Искажение значений слов и ложное их понимание – бич современного общества и постоянный источник нестабильности. И это неудивительно. Закройте глаза и представьте, сколько неудобств возникает в общении человеком, путающим понедельник с февралем, а ковыряние в зубах с хоккеем. Представили? Так вот, с философией, политологией и обществоведением дела обстоят куда хуже. Ибо речь идет уже не об удобствах, а об организации мира вокруг нас.

На практике же под демократией все чаще принято понимать набор неолиберальных институтов, именующих себя «демократическим Западом», узурпировавшим право выдавать эдакий «сертификат демократии» другим странам.

Возьмем в качестве примера слово «демократия». В политологии этот термин означает государственную систему, где граждане осуществляют управление государством посредством делегирования представителей в органы власти. К тому же данная система предполагает разделение власти на три ветви — исполнительную, законодательную и судебную; проявление государством равной заботы о членах общества вне зависимости от их материального положения и социального статуса; принятие определенной системы ценностей: свобода и ответственность, равенство, уважение и обеспечение прав человека и меньшинств, социальная справедливость, равенство возможностей.

Но это в теории. На практике же под демократией все чаще принято понимать набор неолиберальных институтов, именующих себя «демократическим Западом», узурпировавшим право выдавать эдакий «сертификат демократии» другим странам. При этом любые попытки оспорить это право наталкиваются на контраргументы, далекие от понятий государства и права: высокий уровень жизни, доминирование в культурной сфере или способность двигать вперед научно-технический прогресс, якобы дающий условному Западу это право. По сути, в ход идет набор аргументов, которые на уровне классической дихотомии Аристотель-Платон присущи не сторонникам демократического социального устройства, а наоборот, ее непримиримым критикам.

А вот пример из недавней жизни Украины. Влиятельная международная организация Terrorism Research & Analysis Consortium TRAC, специализирующаяся на выявлении террористических организаций и сборе данных о них, включила в свои списки украинскую радикальную ультраправую группировку С14 (Січ). Очевидное, на первый взгляд, решение TRAC по С14 полностью противоречит представлениям о терроризме, сложившимся в Украине, где под этим словом прежде всего подразумевается повстанчество на Донбассе и ее поддержка. А вот деятельность С14 всячески приветствуется в отечественных СМИ, включая украинские редакции влиятельных международных информационных компаний.

Решение TRAC вызвало бурную дискуссию. В частности, нашлись желающие поставить под сомнение авторитет организации TRAC (цитируемой ведущими мировыми СМИ) или назвать ее решение «подарком Кремлю». И в целом выводы Terrorism Research & Analysis Consortium привели к консенсусу в украинском обществе: дескать С14, возможно, и нехорошие парни, но называть их террористами – это перебор.

Однако все становится на места, если просто открыть толковый словарь: «Террор – устрашение, запугивание». Философский словарь дает более детальное определение: «Незаконное использование насилия или угрозы насилия на негосударственном уровне против личностей или против собственности для запугивания или изменения курса правительства, гражданского населения или любой его части в целях достижения политических или социальных целей».

Увы, в определение «терроризм» вписываются не только С14, но и куда более многочисленные и системные субъекты политического процесса и многие, кого наши СМИ упорно называют «активистами».

Таким образом, действие организации, осуществляющей нападение на политических оппонентов или бизнесы, принадлежащие «неправильным» владельцам,  полностью подпадают под определение террора. Тут бы самое время для СБУ вступить в дело и пресечь деятельность этой структуры, дискредитирующей Украину в глазах международной общественности. Вот только, как это сделать, если по признанию тех же С14, СБУ взаимодействует с ними, чуть ли не заказывая жертв.

Увы, в определение «терроризм» вписываются не только С14, но и куда более многочисленные и системные субъекты политического процесса и многие, кого наши СМИ упорно называют «активистами». Это и погромы в судах, и нападения на офисы, и многие другие методы политической борьбы, ставшие для Украины бытовым явлением — от «мусорных люстраций» до нападения на кандидатов в президенты.  И каждый раз правоохранители закрывали на террор глаза, а СМИ его громко приветствовали. И поэтому вспоминать о настоящем значении слова «террор» у нас в стране не очень хотят, предпочитая громоздить пустые аргументы и закрывать глаза на очевидное. Иначе слишком уж многое придется переосмыслить.

Семен Хавевер

450 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email