Разгадывание шифров, якобы закодированных в сценариях голливудских фильмов – излюбленное развлечение американских конспирологов. Действительно, сюжетные параллели сказок-антиутопий с дальнейшими историческими событиями порой бывают столь очевидны, что вопрос, не был ли изначально закодирован там некий ключ «для посвященных», оказывается не таким уж и глупым. Ведь если реальность Джорджа Оруэлла и Евгения Замятина можно сконструировать путем анализа индустриального и социального прогресса, то о скором появлении биотехнологического монстра Monsanto (фильм «Омен 2») или кибернетических систем контроля (система «Скайнет») авторы слышали заранее. И подобных прецедентов в истории Голливуда сотни, включая повторявшийся сюжет о самолетах со смертниками, влетающих в башни-близнецы.

Вскоре после выхода «Тачек» в политических кругах американской Демпартии стала восходить новая звезда – Барак Обама.

Впрочем, мы сейчас не о близнецах, а о культовом мультфильме 2006 года «Тачки», где рассказывается о судьбе заносчивого и гламурного гоночного автомобильчика Молнии Маккуина, встретившего в провинциальной американской глуши гуру-тренера, вырастившего из него настоящего чемпиона, способного победить в грубой и нечестной конкуренции подлого соперника.

Вскоре после выхода «Тачек» в политических кругах американской Демпартии стала восходить новая звезда – Барак Обама. Тогда, разумеется, никто не обращал внимания, что имя Барак переводится с арабского как «молния». На выборах 2008 года его оппонентом стал политический пенсионер Джон Маккейн, в компании которого Обама, тогда еще совсем новичок в политике национального уровня, посещал киевский Майдан 2004 с миссией Сената США. Да-да, Молния-Барак & Маккейн гостили у нас еще во времена восхождения Виктора Ющенко.

Дальше – больше. Накануне выборов, на этот раз по формуле «Молния» vs. Маккейн, случился российско-грузинский конфликт. Эта странная, длившаяся 8 дней война была воспринята на Западе неоднозначно. Российская сторона действовала в рамках международного мандата миротворческой миссии ООН. Согласно логике ХХ века, она сводилась к предотвращению военной эскалации, а не к поддержке союзников западного блока, как это происходит сегодня на Ближнем Востоке, и о чем мечтает Петр Порошенко, требуя ввода миротворческих миссий для разоружения армий самопровозглашенных республик. К тому же, Россия активно сотрудничала с администрацией Джорджа Буша по вопросу борьбы с международным терроризмом. Американский дискурс тогда еще не созрел для обострения отношений с Россией. Даже несмотря на активное военное сотрудничество с Грузией, США не были готовы стать на сторону Тбилиси.

Джон Маккейн, чуть ли не единолично актуализировавший грузинскую повестку, выглядел тогда безумным старичком с промытыми идеологией холодной войны мозгами, а его месседжи воспринимались, скорее, с иронией. Более того, абсурдность предложений кандидата Маккейна буквально проложила дорогу Бараку Обаме в Белый Дом. И тут следует вспомнить основную линию «Тачек» — молодому самонадеянному чемпиону нужен учитель, иначе его чемпионство не будет полноценным – его попросту затолкают нечестные конкуренты.

В свой первый срок президент Обама действовал самостоятельно – он предложил президенту РФ Дмитрию Медведеву перезагрузку отношений и создание «пояса безопасности от Владивостока до Ванкувера». Итогом работы над созданием пояса стал нейтралитет Москвы по Ливии и «Арабской весне», призванной установить полное доминирование США в ближневосточном регионе. Молчание, впрочем, сохранялось на фоне всестороннего освещения российским государственным телеканалом «Россия сегодня» протестов движения «Захвати Уолл-стрит». Именно «Россия сегодня» предала антиправительственным акциям в Нью-Йорке всемирную славу. Вскоре на должность президента возвратился Владимир Путин, и отношения России и США начали неуклонно ухудшаться.

Тут следует вспомнить и противника Барака Обамы на выборах 2012 года – экс-губернатора Массачусетса Мита Ромни, чья повестка полностью копировала и даже усилила лозунги избирательной кампании Джона Маккейна. И вот тут, после победы над Ромни, возвращения Путина и проявленной Москвой жесткости по смене режима в Сирии, Бараку-Молнии Обаме понадобился учитель. Неожиданное сопротивление Кремля американской политике на Востоке однозначно трактовалось Белым Домом как нечестная и грубая конкуренция, мешающая чемпионам по демократии занять достойное место на демократическом пьедестале. И тогда в ход был пущен план Маккейна-Ромни по обострению игры на постсоветском пространстве.

Будто из-под земли на киевском Майдане выросли люди в полувоенном обмундировании, демонстрирующие готовность оказать отчаянное сопротивление элитным полицейским силам. Все это лично приезжал освещать сенатор Джон Маккейн, вдруг ставший чуть ли не важнейшим идеологом Вашингтона, даже несмотря на членство в оппозиционной на тот момент Республиканской партии. Разумеется, Джон Маккейн отлично знал, чем обернутся для Украины трагические события зимы 2013-2014 гг. Это прикованный к телевизору киевский обыватель смеялся над предупреждениями о предстоящей войне – люди, давшие ей старт, отлично знали будущее и даже имели планы А, В, и С.

Барак Обама лично уговорил Маккейна и поддержавшую его группу республиканцев не вмешиваться.

И вот, на четвертый год войны, украинский политолог Тарас Березовец поведал миру первоначальный план Маккейна – во время событий в Крыму сенатор планировал лично лететь на остров, чтобы предотвратить его аннексию россиянами. Однако, говорит политтехнолог Тарас Березовец, Барак Обама лично уговорил Маккейна и поддержавшую его группу республиканцев не вмешиваться.

Главе США предложили: «Есть Будапештский меморандум. Вы, господин президент, даете президентский самолет, мы летим в Крым, сообщаем об этом россиянам — россияне не будут сбивать самолет с американскими сенаторами. Туда вызываем Дэвида Кэмерона, премьер-министра Британии и Владимира Путина. И мы говорим, что садимся за стол и в соответствии с гарантиями Будапештского меморандума договариваемся, как завершаем этот кризис». На что президент Обама сказал: «Не вмешивайтесь в эту ситуацию», — раскрыл политолог тайны двора Округа Колумбия.

Так что же на самом деле предлагали сенаторы-республиканцы, точнее, что вышло бы из визита Маккейна в Крым? Очевидно, это бы не остановило массового сепаратистского движения среди русского большинства жителей Крыма. Как не остановило бы и вооружения населения на фоне напряженности в отношениях украинских военных и российских моряков, выселение которых из Крыма стало бы предметом долгих дипломатических споров. Конфликт, первое время принявший форму герильи, втягивал бы в себя все больше силовых ресурсов – как из числа борющихся с «ватой» украинских националистов, так и из патриотических россиян, мечтающих где-нибудь повоевать за интересы России. При этом важнейшим стал бы крымскотатарский фактор – вовлеченность в конфликт народа, исповедующего ислам, неизбежно притягивает транснациональные джихадистские силы. При этом первой и главной жертвой джихадистов, как правило, оказываются именно те мирные мусульмане, для защиты которых якобы и приходят радикалы.

Эта третья сторона в итоге доминировала бы на большей части полуострова. Лишь Севастополь с размещенными там ЧФ РФ и ЧФ Украины, а также прилегающие к нему населенные пункты оказались бы под прикрытием зонтика безопасности. При этом русские и украинские моряки занимались бы в основном взаимной блокадой, а потому зона контроля, которую при всей своей огневой мощи могли обеспечить военные, не распространилась бы слишком далеко.

Таким образом, итогом вынесения будущего донбасского конфликта в Крым стало бы превращение полуострова в подобную Сирии кузницу экстремистских кадров для всего постсоветского пространства. Очень скоро Средняя Азия и Кавказ тоже запылали бы огнем священной войны. Безумие, скажете? Возможно. Однако это безумие вполне в логике Джона Маккейна, лоббировавшего интересы афганских моджахедов еще с 80-х. Кстати, в их рядах тоже воевало множество транснациональных фанатиков, в частности, знаменитый Усама Бин Ладен.

Однако мы должны четко понимать: план Маккейна и попытки удержать полуостров под контролем Украины тогда означали для нас еще более страшное кровопролитие, более масштабный хаос в управлении и более сложную расстановку сил в ходе гражданского конфликта.

К счастью, президент Обама, в последний момент отошедший от сценария «Тачек», так и не выполнил установку гуру – то ли сам испугался выпущенного им в ходе «Арабской весны» джина, то ли, как считает политолог Березовец, действительно для того, чтобы втянуть Россию в западню.

Сегодня мы можем требовать возвращения Крыма в Украину. Можем рвать на себе волосы и даже посыпать голову пеплом. Однако мы должны четко понимать: план Маккейна и попытки удержать полуостров под контролем Украины тогда означали для нас еще более страшное кровопролитие, более масштабный хаос в управлении и более сложную расстановку сил в ходе гражданского конфликта. Кстати, именно поэтому большинство крымских татар, вопреки призывам Меджлиса, все-таки приняли участие в крымском референдуме. И не стоит излишне строго судить этих людей, как и вообще крымчан. В их положении речь шла уже не о лояльности и идеалах, а о сохранении мира, хрупкость которого ощущалась в Крыму куда сильнее, нежели в материковой Украине.

Увы, всего этого никогда не поймет политолог Березовец, сетующий не о четвертом годе бессмысленной бойни на Донбассе, а о провале плана Маккейна. И не только потому, что, будучи одним из ведущих «порохоботов», Березовец плевал на людские жизни и благополучие наций и народов, а вследствие двухмерности своих представлений о мире – качества, так востребованного в военный период любой властью. Ибо пропаганда в эпоху войны должна быть прямолинейной и глупой.

Анатолий Борщаговский

266 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email