Пару недель назад СБУ штурмовала житомирскую ОГА. Местных депутатов обвинили не то в сепаратизме, не то в «скрытом федерализме» — суть одна. Тогда все это казалось смехотворным. Какой такой сепаратизм в Житомире? Откуда? Однако дальнейшее развитие событий свидетельствует, что не все так просто, и пресловутый сепаратизм включает в себя множество парадигм.

Облсоветы объявили об отказе подчиняться центральному правительству. Собственно говоря, это и был сепаратизм.

Вот давайте пофантазируем: январь 2014 года…. Допустим, президент Виктор Янукович вводит войска в Киев. Военные штурмуют Майдан, арестовывают его организаторов. В стране вводится режим чрезвычайного положения, а в Киеве объявляется АТО. Запад, как потом поступала Москва, выражает обеспокоенность, требует соблюдения демократических принципов и свобод, называет действия власти антиконституционными, а произошедшее путчем. Однако президент проявляет жесткость.

Как бы поступили представители оппозиции? С большой вероятностью на Западной Украине, как это и случилось в конце февраля, начались бы захваты воинских частей. Облсоветы объявили об отказе подчиняться центральному правительству. Собственно говоря, это и был сепаратизм. Только в иных условиях, под противоположными лозунгами и знаменами. Вместо флагов России, как это случилось в Донецке и Луганске, были бы флаги Евросоюза – во Львове, Тернополе, Черновцах, Ровно. Однако сути бы это все не меняло.

К чему я? А к недавним резолюциям региональной власти разных уровней: городского, районного, областного — о поддержке торговой блокады. Государство несет колоссальные убытки, однако на сегодняшний момент это касается других регионов. Не Полтавы с Тернополем – там металлургии нет, а прежде всего Донецкой, Днепропетровской, Запорожской, и Луганской. И политикам-популистам из Полтавы, из не попавших в центральную власть партий со смешными названиями вроде Самопомочи и УКРОП, глубоко плевать на будущее многотысячных трудовых коллективов где-то в другой части Украины. Им, собственно, всегда было плевать, а государственного интереса из зарослей полтавской кукурузы, увы, не видно.

Так вот, попытки местной власти диктовать свои условия центру – это, по сути, и есть сепаратизм. Ибо национальный интерес жертвуется во имя популярных на местном уровне лозунгов. И размахивание патриотической символикой тут ничего не меняет. Ибо унитарность Украины и ее территориальная целостность определяются не европейским вектором, не пантеоном патриотических героев, а подчинением региональной власти, власти центральной.

Наверняка проблему нового сепаратизма четко понимают на Банковой. Именно на эту тему и высказывался президент Порошенко, говоря о собачьей будке, которую тоже надо уметь строить и нести ответственность за сохранность пусть даже собаки. И это тот редкий случай, когда его упрекнуть не в чем. Ведь когда в связи с блокадой начнутся проблемы с поставками тепла и электричества в упомянутые области – виноватой будет не блокада, не депутаты, голосовавшие в ее поддержку, а опять-таки центральная власть. Ибо не построила будку или недостаточно ее утеплила.

То есть, де-факто, блокада, проблему которой можно было нейтрализовать решительными действиями власти на самом раннем этапе, превращается в реальную угрозу не только для президента, но и для конституционного строя в целом.

Вероятнее всего, власть попросту проигнорирует выходящие за рамки полномочий облсоветов, а потому носящие исключительно декларативный характер требования. Ибо кесарю – кесарево. Она будет и далее засылать своих эмиссаров на редуты блокадников, пытаясь достучаться до их сознания и получая в ответ в лучшем случае безразличие. Что возможно в худшем – уже показал визит Татьяны Черновол на редут Парасюка. Впрочем, аргумент «вы — агенты Кремля» тоже был не самым разумным способом коммуникации.

А еще власть может способствовать проведению массовых антиблокадных мероприятий в регионах, прямо зависящих от кооперации с ОРДЛО. Несколько таких митингов уже состоялись – в Авдеевке, Краматорске, Конотопе. На очереди – Запорожье, Днепр, другие индустриальные области и населенные пункты. В итоге, сторонники и противники блокады могут встретиться в столице, при этом масштаб возможных столкновений сегодня предсказать крайне сложно. Все эти процессы, так или иначе, раскачивают противостояние между регионами, ослабляя центр, дискредитируя власть в глазах обеих сторон и выводя гражданский конфликт, а вместе с ним и центробежные тенденции на новый уровень. И единственная альтернатива – силовое решение, на которое власть, похоже, неспособна. То есть, де-факто, блокада, проблему которой можно было нейтрализовать решительными действиями власти на самом раннем этапе, превращается в реальную угрозу не только для президента, но и для конституционного строя в целом. Как, собственно, и Майдан, которому удалось победить исключительно в силу слабости и нерешительности власти.

Семен Хавевер

Print Friendly