Распространение слухов всегда было важным элементом машины государственного управления. Первое упоминание о необходимости контроля за сплетнями и необходимость их систематического вбрасывания в общество появилось задолго до возникновения термина «общество», а именно в Артхашастре, индийском учебнике политики III века до нашей эры. С тех пор эта система совершенствовалась, доводилась до ума, и на сегодняшний день являет собой отточенный механизм, действующий глобально, и способный управлять сознанием масс с точностью квантового компьютера.

Вырос и статус распространителей сплетен. Еще 30 лет назад это были люди низшего пошиба – эдакая разновидность мелкого доносчика, работающие не на сбор информации, но и на ее вброс, и курируемые теми же отделами полиции и спецслужб. До кучи, распространители сами не брезговали и доносами. Посему, такого рода люди традиционно презирались и высмеивались, что негативно отражалось на результате их деятельности.

До кучи, эпоха хипстеров нивелировала моральный императив, отчего многие вещи, ранее считавшиеся недостойными теперь воспринимаются как мелкое чудачество.

Все изменилось с изобретением социальных сетей. Свет увидела новая профессия – блогеры. То есть, люди, за вознаграждение озвучивающие якобы личную позицию. Эдакая продажная форма гонзо-журналистики, где чокнутость строго дозирована и направлена. Как и в прежние времена, представители этой профессии склонны к склокам и доносительству, но предоставляемая профессией свобода выбора образа жизни все компенсирует. До кучи, эпоха хипстеров нивелировала моральный императив, отчего многие вещи, ранее считавшиеся недостойными теперь воспринимаются как мелкое чудачество.

Блогер выигрывает у классического журналиста прежде всего тем, что находится ближе к обществу. Он интерактивен, ведет скорее праздный образ жизни, отчего может чаще появляться на людях. Используя различные ухищрения, наподобие модерирующих дискуссию ботов, он заманивает собеседников, устанавливает иерархию в рядах соратников и последователей. Теперь всякий гражданин может оказаться на короткой ноге с известным человеком, и мысленно возвышаясь над своими непродвинутыми знакомыми вбрасывать залитую в него информацию – идеи, комментарии, клеше, ярлыки и прочие нейро-лингвистические якоря.

При этом блогеры являются весьма тесным профессиональным сообществом, своеобразной корпорацией, имеющей собственный вкус, стиль, мнения. Примыкая к той или иной политической силе, они способны влиять на внутриполитические процессы самым кардинальным образом, расшатывая государственность, или наоборот, заставляя левитировать рассыпающуюся на песчинки конструкцию.

Лично для меня нет ничего смешного в том, что накануне «большой игры», спровоцированной разгоном палаточного лагеря у Верховной Рады, президент Украины лично встретился со своими так называемыми «порохоботами». «Порохоботы» — это один последних козырей в его рукаве, и на сегодняшний день им действительно удается охлаждать недовольство и гасить всякую попытку протестной самоорганизации общества. Это была важная и нужная встреча — куда нужнее встреч с Дональдом Трампом, или Ангелой Меркель и примкнувшим к ним французским коллегой.

Вскоре мы стали узнавать о ее подробностях и деталях. В частности, о президентском плане-темнике по вопросу очередной зачистки ОРДЛО. Как всегда, это выглядит так: заходим, всех побеждаем, а потом чистим. Правда, на этот раз с участием партнеров-миротворцев. Узнали мы и о железной руке президента, стукнувшей по столу с такой силой, что цунами на противоположной стороне земного шара не поднялось исключительно потому, что гарант наш гуманист и президент мира.

Заодно, болтливые блогеры не преминули похвастать благородством, с которым оставляли телефоны и гаджеты сотрудникам госохраны – об этом ведь просил лично Петр Алексеевич. Казалось, все идет по плану, что накануне выступлений сторонников Михаэла Саакашвили «порохоботы» сплотили ряды, чтобы не дать вознестись и разогнаться протестам, запланированным на 18 марта и последующим акциям заклятого грузинского кума.

Однако ощущение это было обманчивым. Не прошло и нескольких дней, как в дружном профессиональном сообществе выявился нарушитель конвенции — блогер Мирослав Олешко, прославившийся особой гонзо-экстравагантности в выражении своих чувств к гаранту, опубликовал фото со встречи. На фотографии запечатлен сам Олешко, чуть ли не в обнимку с Петром Порошенко. Ах, вот как, решили многие из ставших бывшими друзей-товарищей Олешко. Выходит, что договоренности в нашем тесном кругу ничего не стоят, и некоторым, пока коллеги сдают гаджеты, позволены такие фотки с предметом обожания, что обзавидуешься. Пошли взаимные оскорбления и блокировка в соцсетях с указанием количества подконтрольных Олешко ботов.

Нас обманули, а Михаэл Саакашвили прав

И вот коллективное сознание рождает мысль: в дружеском кругу есть любимчики! Ибо Бог с ним, с Олешко. Дело уже не в Олешко, а в президенте, который не только знал о конвенции, но и добивался ее исполнения! А значит кому-то оказалось можно то, чего нельзя другим! Значит снова кумовство, «люби друзи», и… коррупция! И выходит как бы так, что нас обманули, а Михаэл Саакашвили прав..

Последний тезис, впрочем, пока не озвучен, но очевидно висит в воздухе. И это, на самом деле, важный поворотный момент. Ведь это не просто буря в стакане воды разыгралась, это трещит по швам выстроенная администрацией система пропаганды.

Речь идет об очевидной провокации, за которой стоит даже не Олешко, а кто-нибудь из его шефов. Да хоть сам Антон Геращенко. И цель тут очевидна – организация коллективного побега «порохоботов» к новому хозяину, под предлогом благородного негодования. И это для власти страшный сигнал. Ведь дело даже не в пресловутой «зраде», и не в существенном ослаблении информационной машины АП, ибо, как гласит флотская мудрость, крысы и пацюки бегут только с тонущего плавсредства.

Анатолий Борщаговский

3,672 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email