Многие, возможно, забыли, однако одним из главных вопросов скандальных выборов 2004 года была судьба Украинской газотранспортной системы. Незадолго до этого президент Леонид Кучма подписал договор о создании российско-украинского газотранспортного консорциума с участием российского «Газпрома» и отечественного «Нафтогаза», задачей которого должны были стать модернизация и совместное управление отечественной ГТС. Позднее к договору подключилась и Германия. Напомню, на тот момент Украина обладала монополией на транспортировку газа в Европу, а альтернативных газопроводов тогда не было. Даже вопрос об их строительстве еще не поднимался ни в России, ни за ее пределами.

Беспокойства оппонентов из лагеря «кучмистов» о том, что новый газопровод россияне могут построить уже в ближайшее время, сведя на нет капитализацию отечественных газопроводов, разбивались о теории заговора и национал-популизм, сдобренные разговорами о «криворуких» россиянах, не способных построить даже собачью будку.

Между тем националистическая парадигма, сформулированная в ходе избирательной кампании Виктора Ющенко и активно продвигаемая его ближайшей соратницей Юлией Тимошенко, рассматривала данную форму сотрудничества как тотальную сдачу украинского национального интереса. «Газовая труба — основа нашего суверенитета и процветания. Она должна находиться в руках нашего государства», — наперебой повторяли в эфире «5 канала» эксперты всех мастей. Беспокойства оппонентов из лагеря «кучмистов» о том, что новый газопровод россияне могут построить уже в ближайшее время, сведя на нет капитализацию отечественных газопроводов, разбивались о теории заговора и национал-популизм, сдобренные разговорами о «криворуких» россиянах, не способных построить даже собачью будку. В итоге, после победы на выборах Виктора Ющенко россиянам были возвращены уже внесенные «Газпромом» 17 миллионов, а российско-украинские отношения начали стремительно портиться на фоне бесконечных «газовых войн».

И вот по прошествии пятнадцати лет, когда российские партнеры построили и продолжают строить новые и новые трубопроводы в обход Украины, а отечественная ГТС утратила монополию и эксклюзивность, залог нашего суверенитета и процветания выставлен для приватизации. И тендер выиграла не отечественная фирма, а корпорация «Rothschild S.p.A», принадлежащая итальянской ветке одноименного олигархического семейства, которое, как известно, контролирует львиную долю глобальных финансов и, согласно большинству теорий заговора, все «мировое правительство».

Украинская ГТС оказалась далеко не первым приобретением финансового клана в Украине. Ранее Ротшильды выкупили суверенный долг Украины, крупнейший агрохолдинг «Мрия» и взяли в управление собственность президента – корпорацию «Рошен». Теперь в их руки ушла и пресловутая газовая труба. Та самая, которая в 2004 году была объявлена фундаментом независимости, и борьба за которую уже пятнадцать лет удерживает страну в состоянии жесткой турбулентности.

И тут возникает вопрос: не ради ГТС ли все это затевалось? Недаром же мир так долго закрывал глаза на все происходящее: от государственного почитания организаций и лиц, ответственных за самые жуткие преступления Второй мировой войны, до развязывания гражданской войны, да еще и путем силового захвата власти, который даже по мнению действующего президента Петра Порошенко является государственным преступлением. Кто-то ведь оплачивал массовые акции, обеспечивал их поддержку в украинских и мировых СМИ, лоббировал интересы организаторов.

Да и конфликт президента с радикалами может стать началом не очередного витка дестабилизации, но совсем наоборот.

А если так, то, может, теперь от нас наконец отстанут? И первые признаки налицо, хотя еще и малозаметны. Например, после ряда мелких аварий на атомных электростанциях Украина вдруг решилась вернуться к российскому ядерному топливу, а не пытаться впихнуть американские стержни корпорации «Вестинхаус», которые при всех своих достоинствах попросту не подходят для реакторов советского производства. И происходит это аккурат в тот же день, когда «Нафтогаз» назвал победителя тендера. А еще, опять-таки синхронно с решением «Нафтогаза», выясняется, что начиная с 2018 года мы, возможно, снова начнем покупать газ в России, а не перекупать его у Словакии. При этом, напомню, у европейских партнеров мы приобретали все тот же российский газ. Только с накруткой от посредников.

Да и конфликт президента с радикалами может стать началом не очередного витка дестабилизации, но совсем наоборот. При наличии у власти готовности идти до конца и моральной поддержке со стороны мирового сообщества можно навсегда закрыть проблему ультраправых. Главное действовать жестко и решительно.

Да, цена борьбы за газовую трубу оказалась для Украины оказалась космически высока. Да, мы очень много потеряли, держась за нее, как за фундаментальную ценность украинской государственности. Да, мы продали ее хуже, чем могли, так и не научившись получать необходимый профит. Но все это неважно. Ведь если потеряв трубу, Украина наконец обретет покой, то жизнь все равно рано или поздно образуется.

Анатолий Борщаговский

Print Friendly, PDF & Email