Американский долг самый большой в мире. Но вряд ли многие понимают, о чем идет речь и насколько велика проблема, ведь долги эти от нас очень далеко, и размеры их мы ощутить не в состоянии. Мы попробуем сравнить американские долги с украинскими, дабы понять, насколько у нас тяжелое положение дел и как с этим вопросом бороться. По состоянию на 1 сентября этого года федеральный долг США составлял 19,5 триллионов долларов, в то время как украинский государственный долг на ту же дату составил 1,7 триллиона гривен. Исходя из этих двух цифр, можно смело заявить, что американский долг в 300 раз больше украинского. Но в действительности это только начало долгового уравнения в Соединенных Штатах Америки. Страна федеральная, что означает наличие в ней 50 финансово абсолютно независимых штатов. А это, в свою очередь, значит, что они также занимают деньги для удовлетворения потребностей, которые превосходят имеющиеся возможности. К примеру, штат Нью-Йорк имеет 360 миллиардов долга на данный момент времени. Город Нью-Йорк должен 120 миллиардов долларов. В Украине найти аналоги таких задолженностей сложно. Вроде бы город Киев имел задолженность (облигации) на сумму в 1,915 миллиарда гривен, но её недавно погасил. Возможно, еще несколько крупных городов страны могли где-нибудь перехватить – одолжить несколько сот миллионов гривен каждый, но не больше. Кто ж им больше даст по сегодняшним-то делам? Иными словами, все городские украинские задолженности с трудом дотянут до 100 миллионов американских долларов, что в 4 800 раз меньше, чем задолженность одного только штата Нью-Йорк и одного только города Нью-Йорк. Кстати, и штат этот, и город в Америке не самые большие – Калифорния, Лос-Анжелес гораздо больше Нью-Йорка. А вообще, нужно помнить, что штатов в Америке 50, городов тысячи, и все они имеют серьезные долги. Чтобы подвести грубую черту в подсчетах, сколько должны мы, а сколько – они, можно смело назвать разницу в 1 000 раз, и мы не ошибемся.

В нашей стране проживает больше 40 миллионов граждан, в то время как в США 320 миллионов.

Люди, разбирающиеся в экономике, заметят, что более правильно будет сравнивать не абсолютные цифры – их почти 20 триллионов долларов федерального долга и наши смешные 65 миллиардов долларов, – а соотношение долга к ВВП. В этом случае все выглядит совсем по-другому. Американский федеральный долг составляет 106% от ВВП страны, а наш украинский приблизительно 70% от ВВП Украины. У нас посчитать все точно невозможно из-за смешения валют, но порядок цифр именно такой. Однако у нас других долгов не имеется, а у них еще 50 штатов и множество городов с утра до вечера выпускают муниципальные и прочие облигации. То есть, даже если пользоваться в качестве мерила соотношением с ВВП, то наши долги окажутся раза в четыре меньше, потому как наш федеральный долг меньше трети от всех их долгов будет. Но, в действительности, мерило это – соотношение к ВВП – не совсем уж такое правильное, о чем уже пишут многие продвинутые американские экономисты. Они и на измерение ВВП сегодня уже смотрят по-другому. К примеру, если 25 лет назад американская почта была в стране, пожалуй, самым большим предприятием, доставляя каждый день миллионы бумажных писем, то сегодня электронная почта американскую в буквальном смысле слова похоронила. Из подсчетов ВВП пропали десятки миллиардов долларов, потраченные на доставку тысяч тонн бумаги и конвертов, но почта-то адресату доставлена – и намного быстрее, чем раньше. Есть, однако, еще один способ измерить соотношение долга двух стран. В нашей стране проживает больше 40 миллионов граждан, в то время как в США 320 миллионов. Итак, один к восьми, то есть никак в абсолютных цифрах не в 1 000 раз.

Все эти сопоставления мы изложили не для того, чтобы делать из них какие-либо далеко идущие выводы, а лишь для того, чтобы придать дальнейшему обсуждению некое понимание масштаба американского долга, опираясь на наши долговые реалии.

Американский федеральный долг самый обговариваемый в мире. А в самой Америке он является, пожалуй, одним из главнейших вопросов внутренней политики страны, не сходящим с повестки дня уже десятилетиями и особенно обострившимся в последние годы из-за своего необъятного размера. Американское правительство однажды в своей истории уже имело серьезные долговые проблемы и успешно их решило. Дело было в первые годы после окончания Второй мировой войны. В военные годы американскому правительству пришлось занять огромные финансовые средства, дабы одержать победу. 1946-й год страна встретила с долгом, составляющим почти 150% от ВВП страны, – это был абсолютный исторический рекорд, который никогда больше – ни до, ни после – не имел повторения. Однако США удалось покончить с таким огромным уровнем долга всего за одно поколение. Тогда задолженность федерального правительства в абсолютных цифрах составляла около 250 миллиардов долларов, по сравнению с 20-ю сегодняшними триллионами эта цифра просто смешна. Но тогда доллар имел совсем другой вес. Поездка в метро стоила, как в СССР, – пятачок, в смысле, пять центов. Обед в хорошем ресторане обошелся бы в 1 доллар. Хороший автомобиль стоил менее тысячи долларов, а иной и 700-800. После окончания войны в Америке начался беспрецедентный экономический рост, который продлился как раз целое поколение, – до середины 60-х годов, когда началась сначала война во Вьетнаме. А потом страну сотрясла революция – движение за гражданские права, апогеем которого стал штурм Вашингтона в 1968 году. За двадцать лет – с 1945 по 1965 годы – ВВП страны вырос более чем в три раза. Одновременно с этим в стране наблюдался и здоровый рост цен – не вредная и разрушительная инфляция, а именно здоровый рост цен в 5-6% за год, который естественно сопровождает нормальный экономический рост. В 1965 году метро уже стоило 50 центов. Одновременно с этим правительство в эти годы ничего не одалживало, потому как и не надо было. Бюджет в стране был бездефицитный, иногда даже с профицитом. Через двадцать лет американский долг уже был чуть больше 30% от ВВП страны. Феноменальный результат за невероятно короткий срок. Ничего подобного ни до, ни после США добиться уже не удавалось.

Однако с конца 60-х годов в Америке начались совсем другие времена. После победы американской революции (движения за права человека) 1968 года в стране обозначилось стремительное построение социализма. Социальные льготы вводились одна за другой со скоростью звука – в Америке стали платить пенсии по старости (чего никогда не было), пенсии по инвалидности, пособия по бедности, по безработице, на детей. Ввели бесплатное медицинское обеспечение для новоявленных пенсионеров и бедных, которых раньше в стране официально не существовало. Они в Америке были, и их было много, но судьба их никого не волновала. Теперь американское общество стало справедливым, оно начало заботиться обо всех своих гражданах, что стоило огромных денег.

У нас в Украине вся экономика за 2015 год составляла всего 90 миллиардов долларов, а в Америке на 3,7 триллиона долларов только людей лечили.

В 1973 году страну потряс первый послевоенный экономический кризис – второй, кстати, произошел всего через 6 лет, в 1979 году. С тех пор кризисы стали неотъемлемой частью американской жизни и приходили в страну с завидным постоянством, отличаясь разве что своей свирепостью. С 1973 года правительство Соединенных Штатов Америки всего лишь два или три раза свело свой бюджет без дефицита. Все остальные годы американский бюджет страдал от дефицита либо сильно, либо очень сильно. Сорок лет бюджетного дефицита – и сумма американского долга достигла астрономической цифры в 20 триллионов долларов. Причем в отличие от 50-60-х  годов прошлого века повторить с государственным долгом тот же самый трюк не получится. Инфляция в стране почти на нуле, экономисты уже волнуются о возможном появлении дефляции. Таким образом, обесценить долг за счет обесценивания доллара не выйдет. Экономический рост анемичен уже девятый год подряд – после наступления последней депрессии в 2008 году. ВВП растет на 1% в год, когда на 2%. Одновременно с этим структура американской экономики, точнее, жизнедеятельности американского общества, сложилась таким образом, что сократить бюджетный дефицит никак не представляется возможным. Продолжительность жизни в стране увеличивается и достигла невиданных в большинстве стран мира 85 лет, что давит на бюджет самым сильным образом. Людям надо платить пенсии, но главное, их надо лечить, а в таком возрасте они только и делают, что болеют. Все это вершится за счет бюджета. Американская медицина — самая знаменитая в мире — она, конечно, очень хорошая, но одновременно безумно дорогая. Возвращаясь к размышлениям о ВВП, можно очень уместно проиллюстрировать суть американского ВВП. В 2015 году он составил в США 18,5 триллионов долларов, из них 3,7 триллионов долларов было потрачено на медицинские расходы. У нас в Украине вся экономика за 2015 год составляла всего 90 миллиардов долларов, а в Америке на 3,7 триллиона долларов только людей лечили. Здесь стоит вспомнить о том, что людей у нас в стране всего в 8 раз меньше. Наша медицина, конечно, хуже американской, но не в сотни же раз. К тому же и американская не такая уж совершенная, как многим кажется. Поверьте, у неё имеется изъянов и проблем не меньше, чем у нашей — со всех сторон оплеванной. Более трети американского населения не имеет никакого медицинского покрытия, а потому практически не болеют – не могут себе такого позволить. У многих медицинские страховки не самого высокого качества и многого не покрывают, а люди непокрытые болезни тоже не лечат. Можно смело предположить, что количество лечащихся в нашей стране на душу населения намного выше, чем в США, хоть и качество лечения ниже. Понятие качества тоже дело относительное. Всего за несколько процентов от суммы, что вам придется потратить в США, в Украине вы получите тот же результат. Да, сложные случаи лучше лечить в Америке, но они единичны, а инфаркты, инсульты, почечные недостаточности и остальные смертельные и серьезные недуги происходят миллионами в год. С одной стороны, медицинская индустрия Украины справляется с не меньшим количеством инфарктов и инсультов в год и не намного хуже. Однако в Америке это индустрия на 3,7 триллиона долларов, а в Украине, может, миллиарда на три долларов с трудом потянет, хотя людей у нас меньше всего в 8 раз. В деньгах наша медицина в 1 200 раз хуже получается. Абсурд, конечно, экономический. Именно поэтому современные экономисты все больше и больше говорят об изменении взглядов на подсчеты ВВП.

Вернемся, однако, к американским долгам. Из почти 20 наделанных триллионов долга 6 триллионов были «заработаны» в последние 15 лет на Ближнем Востоке. Там Соединенные Штаты занимались наведением порядка, что, однако, у них не вышло. Регион сейчас в огне войны от края до края. Но мы пишем об американских финансах, а не о войне на Ближнем Востоке. Шесть триллионов долларов — а вопрос еще не закрыт. Финансовая дыра на Ближнем Востоке продолжает зиять для американского бюджета, пока там остаются американские военные и существуют режимы, которые надо поддерживать, а таких там с хороший десяток.

Структурных проблем в экономике США намного больше, нежели в экономике Украины, но решить их никто не в состоянии. Одни разговоры, затем какие-то дорогостоящие, но абсолютно безрезультатные реформы – и снова потоки демагогии о том, что надо же что-то делать. Лучшей тому иллюстрацией может служить попытка реформировать медицинское обслуживание в Соединенных Штатах, точнее будет медицинское обслуживание назвать медицинской индустрией, потому как оно в Америке коммерческое, как нигде больше в мире. В 90-х годах президент Клинтон из Демократической партии (она в Америке за бедных и больных) сначала долго обсуждал, а потом претворял в жизнь медицинскую реформу. Длилось все это хороших лет десять, потому как начал он еще до выборов, а закончилась она уже после того, как он завершил второй срок. Потом страной управляли два срока республиканцы (они против бедных и больных), которые медицине должного внимания не уделяли – больше были заняты войной на Ближнем Востоке – той, что за 6 триллионов долларов. Затем на выборах победил президент Обама — он начал свою медицинскую реформу, названную в его честь Obamacare. Она в корне отличалась от реформы Клинтона, хотя партия и партийный аппарат у них был один и тот же. Что, однако, роднило президента Обаму и господина Клинтона – это сроки обсуждения и имплементации, а также результаты, точнее, их полное отсутствие. На всю эту демагогию грохнуто еще одно десятилетие и куча денег. Меньше, конечно, чем на Ближневосточную войну, но все же. Украине этого хватило бы на безбедную жизнь до конца этого века. Двадцать пять лет реформ, закопанные в землю триллионы долларов – ноль результатов. И они еще звонят нашему президенту Порошенко с указаниями быстрее двигать булками в деле реформирования нашей страны, где инфаркт, честно говоря, вам вылечат не хуже, чем в Америке, но за полпроцента от американской стоимости.

Демократы социальные расходы отчаянно защищают, потому как их идеологическая платформа – это построение социализма в США, в чем они уже добились больших успехов.

Дебаты вокруг того, что делать с государственным долгом, идут в США уже много лет по нарастающей и накаляющейся кривой. Каждый год последние несколько лет дефицит бюджета становится все больше и больше. Если еще несколько лет назад речь шла об увеличении государственного долга на полтриллиона долларов в год, то сейчас эта цифра уже подбирается к триллиону долларов. Одна только стоимость обслуживания долга превышает уже 400 миллиардов долларов в год – и это при том, что учетные ставки в стране находятся на беспрецедентно низком уровне. Американское казначейство платит в среднем всего 2,2% годовых на безразмерные почти 20 триллионов долларов долга. Если учетные ставки начнут расти, а Центральный банк страны вынужден будет в любом случае начать их поднимать в ближайшем будущем, то стоимость обслуживания долга может резко возрасти. Она может удвоиться с невероятной легкостью, что приведет к почти мгновенной катастрофе, ведь выдержать еще полтриллиона долларов нагрузки в год будет невозможно. Республиканцы выступают категорически против дальнейшего увеличения долга, для чего требуется сокращение социальных расходов. Демократы социальные расходы отчаянно защищают, потому как их идеологическая платформа – это построение социализма в США, в чем они уже добились больших успехов. Эта шутка об американском социализме не такая уж и далекая от правды. Многие достижения по защите прав трудящихся и обездоленных в стране уже намного превосходят все, что имелось в СССР. Все эти достижения, правда, сильно перекошены и финансово неэффективны, но они претворены в жизнь, и отобрать с таким трудом завоеванные льготы у американского населения невозможно. Эта борьба между республиканцами и демократами достигла апогея еще до начала президентских выборов. В прошлом году республиканцы заблокировали работу правительства почти на месяц, отстаивая свою точку зрения на государственный долг. Их точка зрения очень проста – необходимо ввести потолок долга и бюджет в случае его превышения не принимать. В противном случае они готовы остановить работу правительства вновь. После победы на президентских выборах эта битва с республиканцами для госпожи Клинтон будет самой важной, потому как будет она самой большой. Это её Ватерлоо, исход которого застлан густым дымом сражения. Госпоже Клинтон придется ответить за обещания, выданные крайне левому крылу своей партии во главе с Берни Сандерсом, который её поддержал на выборах. Его поддержка была решающей для победы госпожи Клинтон, и рассчитываться за нее придется. Но господин Сандерс – самый левый из всех американских политиков. Иными словами, и речи о понижении социальных стандартов быть не может. Необходимость найти политический баланс между республиканцами и Берни Сандерсом, является самым большим вызовом, брошенным не только госпоже Клинтон, но и всей стране. Для государственного бюджета и американского долга предстоящее политическое Ватерлоо имеет огромное значение, в котором, однако, не будет победителей. Если долг начнут сокращать, страна погрязнет в бунтах, если долг не остановить, страна разорится. Госпоже Клинтон предстоит сложнейшая политико-финансовая дилемма, и времени на её решение ей отмерено будет очень мало.

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email