Ничто так не сближает Украину с условным «русским миром», как марши российских оппозиционеров под желто-синими флагами. Разве что убийство бывшего депутата Государственной Думы в центре Киева или перестрелка чеченцев на Подоле в лучших традициях Москвы 90-х. Чеченцы – это ведь совсем не украинская история. Тем более не украинская история – это депутат-рейдер, связанный родственными узами с ворами в законе.  И чем более важной целью для Украины будет смена режима в соседней РФ, тем меньшей политической субъектностью мы будем обладать, и тем больше будем становиться частью политического противостояния в России.

Однако вернемся к стрельбе на Подоле. Действующие лица: чеченка Амина Окуева, на деле оказавшаяся одесситкой Анастасией Никифоровой, дочерью директора Одесского музея Восточного и Западного искусства. Эдакая Мария Спиридонова наших дней. Ее муж – Адам Осмаев, российский гражданин и экс-командир батальона имени Джохара Дудаева. Киллера, всадившего четыре пули в тело мужа, Окуева-Никифорова расстреляла из наградного ПМ – подарка главы МВД. Киллер, якобы французский журналист Алекс Вернер, с которым Осмаева познакомил гостевой редактор Савика Шустера Алексей Стукало, оказался чеченским уголовником Артуром Курмакаевым, отбывавшим наказание в России по обвинению в различных преступлениях. Настоящим оказался лишь Адам Осмаев, готовивший когда-то покушение на Путина, за что и был осужден в свое время режимом, но освобожден Революцией Достоинства. Окуева-Никифорова, кстати, проходит в качестве подозреваемой по делу о взрыве автомобиля журналиста Павла Шеремета. Такая вот типично киевская история наших дней, где среди фигурантов нет ни одного киевлянина.

Благо добровольческое движение принимает в свои ряды всех, невзирая на цвет паспорта.

Чеченцы, впрочем, ведут междоусобицу на территории Украины с самого начала вооруженного конфликта. С одной стороны, кланы, близкие к руководству республики Ичкерия, с другой – к правительству Рамзана Кадырова. Благо добровольческое движение принимает в свои ряды всех, невзирая на цвет паспорта. Но это раньше линия разграничения была границей для «кровников», теперь все не так. Что, впрочем, неудивительно. Скорее наоборот, удивляет то, что подобные внутрироссийские разборки приходят в наши города только сейчас – с убийством Дениса Вороненкова и покушением на Адама Осмаева.

И вот уже не благосостояние украинского народа становится целью украинской власти, а победа над Путиным. То есть цель российских оппозиционеров.

Информационная война, которую уже три года ведут Россия и Украина, действительно превратила всякого противника Кремля в союзника нашего правительства – от чеченских моджахедов до коммунистов-рейдеров. На первый взгляд, все это делает позицию Украины сильнее – оппозиционные россияне могут вести диалог с русскоговорящей частью украинского общества, анализировать события в России и давать советы и рекомендации, распространять пропаганду на территории Российской Федерации успешнее, чем это могут делать украинские коллеги, финансировать пропаганду из Украины. Все это так. Вот только ставки в России выше на несколько порядков. А значит, и бюджет, который оппозиционные россияне могут потратить на организацию различных мероприятий, превосходит возможности украинцев в разы. И дипломатический ресурс, и выход на Запад на западные СМИ. И вот уже не благосостояние украинского народа становится целью украинской власти, а победа над Путиным. То есть цель российских оппозиционеров. Тем временем игнорировать интересы украинского народа стало для отечественной политики нормой, куда более распространенной, нежели при всех прежних правителях вместе взятых. Это и логично – большая цель всегда задвигает на задний план цели меньшие.

Вот и получается эффект кота и привязанной к хвосту консервной банки. Чем дальше Украина стремится прочь от всего русского, тем сильнее ее засасывает пресловутый «русский мир». Ибо «Антироссия» — это всегда Россия, пускай и с обратным знаком.

Семен Хавевер

92 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email