профессия полицейского считалась ненужной. Через Афганистан проходила «Тропа хиппи» — тысячи хиппи ехали по ней из Лондона в Катманду курить опиум в Нирване, расположенной на Freak street в самом центре непальской столицы. Здесь, в районе Пешавара, была их самая любимая остановка. Опиум был еще дешевле, чем в Катманду, а местное население подобно детям малым играло с хиппи во всяческие их игры и кормило волосатых американцев и англичан невиданной едой за сущие гроши. Такой вот мирной когда-то была эта страна. Афганистан при падишахе застыл в Средних веках — полный феодализм и отсталость, но идиллическое спокойствие и миролюбие. Сейчас в это поверить сложно. По количеству единиц оружия на душу населения Афганистан лишь немного уступает Йемену. 50 миллионов единиц огнестрельного оружия на 33 миллиона населения. В Йемене те же 50 миллионов, но на 25 миллионов человек.

Американское командование все эти годы прилагало титанические усилия для подготовки афганских вооруженных сил и службы безопасности, дабы те самостоятельно, без западной помощи, были в состоянии защитить свою демократию. Однако никаких серьезных успехов в этом деле добиться не удалось.

Страна накануне фундаментальных изменений в общественном устройстве. Речь не идет о каком-либо новом иностранном вторжении, что обычно и приводило к переменам ранее. Нет, вторгаться больше некому — все, кто могли, уже вторглись и теперь только и мечтают, как бы отсюда выбраться, проклиная свою глупость. С 2001 года за безопасность и порядок в Афганистане отвечают США и их союзники по НАТО. На пике ответственности только американская армия держала в стране 140 тысяч солдат и офицеров. На данный момент осталось всего 8.5 тысяч военных США и около 5 тысяч натовских военных. Причем натовцы сидят исключительно в центре Кабула, жестко там забаррикадировавшись, никуда не высовываясь и оказывая исключительно консультативную помощь. Вывести войска из Афганистана еще много лет назад пообещал президент Обама — того настойчиво требовал американский народ. Обещание он свое по большому счету выполнил, но положение дел в Афганистане в результате резко ухудшилось. Дабы предотвратить полный коллапс, американскому командованию не раз во время вывода войск приходилось срочно перебрасывать подкрепления обратно в Афганистан. Натовские войска на протяжении всего периода защиты демократии в Афганистане играли вспомогательную роль, а потому об их военном участии речи не идет. Американское командование все эти годы прилагало титанические усилия для подготовки афганских вооруженных сил и службы безопасности, дабы те самостоятельно, без западной помощи, были в состоянии защитить свою демократию. Однако никаких серьезных успехов в этом деле добиться не удалось. Попытки создать боеспособные национальные военно-воздушные силы оказались безрезультатными. Как заявляют американские специалисты, на то, чтобы довести дело до конца, понадобится еще несколько лет, но времени ни у кого нет. К тому же, совсем не факт, что через несколько лет результат будет достигнут, потому как такие заявления уже звучали не раз. Афганским ВВС катастрофически не хватает кадров – летчиков и механиков. Технику то им купят, но летать на ней кто будет? В общем, подготовка местных кадров закончилась, как часто бывает в западном военном истеблишменте, полным шапкозакидательством. Уже несколько лет западные газеты пишут об афганской летчице, которая стала героиней западных СМИ, – первая мусульманская женщина за штурвалом. Но ее боевой результат на нуле. Летчицу начали преследовать на родине за неподобающее мусульманской женщине поведение, и она попросила политического убежища в США во время пребывания там на маневрах. Финансовые средства и время потрачены — летчика нет.

Но проблема не только в том, что афганская армия ни на что не способна – в политической плоскости тоже надвигается катастрофа. Правительство Ашрафа Гани трещит по швам. По афганским понятиям, это вообще не правительство, а жалкая его тень. Порядок в Афганистане возможен только при условии наличия крепкого, очень крепкого правительства. Таковым было движение Талибан, правившее страной с 1996 по 2001 годы. Таковым было правительство Хамида Карзая, пришедшее к власти на американских штыках после разгрома Талибана в 2001 году. Карзай оставался у власти в Кабуле до 2014 года, больше не мог — по закону президент может занимать свой пост только два срока. Режим президента Карзая был очень плохонький: повальная коррупция, тотальное кумовство и прочие прелести имелись в нем в полной мере, но режим держался крепко. Господин Карзай выстроил с помощью американских денежных средств систему финансовой мотивации крупнейших племен в стране. Афганистан по сей день во многом остается страной средневековой, а потому племена играют ключевую роль. В американской армии в те годы имелось даже специальное воинское подразделение, задачей которого была инкассация крупных сумм наличных денег для передачи их афганскому правительству, которое затем по своему усмотрению распределяло их среди вождей племен, дабы те поддерживали мир в своей местности.  Речь шла о десятках миллионов долларов за один привоз, точнее прилет. Деньги привозили в президентский дворец на военных вертолетах под охраной автоматчиков и пулеметчиков. Такие рейсы осуществлялись по нескольку раз в неделю. Президентский дворец в Кабуле был необычным меланжем из вертолетной площадки и банка черной наличности в особо крупных размерах. Чтобы американские солдаты не гибли на бескрайних просторах афганских гор, не грех было и заплатить несколько миллиардов долларов в год — это все равно было дешевле, чем воевать со всеми этими племенами. Таким, вероятно, был ход мысли командования войск США, дислоцированных в Афганистане. Президент Карзай был первым и единственным президентом, который когда-либо у республики был. Сам пост был создан только в 2004 году, и господин Карзай его немедленно занял, потому как до этого был главой временной администрации. Иными словами, господин Карзай руководил республикой на протяжении всей ее современной истории и держал в своих руках все нити управления таким сложным государством, пользуясь полной поддержкой американского правительства.

На выборах 2014 года с большим трудом победил Ашраф Гани. Новый президент — человек, по западным меркам, уважаемый, образованный и для управления демократическим государством самый подходящий. Вот только не такой Афганистану сегодня нужен руководитель. Господин Гани, по большому счету, к современному Афганистану отношения никакого не имеет. Родился в очень богатой семье. Окончив школу, в далеком 1967 году, он уехал учиться в Американский университет в столице Ливана городе Бейруте. Это одно из самых дорогих и респектабельных учебных заведений на всем Ближнем Востоке. Получив образование в Бейруте, Гани уехал в Соединенные Штаты Америки, где и прожил всю жизнь, построив там успешную карьеру. Он был профессором Колумбийского университета, работал во Всемирном банке и т. п. Жена господина Гани по национальности ливанка, по вероисповеданию христианка. Женщина она, конечно, тоже продвинутая и в мировых кругах влиятельная, но для афганской общественности личность довольно чужеродная, хоть президент ее на афганский манер и называет Биби Гюль. Бывший профессор Колумбийского университета Ашраф Гани на фоне таких полевых командиров, как генерал Абдул-Рашид Дустум, который занимает должность вице-президента страны, выглядит инопланетянином. Господин Дустум, наполовину узбек, наполовину туркмен, родился в далеком афганском кишлаке в нищей семье. В прошлом рабочий. Образование получил в Советском Союзе, после чего почти тридцать лет занимался в Афганистане исключительно военным делом и политической деятельностью. Недавно вице-президент Дустум объявил о создании Лиги спасения Афганистана, в которую уже вошли предводители этнических меньшинств страны: хазарийцы, узбеки, туркмены, таджики. Бывший президент Афганистана Хамид Карзай, который сохраняет в стране серьезное влияние, несколько месяцев назад назвал президента Гани предателем и обрушился на американцев. Случилось это после того, как американская авиация сбросила самую большую бомбу в мире в горах Афганистана. Однако многие заверяют, что бомбардировка — не больше, чем повод. Господин Карзай, будучи самым опытным политиком в стране, обладающим к тому же огромными связями, просто лучше всех чувствует воздух приближающихся перемен.

При любом варианте договоренностей без «Талибана» новый Афганистан жить не будет.

Приближающие перемены — это идущие на Кабул талибы, и нет сегодня в мире никакой силы, способной их остановить. Американцы уходят из Афганистана. В действительности они уже практически ушли, оставшиеся 8.5 тысяч — это просто арьергард, оставленный до момента завершения политических договоренностей. Без серьезного американского военного присутствия правительство президента Гани не выстоит и месяца. На данный момент времени талибы контролируют около 40% территории и планировали начать весной мощное наступление, но пока ничего подобного не произошло.  Говорят, вместо этого идут ожесточенные переговоры. В обсуждении будущего Афганистана участвует много стран. Впервые за очень долгое время среди заинтересованных сторон почти нет западных стран, разве что США, добивающиеся только одного — чтобы их больше с этой территории не бомбили и вообще не тревожили, как это было до 11 сентября 2001 года. В переговорах участвуют Пакистан, Иран, Индия, Саудовская Аравия и Российская Федерация. Все переговоры, естественно, закулисные, тайные и абсолютно непредсказуемые. Это даже не конференция по Сирии в Астане, это какие-то никому не ведомые, секретные консультации. К примеру, совсем недавно, в конце мая, в Пакистане американский беспилотник взорвал одинокое такси, в котором со встречи в Иране возвращался руководитель «Талибана» Ахтар Мохаммад Мансур. И таксиста, и руководителя «Талибана» убили. В Иране господин Мансур, видимо, проводил переговоры с иранскими чиновниками и представителями российского руководства — не ездить же ему в Москву. Кроме всемогущей пакистанской разведки, никто американцам сдать Мансура не мог. Вот такие там идут переговоры. А переговоры сложнейшие. Надо удовлетворить требования и чаяния стольких заинтересованных сторон. При любом варианте договоренностей без «Талибана» новый Афганистан жить не будет. Он без сомнений войдет в новое правительство и составит значительную его часть. Сегодня в регионе ни у кого нет сомнений: «Талибан» идет, и останавливать его бесполезно — лучше с ним договориться.

Вадим Глушаков

Print Friendly