Каждый раз, когда Германия проигрывала войну, она подписывала договор, по которому обязалась выплатить своим победителям репарации за нанесенный им ущерб. Чего-чего, а вот ущерба Германия каждый раз наносила своим противникам все больше и больше. Но репарации, по договору подписанные, немецкая страна всегда платила плохо. После Первой мировой войны они немного поплатили – и устали. Заявили, что денег больше нет. Позднее, уже после окончания всех немецких войн, их современные историки стали говорить о том, что из-за репараций Гитлер и пришел к власти. После Второй мировой ситуация повторилась. Они немного заплатили, причем не всем, – и устали, а потому платить прекратили. Одновременно с этим, когда Германия войну выигрывала, а такое было только однажды – в 1871 году с Францией, они причитающиеся себе репарации с французов содрали до последнего французского сантима.

Немцев надо вести в суд – и разговаривать с ними на их языке в суде, с гордо поднятой головой.

Разговаривать с Европейским союзом, а Германия и есть Европейский союз, стоя на коленях, – бесполезно. Можно клянчить и молить еще долго, но денег не будет, они даже милостыню на пропитание наших самых старых и больных не дадут. Капиталисты ведь, а потому скажут, чтобы мы шли работать, не скажут, правда, куда, ведь негде у нас больше работать. Можно долго им рассказывать о том, что мы стоим на страже их свободы, защищая от хищных русских, и потому они нам должны за это заплатить. Не заплатят. Германцы никогда не платят. А потому надо с колен вставать и начинать разговаривать по-другому. Немцев надо вести в суд – и разговаривать с ними на их языке в суде, с гордо поднятой головой. Они нам должны столько, что внуки их еще нашим внукам платить будут.

Самое большое столкновение с германской цивилизацией в Европе сейчас происходит в Греции. Греки набрали такое количество долгов, что о выплате уже не может быть и речи. Главным финансовым вершителем судеб в Европе, равно как и экономических, является Германия. Потому греческое правительство пошло ва-банк и нанесло по Берлину превентивный удар. Они потребовали от немецких властей рассчитаться за нанесенный во время Второй мировой войны ущерб. Ущерб действительно был огромным, страна оказалась одной из самых разрушенных в годы войны, хотя до наших украинских потерь им все равно очень далеко. Какие-то небольшие суммы Афины после окончания войны получили, но то были сущие крохи по сравнению с реальным ущербом. Выставленная сегодня сумма в размере 269 миллиардов евро гораздо ближе к реальному положению дел, как считает греческое правительство. Странным образом сумма эта также очень похожа на количество долга, у Греции имеющегося. Может, таким образом греки пытаются намекнуть немцам, что когда они объявят дефолт, то наконец станут квиты за все, что было.

Тема эта уже много лет муссируется в Польше, но пока там у власти находилась проевропейская партия «Гражданская платформа», дальше маргинальных скандалов дело не шло. Однако с приходом к власти господина Качинского и его партии — это просто вопрос времени, пока польское правительство сформулирует свои требования юридически и финансово.

Мы второй год клянчим у МВФ транш в один миллиард с копейками, который должен нас спасти, а тут речь идет о совсем других деньгах.

А что же Украина? Ведь из всех стран, от рук германских фашистов пострадавших, мы и соседняя Беларусь – самые пострадавшие. Одновременно с этим мы самые бедные, то есть самые нуждающиеся. Для нас сегодня сумма в какой-то десяток миллиардов евро равносильна манне небесной. Мы бы ни о каких двухстах или трехстах миллиардах даже бы и не заикались. Мы второй год клянчим у МВФ транш в один миллиард с копейками, который должен нас спасти, а тут речь идет о совсем других деньгах. И мы имеем на это право – как юридически, так и с человеческой точки зрения. Ведь если бы только не было тогда войны, то мы бы сегодня жили совсем в другой стране.

Политические силы, которые бы требовали репараций от Германии, существуют практически во всех странах, от рук фашизма пострадавших, даже в таких благополучных и не сильно в действительности пострадавших, как Голландия и Бельгия. Есть только одна страна, где таких сил сегодня нет вообще. Это мы – Украина, причем пострадали мы, бесспорно, больше всех и деньги эти нам сегодня нужны больше всех. Где же справедливость? Почему ни одна политическая сила в стране вопросом этим не озадачилась. Может, господину Ляшко – нашему самому главному популисту – вместо того, чтобы впустую орать о скотиняках во власти, дабы заработать себе очки у электората, заняться германскими фашистами. Внимания народного он привлечет не меньше, а немцы, того и гляди, его и испугаются. Ведь если господин Ляшко подаст на них в разные европейские суды, куда привезет бабушек угнанных и документы о заводах разграбленных, то очень даже вероятно, что германцы могут испугаться и бросить ему, как кость, миллиард-другой, лишь бы только он замолчал. Получить так нужные нам деньги в такой способ будет легче, чем выклянчить их у МВФ, ведь для Германии это сущие гроши.

Господа политики, популисты, маргиналы и просто активисты, перестаньте сшибать копейки, снося заборы на киевских стройках. Идите к посольству Федеративной Республики Германия и требуйте от них справедливости. Так будет выгоднее и правильнее, может, из этого что и получится.

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email