Украина может измениться организационно, демократически-территориально и конституционно, превратившись в федерацию или же конфедерацию. Об этом интервью телеканалу «Рада» заявил первый президент Украины Леонид Кравчук:

«Это может быть федерация или же конфедерация. Есть же в мире разные структуры. Есть и просто моно-государства. У нас же была единая территория. А Крым был вне монетарного государства. То есть я хочу всем сказать, что не стоит исключать изменений, когда их время наступит».

Заявление Леонида Макаровича лично у меня вызывает множество вопросов. В частности, когда наступит это время, каковы критерии, и почему оно не наступило до сих пор — например, 25 лет назад, когда Леонид Макарович занимал пост президента. Ведь на тот момент все было так просто – президентскими союзниками могли стать и Народный Рух Украины — его лидер Вячеслав Черновол первым озвучил идею федерализации Украины как залога территориальной целостности и мира в стране, и социалисты Александра Мороза, всегда выступавшие за передачу регионам части полномочий центра. Но, видимо, тогда время еще не наступило.

Да и противоречия, приведшие Украину к вооруженному гражданскому конфликту, растаяли бы, как с белых яблонь дым.

Досадно. Такое решение сохранило бы советскую производственную кооперацию, ту самую, на которой держался отечественный экономический потенциал, по оценкам экономистов, равный потенциалу Франции и Западной Германии. Да и противоречия, приведшие Украину к вооруженному гражданскому конфликту, растаяли бы, как с белых яблонь дым. Но время тогда было неподходящим. Почему? Спросите у Леонида Макаровича.

Между тем заявления Леонида Кравчука, как бы они смехотворно не звучали, — вовсе не пустой звук. «Старик Макароныч» — не просто первый президент Украины, а, прежде всего, спикер, выражающий консенсусное мнение патриархов партийно-хозяйственных кланов, которые сформировали украинский капитализм и на уровне детей и внуков продолжают контролировать активы страны. Это и действующий президент Порошенко, за которым стоит фигура отца – Алексея Ивановича, стоявшего за каждым предпринимательским шагом будущего главы государства; и клан Леонида Кучмы — тестя миллиардеров Виктора Пинчука и Игоря Франчука; и клан мэра Киева времен позднего СССР Валентина Згурского, чьи деловые партнеры по адвокатской конторе BIM (Бен Израэль Медведчук) и фирме «Динамо-Атлантик» в той или иной форме оказались причастны к опочившей всуе, но не потерявшей влияние структуре СДПУ(о); и клан Ефима Звягильского – крестного отца донецких корпораций; и ныне покойного Геннадия Тимошенко – тестя Юлии Тимошенко, и многих других. Фигура Геннадия Тимошенко также связана с созданием группы «Приват», а его смерть во многом объясняет ослабление политических позиций Юлии Тимошенко, Сергея Тигипко и потерю Игорем Коломойским контроля над своими активами.

И если Леонид Кравчук делает подобные заявления, значит, где-то в кулуарах, гораздо более серьезных, нежели кулуары Верховной Рады, уже принято решение по переформатированию страны.

И если Леонид Кравчук делает подобные заявления, значит, где-то в кулуарах, гораздо более серьезных, нежели кулуары Верховной Рады, уже принято решение по переформатированию страны. При этом, судя по употреблению Леонидом Макаровичем слова «конфедерация» – переформатированию куда более фундаментальному, чем хотели организаторы референдума на Донбассе весной 2014 года. Это решение останется лишь красиво завернуть и вынести на одобрение народа Украины. Одно остается непонятным: стоило ли класть десятки тысяч жизней, инфраструктуру, промкооперацию и отношения с большинством соседей Украины, чтобы в итоге прийти даже не к федерации, а к конфедерации?

Семен Хавевер

Print Friendly, PDF & Email