Пока в России обсуждали задержание полицией несовершеннолетнего москвича, читавшего на улице Шекспира, в Украинском сегменте соцсетей популярным стал визит президента в Одессу. Точнее, меры безопасности, доведенные даже с точки зрения самых лояльных к президенту СМИ до абсурда. Квартал, где проходила встреча с главой государства, обнесли двухметровой клеткой из сетки-рабицы, которую охраняли молчаливые бойцы Нацгвардии. Внутрь пускали только обладателей пропусков и нарядных детей, чьи родители ждали окончания мероприятия по ту сторону забора.

Эти, на первый взгляд никак не связанные между собой события, объединяет одно – неадекватные  действия блюстителей порядка,  чья неуместная строгость дискредитировала в глазах граждан государство и лично его руководителей. В обоих случаях власть выступила в роли даже не монстра, а «строгой госпожи» из дешевого порнофильма — война с маленькими шекспирами или президент в клетке способны вызвать только горькую усмешку.

Одесса, кстати, не первый конфуз Петра Алексеевича за последние дни. Накануне одесского визита президент выступал по случаю дня памяти политзаключенных у мемориала жертвам репрессий в Быковне. Ничем не примечательное, на первый взгляд, событие вдруг обернулась скандалом. Казалось бы, что может быть проще для главы государства, воюющего с СССР – так, по крайней мере, утверждал сам президент, – чем такого рода выступление. Начать с героев, съехать на преступления НКВД против бандеровцев и чекистов против петлюровцев. Вспомнить голодомор, процитировать гетмана Скоропадского, затем какого-нибудь отошедшего в иной мир диссидента и закончить броским патриотичным слоганом.

Но, увы, все пошло наперекосяк. Откуда ни возьмись набежали клакеры, принялись свистеть и улюлюкать, выкрикивая в адрес главы государства оскорбительные слова. Петру Алексеевичу пришлось ретироваться, пока конфликт не принял угрожающий оборот.

Именно они, ближайшее президентское окружение, ставят главу государства в неудобные ситуации, выставляют его в негативном, а иногда просто дурацком свете.

Одесситы, оставшиеся с противоположной стороны клетки, в свою очередь тоже кричали неприятные для гаранта вещи. То есть улюлюкающая толпа становится неизменным атрибутом появлений Петра Алексеевича на публике. И это, очевидно, очень плохой для президента знак. Ведь клака просто так не собирается, ее приглашают и финансируют. И делает это наверняка не оппозиция, которая для этого слишком труслива, а ближайшие соратники. Именно они, ближайшее президентское окружение, ставят главу государства в неудобные ситуации, выставляют его в негативном, а иногда просто дурацком свете.

Так, к примеру, с легкой руки спичрайтеров Петр Алексеевич стал монархом — настоящим, со своими подданными. Ибо фраза «мой народ может обойтись» звучит адекватно только в исполнении монарха. Так могли бы сказать королева Англии, султан Брунея или вождь племени мумба-юмба, но никак не президент европейской республики.  И очевидно, не сам Петр Алексеевич, собираясь на мероприятие, на коленке вписал эту фразу.

И это уже совсем не смешно. Скорее напоминает известную фотографию его предшественника, где провокатор из толпы целует ему руку во время рукопожатия. Очевидно, именно этот смысл и вставляли авторы, подставляя Пера Алексеевича в рамках опробованной и обкатанной технологии. Ведь коронуют с разными целями, и крайне редко для того, чтобы новоиспеченный монарх получил всю полноту власти. Куда чаще это делают для того, чтобы выдать за корону шутовской колпак, или, что еще хуже, отвести на гильотину.

Анатолий Борщаговский

199 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email