Пол Кругман заявил о лицемерии Республиканской партии, чья программа с 2012 года наносит вред экономике США

В 2011 году фракция Республиканской партии во главе с Полом Райаном опубликовала отчет, полный ужасных прогнозов в связи с растущим бюджетным дефицитом. «На Соединенные Штаты легло тяжкое бремя долгов», — заявляли конгрессмены-республиканцы, предупреждая о надвигающемся финансовом кризисе, который непременно опрокинет американскую экономику. Сетуя на проблему бюджетного дефицита, республиканцы отказались повысить потолок федерального долга, угрожая создать финансовые потрясения и эффективно шантажируя президента Барака Обаму, принуждая его к сокращению расходов на внутренние программы.

Насколько же велик был этот дефицит федерального бюджета? В 2012 финансовом году он составлял 1,09 трлн. долларов. Большая часть этого дефицита, однако, была прямым следствием депрессии экономики, которая удерживала доходы и увеличивала расходы на пособие по безработице и другие программы обеспечения безопасности. Дефицит быстро сократился в течение следующих нескольких лет, когда экономика восстановилась.

На этой неделе республиканцы, только что принявшие огромный пакет налоговый льгот, с радостью согласились на бюджетную сделку, которая, по мнению независимых экспертов, увеличит дефицит примерно на 1,15 триллионов в сравнении с показателями 2012 года. Да, это произойдет на фоне роста ВВП, но в этот раз в условиях, когда кризисы остались в прошлом.

Более того, в 2012 году рост бюджетного дефицита был обусловлен необходимостью восстановления экономики, пострадавшей от финансового кризиса 2008 года. Безработица составляла на тот момент около 8%. Пострадавшая в первую очередь Федеральная резервная система (ФРС) имела весьма ограниченный арсенал — процентные ставки уже были снижены до нуля, а проводимая ФРС политика «количественного смягчения», то есть скупка долговременной задолженности, имела сомнительную эффективность. Тогда Райан яростно критиковал центробанк, обвиняя его в дестабилизации национальной валюты.

Между тем разница в состояниях экономики в 2012 году и сейчас заключается в том, что рост бюджетного дефицита естественен для посткризисного периода. Он помогает решать текущие проблемы в штатном режиме, откладывая вопрос дефицита на более сытые годы. Сейчас таких проблем, требующих наращивания дефицита, у страны нет — экономика близка к полной занятости, а ФРС поднимает процентные ставки, чтобы предотвратить потенциальную инфляцию. (Возможно, ФРС действует на опережение, но контраст с 2012 годом по-прежнему впечатляет.)

Экономическая наука утверждает, что в такие времена почти стопроцентной занятости следует использовать для погашения долга, или, по крайней мере, его сокращения по отношению к ВВП. Как писал Джон Мейнард Кейнс: «Бум, а не спад, — время для экономии в казначействе».

Республиканцы в свою очередь, решили поставить все с ног на голову. Они создают новые стимулы для экономики с уровнем безработицы в 4%, отказывая в их использовании, когда уровень безработицы составлял 8%.

Вопрос о причинах, заставивших республиканцев изменить взгляд на проблему дефицита, ставили многие аналитики. Но давайте признаем очевидный факт — взгляды республиканцев совершенно не изменились. Они никогда не заботились о долгах и дефицитах, а их позиция 2012 года была сплошным надувательством. Все, что изменилось — так это то, что сейчас Белый дом занимает республиканец.

На каком основании я делаю это заявление? Это же очевидно. Это становится очевидным всякий раз, когда республиканцы озвучивают свои фискальные стратегии. В них всегда говорится о гигантских налоговых сокращениях для богатых, компенсация которых произойдет за счет резкого урезания социальных пособий и программ. Не знаю, как у них получается из раза в раз проворачивать одну и ту же схему, продолжая водить избирателя за нос, но снижение дефицита прямо зависит от размера фискальных поступлений. А значит, в условиях урезания налогов такая политика неизбежно ведет к закрытию налоговых лазеек и экономии государственных расходов за счет от сокращения государственных программ. Другими словами, республиканские ястребы всегда выступают за перераспределение средств от бедных к богатым. В 2012 году они это делали выступая против социально ориентированной политики Обамы. Теперь – раздувая дефицит за счет урезания налогов.

Лицемерная забота республиканцев о дефиците в 2012 году преследовала сугубо политические цели. Она подталкивала правительство к сокращению социальных программ и ставила палки в колеса администрации Обамы.

Но позвольте мне задать вопрос не о республиканцах, а об их сторонниках — тех, кого обманули, кто в 2012 году верил в то, что республиканцы действительно были дефицитными ястребами, а не притворялись ими. Кто принимал за чистую монету их позерство, чтобы выглядеть уравновешенным сторонником двупартийности. Эти люди оказали Америке ужасную услугу.

Увы, они будут продолжать это делать, если проигнорируют происходящее сегодня. Пожалуйста, хватит говорить об общей ответственности обеих партий. Требование режима жесткой экономии в период экономической депрессии и раздувании дефицита в условиях всеобщей занятости — это не общая ошибка. Тут невозможно утверждать, что вина лежит на обеих сторонах. Такого рода рассуждения — очевидный признак «политической дисфункции». Демократы не блокировали стимулы, когда экономика нуждалась в этом. Они не снижают налоги, обеспечивая рост социального неравенства и раздувая государственный долг теперь. Нет, беда тут не в общих ошибках, но в республиканской недобросовестности. Все, что они говорили о бюджете тогда, оказалось обманом, а это значит, что нет и причин верить их словам и сейчас.

Пол Кругман «Нью-Йорк Таймс»

Перевод Семен Хавевер

200 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email