9 мая, когда Владимир Путин в обществе израильского премьера Биньямина Нетаньяху участвовал в мероприятии Бессмертный Полк, многие аналитики задавались вопросом: насколько вообще уместно присутствие этого гостя с Ближнего Востока на подобном мероприятии. Не стали ведь звать в Москву на День Победы ни Родриго Дутерте, ни Аун Сан Су Чжи, ни Хайнца-Кристиана Штрейхе, ни Петра Порошенко, хотя украинский народ является одним из самых пострадавших от II мировой войны народом.

Высказывал такие сомнения и TheЭкономист. Понимая неизбежность эскалации конфликта, как вокруг Ирана, так и в связи с вопросом о Иерусалиме, мы назвали участие израильского премьера в торжественных мероприятиях «сомнительным успехом». Предполагали мы и последствия переноса столицы в Иерусалим, писали, что Израиль стягивает войска к границе Сектора Газы. Ибо признание США статуса Иерусалима, признание его столицей государства Израиль и перенос туда посольства США – это нарушение одного из фундаментальных положений всей архитектуры мирного процесса, в котором США играли роль инициатора и главного посредника.

Когда вопрос о статусе Иерусалима решался в ООН, Украина решила отмолчаться. Наша делегация даже не воздержалась – такая позиция демонстрировала бы безразличие Украины, наша делегация не голосовала. Отчасти, это было единственным выходом. Слишком много стульев одновременно пытается оседлать наша дипломатия, играя сложную игру в войну с Россией. Слишком разными оказались лагеря, в которых наша власть искала союзников. Так можно достичь больших успехов, однако длиться их череда способна лишь до первой их перестановки – ибо дальше стулья могут вдруг оказаться в противоположных углах комнаты.

С одной стороны, вся игра, нацеленная на запад, требует лояльности американо-израильскому альянсу. С другой – совсем недавно президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган, еще недавно обещавшие приложить максимум совместных усилий по защите палестинского народа, так и остались стоять в стороне. Вероятно, ими были получены определенные обещания со стороны западных партнеров, а это значит, что призом за нейтралитет Турции может стать экстрадиция личного врага президента Фетхуллаха Гюлена,  а призом для России – ее допуск в украинскую политику посредством прекращения репрессий против пророссийских сил.

И этот сценарий однозначно не устраивает ни власть, ни националистов. К тому же, откровенная игра на американо-израильской стороне еще сильнее настроит против власти ультраправые и этнические добровольческие формирования, находящиеся в тесном взаимодействии с исламским радикальным мильё, и занимающие резко антисемитские позиции. Демонстрация властью произраильских позиций способна радикализировать его мусульманскую часть, которая в союзе с антисемитским сегментом ультраправых движений вроде ВО «Свобода», готова максимально дестабилизировать ситуацию в стране, показав «коломойским и вальцманам», кто в доме хозяин.

При этом сам Петр Порошенко связан американо-израильскими путами по рукам и ногам. Его жизнь, по сути, висит на международном неодобрении российской политики, и минимальный пересмотр консенсуса в этом вопросе автоматически превращает президента лишь в маленькое предприятие по загрязнению атмосферы метаном и углекислым газом. А свои дураки, вроде консула Украины в Гамбурге Василия Марущинца, еще и помогут добить Петра Алексеевича и его проект, в случае попытки сделать минимальную ставку на мусульман и ультраправых, развернувшись спиной не только к России, но и к западу. Тогда, минувшей зимой, не голосовать в ООН – это было единственным возможным решением, однако с тех пор проблема не рассосалась сама собой. Вокруг израильско-палестинского конфликта и конфликта американо-израильского альянса с Ираном будет приниматься множество международных документов. И вечно бегать у нас не получится.

Президенту и его окружению рано или поздно все же придется говорить за одну из сторон. Любая попытка занять позу миротворца выставляет Украинского президента в совершенно нелепом свете – не может Петр Алексеевич говорить о невинных жертвах. В его имидже можно  только о силовом решении и спонсируемых из-за рубежа террористах, что чревато последствиями.

А чтобы Петр Алексеевич не расслаблялся, в парламенте начали сбор подписей за его импичмент. Во главе процесса – внефракционный депутат Юрий Деревянко, ближайший соратник Михаэла Саакашвили. Мы предсказывали этому политику большое и весьма неоднозначное будущее сразу после того, как бывший президент Грузии и губернатор Одесской области был депортирован из Украины. Тогда мы отмечали, что под вывеской создаваемых им Комитетов сопротивления олигархии, создается мощная репрессивная машина, способная проникать в каждую щель украинского общества, собирающая информацию о нелояльных граждан усилиями добровольцев и на самом низовом уровне. По сути, о проекте создаваемому по лекалам НСДАП, и рядом с которым азовы и правые секторы выглядят как антикоммунистические фрайкоры в эпоху подавления Ноябрьской революции в Берлине рядом с НСДАП.

Вопрос лишь в том, насколько велик объем проделанной «Рухом Новых Сил» работы по партийному строительству, и  судя по отсутствию новостей – эта работа велась, и велась фундаментально, на самом низовом уровне. И самое страшное в том, что и спонсируемые с запада силы и ультранационалисты, давно нашедшие общий язык с радикальным исламом, по сути, являются продуктами одной пост-майданной субкультуры, и способны моментально вливаться друг в друга, заполняя те проекты, на которые выделяется финансирование. Идеальной для нашей дипломатии и власти стратегией было бы и дальше сохранять молчание. Вот только чем сильнее разгорается пожар в Палестине, тем сложнее президенту и главе МИД будет отмалчиваться.

Семен Хавевер 

612 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email