Не секрет, что сообща человечество могло бы сделать много хороших дел, но на практике сообща чаще делаются плохие. Трудно сказать, что послужило причиной: классики коллективизма видели корень проблемы в пережитках, классики литературы – в человеческой природе.

Вот, например, сколько всего хорошего могли бы сделать участники Майдана 2014, если с таким же патриотическим рвением не ушли воевать на Донбасс, а создали трудармии, чтобы приводить в порядок дороги. Те самые, на которые так злобно матерились во времена Януковича. При этом внедрив всю постмайданную систему: благотворительность малых и средних предпринимателей, волонтерское движение и даже волны мобилизации. Пусть даже во всем этом присутствовал элемент рэкета или элементы тоталитаризма, как это было во времена Франклина Делано Рузвельта, попросту изъявшего золото у населения – не страшно. Лишь бы собранные средства шли на обеспечение трудармий хотя бы так, как они идут на АТО. Закончились дороги – не беда. Можно было бы строить коровники, заводы, обрабатывать поля.

И привилегии для бойца трудармий оставались бы те же: известность в СМИ, возможность перехода в политику, шоу-бизнес, преференции в поиске работы и в бизнесе. Разумеется, во всем этом сохранялся бы элемент социальной несправедливости -простого разнорабочего трудармии едва ли позовут в политику или на шоу, как,впрочем, туда не зовут и рядового из окопа под Горловкой или Еленовкой .

Трудармии – важнейший элемент в реализации политики «Большого скачка» в Китае

Трудармии – важнейший элемент в реализации политики «Большого скачка» в Китае

Уверен, и с сепаратизмом трудармии тоже могли решить все проблемы. Лидеры протестов в Донецке и Луганске посмотрели бы на происходящее по всей стране и своих активистов тоже отправили бы что-нибудь строить. Потом бы хвастали, у кого коровники лучше, одинаково платя налоги в Украину. Ведь даже война не смогла помешать донецким-киевским предпринимателям это делать, пока не вмешалась блокада Парасюка-Соболева-Семенченко.

Почему мобилизация граждан пошла путем войны, а не путем строительства, человеческая природа тому виной или пережитки – об этом можно спорить бесконечно. Лично я считаю, что главной причиной стал страх разочарования, осознание неизбежности описанной выше несправедливости в отношении разнорабочего и солдата. Страх будущего, в котором из холода и грязи вырастает новый карьерист, а тот, на чьем горбу будет построена дорога в это будущее, так и останется прозябать в нужде и безвестности. Потому энтузиаста и тянет к оружию. Ему кажется, что так проще отстоять статус, что, увы, главное заблуждение. Оружие лишь ужесточает иерархию. Иначе генералам с их маленькой и смешной кобурой на боку надо было бы ездить на танке или РСЗО, дабы ими не помыкал любой пулеметчик.

Даже если бы описанный проект мирного Майдана сработал, а место добровольческих и территориальных батальонов заняли трудармии, все бы все равно передрались. «Темные» в бараках, драки в публичных местах, драки стенка на стенку и массовая ненависть к любому начальству стали бы реальностью мира украинских хайвеев и отремонтированных коровников и формировали бы ее до тех пор, пока общество не выдумало нового предлога для мобилизации.

«Все животные равны, но есть более равные» - Дж. Оруэлл «Скотный двор»

«Все животные равны, но есть более равные» — Дж. Оруэлл «Скотный двор»

Аналогичные процессы идут сегодня и на макроуровне, отражением которого стали события в Украине. В конце прошлого века целый ряд мыслителей задумались о том, сколько всего доброго человечество может сделать, если начнет действовать сообща. Академик Андрей Сахаров, в молодости мечтавший смыть атлантическое побережье США радиоактивным цунами (по сути, будущий «Статус 6»), позднее сам ужаснулся собственным идеям и взялся за миротворческий мондиализм. Итогом его многолетней борьбы за все хорошее и против всего плохого стал проект новой Конституции СССР (Союза Суверенных Советских Республик), декларирующей стремление к созданию планетарного межгосударственного союза, руководимого единым мировым правительством.

Между тем история пошла иначе – постсоветское пространство было буквально разграблено будущими глобальными партнерами, а остатки общенародной собственности растащили по Панамам и Кипрам отечественные мародеры. Впрочем, кое-что все же из этих утопий вышло. Страны Западной Европы, с еще зарождавшимся союзом, в который и предлагал в первую очередь объединяться Андрей Дмитриевич Сахаров, все же развили общий рынок в по сути союзное государство. Возникла и Всемирная Торговая Организация, установившая единые правила, и государственные границы стали размываться для товаров и онлайн-услуг, возникло единое информационное пространство, ограниченное лишь языками общения. «В будущем придется импортировать, чтобы производить на экспорт»,- предупреждал в 2012 году рекламный слоган крупнейшего мирового банка HSBC, возвещая приход новой, прекрасной эры, где не останется замкнутых рынков, города будут выращиваться как деревья, а энергия будет добываться из мусора.

«В будущем придется импортировать, чтобы производить на экспорт» - реклама HSBC 2012 года

«В будущем придется импортировать, чтобы производить на экспорт» — реклама HSBC 2012 года

Внезапно этот новый мондиализм споткнулся об Украину. На первый взгляд, простой локальный конфликт, пускай и запущенный не без участия международных партнеров, не просто усугубил международные противоречия в сфере геополитики. Торговые санкции против РФ подтолкнули человечество к пересмотру торговых отношений в рамках ВТО, ЕС, планируемые администрацией Обамы трансатлантические и тихоокеанские партнерские мегапроекты.

Отмечу, что к этому моменту у многих стран накопилось достаточно претензий к единым правилам. Мир, стремительно трансформировавшийся из конгломерата суверенных стран в акционерное общество, на собственной шкуре уже ощутил право держателей контрольных пакетов глобального миропорядка, позволяющий попросту игнорировать интересы миноритариев. На них можно давить, их можно закатывать в асфальт, как это случилось с несговорчивой администрацией Януковича за отказ от подписания невыгодного для страны соглашения с ЕС.

Дальше – больше, новоизбранный держатель контрольного пакета Дональд Трамп счел тенденцию объединения рынков невыгодной уже и для США. Слишком много, как ему кажется, теряет Америка, создавая приоритетные условия для политических союзников. Слишком быстро в условиях регулируемой глобальной экономики развивается Китай. Того гляди, завтра уже и контрольный пакет уйдет. Так, Дональд Трамп из соображений национальной безопасности наложил вето на продажу американской технологической компании Qualcomm сингапурской фирмой Broadcom Limited. Если верить Нью-Йорк Таймс, главным опасением президента Трампа было преимущество, которое могла получить китайская корпорация Huawei в гонке за пятым поколением мобильной связи. 

Это решение стало лишь пробным камнем. Далее США вступили в прямую экономическую войну с КНР, ведущуюся протекционистскими методами пошлин, эмбарго и торговых санкций. Сегодня об этой войне кричат заголовки всех мировых изданий и, что характерно, занимают отнюдь не проамериканскую позицию. Иные злорадно потирают руки – в ответ на действия президента Трампа, КНР ввела запрет на экспорт в Китай перерабатываемого там американского мусора.

Досталось и Евросоюзу, получившему в благодарность за поддержку санкций против РФ лишь пошлины на алюминий и сталь, при этом, в ответ на возмущение по ту сторону Атлантики, пообещал ввести пошлину еще и на автомобили. Еврокомиссия пока лишь угрожает встречными тарифами — на харлеи и голубой деним, но эти угрозы звучат как писк комара в сравнении с наездом на европейский автопром.

Международный форум в Дананге, октябрь 2017. На фото главы США и КНР с супругами. До начала торговой войны остаются считанные месяцы.  

Международный форум в Дананге, октябрь 2017. На фото главы США и КНР с супругами. До начала торговой войны остаются считанные месяцы.

Многие видят сегодня проблему лично в президенте Трампе. Дескать, стоит этому клоуну уйти, все снова станет на свои места, и мировая торговля расцветет по-прежнему. Это опасное заблуждение сродни раздутой майдановцами идее, что преградой на пути к процветающей Украине является президент Янукович. Ведь проблема не в Дональде Трампе. Она в необходимости для США сохранять гегемонию если не в военной сфере – политика Обамы-Буша по созданию ограниченных прокси-войн поставила ее под сомнение — то в торговых, дипломатических, внутриполитических конфликтах в иностранных государствах и войнах спецслужб.

Торговый конфликт с Китаем может действительно обернуться для США чуть ли не катастрофой, но лишь на первых порах. Очень скоро возникнет мощная группа предпринимателей, научившихся зарабатывать на торговой войне. Ведь украинским предпринимателям удается зарабатывать на происходящем – так чем же американцы хуже? И чем хуже будут последствия протекционистской политики Белого Дома, тем сильнее будет обида обывателя на эти «нехорошие» страны, не желающие забирать мусор. Как демонстрирует пример Украины, у такой политики есть будущее, пускай и неприятное.

Семен Хавевер

450 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email