Когда-то давным-давно, когда в Украине был мир, а у власти Виктор Янукович, я прочел на мраморной плитке станции метро «Университет» безумную надпись: «Еврей Шуфрич травит Юлю Тимошенко ртутью». Фотография, снятая на слабую образца 2011 года камеру мобильного телефона, и по сей день болтается на моей странице в соцсетях. Однако мне тогда и в голову не приходило, что тема отравления ртутью актуализируется в информационном поле Украины в неироническом контексте. Ведь на свете существует много куда более эффективных ядов: цианистый калий, мышьяк, полоний, в конце концов. Даже кофеин может при достаточной дозе отправить человека на тот свет – достаточно лишь угостить человека чашечкой доброго эспрессо с растворенными в нем смертельными девятью граммами кофеина. И концы в воду – просто человек перебрал кофе.

Впрочем, я не о способах. Я о тех неудачных покушениях, которые, как снег на голову обрушились на украинских депутатов. Сперва двое судимых граждан планировали убить Антона Геращенко, по заданию ФСБ, разумеется. Зачем ФСБ наняла с этой целью карманника и гоп-стопщика – убей, не пойму. Вероятно, профессионалы побоялись. Ибо уж больно грозен наш рыцарь без страха и упрека. Пришлось искать «титушек». Затем, по прошествии несколько дней, мы узнали о еще более коварном покушении на Игоря Кононенко – его, согласно заветам 2011 года, травили ртутью. Об этом со страниц «Левого Берега» поведала нам шеф-редактор издания Соня Кошкина: «Учитывая, что Кононенко является правой рукой Президента не столько даже в политических, сколько в деликатных околобизнесовых делах, логично предположить: возможно, «привет» передали не самому Игорю Витальевичу, но целому Петру Алексеевичу».

А ртутью, как известно, с ХVI века лечили болезнь гениев революции.

Об этом, впрочем, коллеги по фракции даже не догадывались. «Мы видели его. Он выглядел вполне здоровым. Очень странно, что было отравление», – прокомментировал эту новость для интернет-издания «Страна» оставшийся неизвестным депутат от БПП. Однако Кошкиной видней. Как известно, она – мастер журналистских инсайдов, ради которых не брезгует даже интимными связями. И это не злые языки говорят, этим сама Кошкина хвастала. А ртутью, как известно, с ХVI века лечили болезнь гениев революции. И уж кому как не Кошкиной знать о таких вещах первой, и уж точно раньше коллег по фракции.

А если серьезно, то что-то уж очень зачастила шеф-редактор «Левого Берега» с фейками. То золотую лопату у бывшего заместителя генпрокурора найдет, теперь вот, ртуть. Разумеется, такие вещи просто так не случаются, и подобная яркая дезинформация вбрасывается в общество, чтобы отвлечь внимание публики от куда более серьезных процессов, которые, тем временем, тихо вершатся за кулисами украинской политики. И, вероятнее всего, в центре этих процессов стоит Виктор Пинчук, чье имя давно ассоциируется и с изданием «Левый Берег», и с учредившим это издание «Институтом Горшенина».

О том, что Виктор Михайлович затеял какую-то сложную игру, свидетельствует многое. И его внезапная его конфронтация с президентом вокруг статьи в «The Wall Street Journal». И усталость мирового сообщества от Украины. И растущее в украинском обществе недовольство политико-экономической ситуацией в стране. И если эти настроения не оседлать сегодня, то ситуация в стране может окончательно выйти из-под контроля. И тут, в качестве свистка для выпуска пара, необходимы выборы. И новые политические проекты, одобренные в Вашингтоне и Москве. Ибо, выбирая между «африканизацией» и окончательной потерей субъектности, украинские элиты непременно выберут внешнее управление – с Порошенко или без. Как Кремль с Белым Домом решат, так и будет.

Ведь денежные мешки, долгие годы решавшие судьбу страны и пустившие ее под откос, оказавшись в зависимости от внешнеполитического давления, перестают определять политику.

Однако не так уж страшна и не так уж велика потеря этой самой субъектности, которая не привела нашу страну ни к чему хорошему. При всех очевидных недостатках тут имеет место и положительный момент. Ведь денежные мешки, долгие годы решавшие судьбу страны и пустившие ее под откос, оказавшись в зависимости от внешнеполитического давления, перестают определять политику. Теперь уже внешние игроки будут указывать олигархам направления для вливания средств в политические партии, а не наоборот. А значит, и освободившееся от диктата олигархии политическое поле снова станет местом противостояние не бизнес-проектов, а политических партий – их взглядов, убеждений и моделей преобразования страны. И когда ситуация окажется стабилизирована, и страна снова обретет почву под ногами, превосходство политиков над денежными мешками будет закреплено новыми правилами игры. И тогда у страны появится шанс.

Анатолий Борщаговский

10 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email