Ведущий Эд д’Агостино: Сегодня со мной беседует Джордж Фридман, который только что обнародовал для подписчиков свой прогноз касаемо событий, ожидаемых в 2017 году. Джордж любезно согласился поговорить с нами о своем прогнозе.

Расскажите немного о Ближнем Востоке: вы долго и прилежно занимались этим регионом. Точнее, лишь об одной из тех стран — о Сирии. В сирийском конфликте по уши увязла Россия. Отчего россияне так озабочены исходом сирийских дел, и чтó, по-вашему, в конце концов, предпримет Россия на сирийской почве?

Джордж Фридман: Главная беда России сводится к одному: Россия, по сути дела, государство слабое. Она так и не сумела оправиться после украинских событий, российская экономика разрушена. России требовалось доказать, как-нибудь и где-нибудь, что она остается державой, равной по мощи Соединенным Штатам. И Сирия была одним из удобных для этого мест. России вовсе не нужно устраивать крупномасштабного вторжения, достаточно иметь в Сирии около сотни самолетов и кое-какие войска особого назначения.

Сирия была, пожалуй, единственной землей, где присутствие российских войск могло сыграть более-менее заметную роль. Честно говоря, не думаю, будто русских мало-мальски заботит сохранность асадовского режима – Асад им безразличен. Их заботит иное: не выглядеть слабыми, будучи временно слабыми. И в Сирии, возможно, притворяться сильными.

Ведущий: А каковы отношения в треугольнике «Россия – Соединенные Штаты – Исламское Государство»? Кажется, вы готовы утверждать – нет, уже утверждали! – что Россия на разные лады играла на пользу США своими действиями в Сирии.

Джордж Фридман: Россия и впрямь сделала одолжение США – в том смысле, что… Видите ли, Соединенные Штаты не желали видеть асадовский режим сохранным. А кем выступает в этом случае ИГИЛ? США опасаются: свержение Асада будет лишь на руку Исламскому Государству, ИГИЛ им воспользуется – и кто знает, как?

Основное внимание Соединенных Штатов полностью сосредоточено сейчас на ИГИЛ. С ИГИЛ ничего мало-мальски существенного поделать нельзя. Его, как известно, привыкли недооценивать, склонны считать боевую сноровку и военную мощь Исламского Государства незначительными. А ИГИЛ укрепляется в Мосуле, а ИГИЛ захватывает сирийские города – Пальмиру вот опять захватило. Тут незадача серьезная, теперь идут непрерывные прения по вопросам об асадовском режиме и событиях в Алеппо. Ибо действительное положение вещей ужасно…

Есть и побочные вопросы, однако ИГИЛ остается основным. ИГИЛ несокрушимо. Его можно громить на поле боя снова и снова, но всякий раз оно воскресает и возвращается. Никому еще не удалось разработать стратегии, дозволяющей управиться с Исламским Государством. А в Мосуле уже доказано: ИГИЛ умеет сражаться и намерено сражаться.

Ведущий: Думаете ли вы, что Сирия сохранится как единая держава, если все нынешние беды останутся позади?

Джордж Фридман: Сирию сохраняет единой только тирания, гнездящаяся в Дамаске. Сирия – вымышленная страна. Сирию населяют несколько народностей, в Сирии бытуют различные вероисповедания. Это государство создали после Первой Мировой войны, когда возникали все нынешние искусственные арабские страны – вроде Ливии, вроде Сирии… Впоследствии все они стали разваливаться на части.

Сирию способен политически объединять некий диктаторский режим, однако по сути своей Сирия все равно останется раздробленной – как и ныне. Сравните с Ливаном: он рассыпался в 1970 – 1980-х, потом объединился вновь, а все враждующие фракции остались прежними, никто не предлагает ничего существенного… Полагаю, Сирию ожидает похожая участь. Сирию возможно умиротворить – но вот объединить Сирию, по-моему, немыслимо.

Джордж Фридман

Джордж Фридман — американский политолог, основатель и исполнительный директор частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR

Print Friendly