22 марта днем автомобиль преднамеренно выехал на тротуар на Вестминстерском мосту и стал давить прохожих, а затем свернул к зданию британского парламента и врезался в забор Вестминстерского дворца. В результате погибло 4 человека и ранено около 40. Вновь, как и в случае с предыдущими подобными терактами, ответственность взяла на себя запрещенная в России и во многих других странах мира ИГИЛ.

Тактика, избранная террористами, очень напоминает теракт в Ницце 14 июля 2016 года и теракт на рождественском базаре на Брайтшайдплац в Берлине 10 декабря 2016 года. Изменены лишь детали. Преступники решили не использовать грузовики, которые привлекают к себе повышенное внимание со стороны сил безопасности. В дело пошел вполне обычный легковой автомобиль, остававшийся незаметным в потоке машин. Есть и еще одно отличие. Если в Ницце и в Берлине действовали мигранты – выходцы из Туниса, то в Лондоне за рулем автомобиля, давившего прохожих, был уроженец графства Кент 52-летний Халид Масуд, носивший при рождении имя Адриан Элмс и работавший учителем. Выясняется, что он также, как и многие другие террористы, уже попадал в поле зрения правоохранительных органов, но его непосредственная связь с террористическими организациями установлена тогда не была. Масуд был т.н. «периферийным подозреваемым» в списке спецслужб Ми-5, т.е. не считался тем, кто пойдет на громкие преступления. Эта логика спецлужбистов дала сбой.

После серии взрывов в Лондоне, произошедших 7 июля 2005 года и унесших жизни 52 человек (ранения получили около 700) это первый подобный случай в столице Великобритании, если не считать неудачной попытки подрыва 4 бомб в Лондоне 21 июля того же 2005 года. Английской полицией тогда был разработан целый план полномасштабного ответа на террористическую угрозу, включавший в себя 15 главных мер. Но сейчас в условиях массового притока мигрантов эти меры оказались практически тщетными. ИГИЛ, о существовании которой вряд ли можно было даже подумать 12 лет назад, распространила свою преступную деятельность и на Великобританию, вербуя свой контингент уже среди подданных Ее Величества.

Для террористов создана новая модель проведения терактов. Но никто не сможет дать гарантии, что она будет использована вновь, что не последует серии нападений наподобие событий в Париже 13 ноября 2015 года или подрыва бомб, как это было в брюссельском аэропорту и метрополитене 22 марта 2016 года.

Все представляется как бег по замкнутому кругу — бессилие спецслужб, новые преступления. Меняется лишь методы преступников и место проведения теракта. Без единой четко выработанной международной стратегии, достижения стабильности в Африке и на Ближнем Востоке, где нынешняя ситуация просто выталкивает очередные толпы беженцев, и в конце концов полного разгрома ИГИЛ победить террор будет невозможно.

Игорь Бондаренко, президент Европейской академии безопасности и конфликтологии, профессор, доктор юридических наук

Print Friendly, PDF & Email