Блокада ОРДЛО — одна из самых загадочных тем в истории украинского кризиса. Уверен, когда-нибудь об этом снимут десяток шпионских триллеров. Возможно, кому-то из авторов удастся разгадать логику фигурантов, актеров и «зрад». Но это случится только в отдаленном будущем, когда необходимые документы будут рассекречены, а мемуары написаны. Сегодня же нам остается только наблюдать, оценивая красоту игры.

Нет, я не собираюсь разводить конспирологию. Я не буду вспоминать плен Парасюка, участие Семенченко в штурме Донецкой ОГА или сахалинское происхождение Егора Соболева – это и так все знают. Не буду нудить о выгодополучателях блокады. Я предлагаю взглянуть на происходящее шире. Ведь у каждой военно-политической загадки в Украине неизвестных оказывается больше, чем кажется на первый взгляд.

Полковника Голубана узнает экс-глава сепаратистского СНБО, а при Украине — командир донецкой «Альфы» Александр Ходаковский.

Полагаю, все запомнили жизнерадостного полицейского, вступившего в неравный бой с неприкосновенным Парасюком. Зовут его Юрий Голубан, он командир роты спецназа МВД Украины. За мужество, проявленное полковником Голубаном при встрече с опасным бешеным Парасюком, президент Петр Порошенко лично наградил бойца орденом «За Заслуги» III степени. Вопросы, разумеется, остаются – зачем, например, останавливали Парасюка, если блокаду позднее приняли на законодательном уровне. И как мы дожились до того, что столкновение полицейского с бандой члена парламента рассматривается как подвиг.

Но тут вдруг происходит конфуз вселенского масштаба. Полковника Голубана узнает экс-глава сепаратистского СНБО, а при Украине — командир донецкой «Альфы» Александр Ходаковский. И не просто узнает, а опознает в нем бывшего ополченца.

«Чудны дела твои, Господи, — написал Ходаковский на своей странице в соцсети Фейсбук. — Полковник, выступающий на ломаном украинском языке с трибуны верховной рады, не кто иной, как мой бывший подчиненный, задолго до войны покинувший службу ради хорошо оплачиваемой работы в коммерческой структуре. С началом событий этот человек пришел в ополчение, и даже поучаствовал в бою под Карловкой в мае 2014 года против батальона Семена Семенченко, когда «Восток» нанес этому батальону поражение, потеряв четыре человека погибшими».

Далее Ходаковский интересуется у бывшего подчиненного, не кажется ли ему странным тот факт, что меняя сторону конфликта, он снова воюет против людей Семенченко: «Юра Голубан с позывным «Дракон», он же «Вампир», он же — кто ты там сейчас у них… Вижу, ты и сейчас с Семенченко воюешь, разгоняя его «братьев» уже в рядах украинской полиции. Странно все как-то».

Где гарантии, что вся эта цыганщина, начиная с самого Евромайдана — не одна большая кровавая постановка в стиле римского цирка.

Не знаю, действительно ли полковник Голубан служил в ополчении, или это хитрая информационная провокация, но этот поворот определенно меняет оптику как в понимании сути блокады, так конфликта на Донбассе в целом.

Разумеется, ее проще всего рассматривать в контексте убытков Украины и успехов самопровозглашенных республик в деле принуждения РФ к интеграции. Но тут возникает целый ряд допущений. Например, что интеграция ОРДЛО в РФ нужна и выгодна Кремлю. Однако, где гарантии, что все пертурбации с блокадой – не попытка Украины и лично Порошенко списать под форс-мажорные обстоятельства долги перед МВФ? Где гарантии, что вся эта цыганщина, начиная с самого Евромайдана — не одна большая кровавая постановка в стиле римского цирка. Ведь цирк – это важнейшая парадигма всего гибридного, в частности, войны.

Кстати, над термином «гибридная война» принято насмехаться как над изобретением украинских политологов. Это не совсем правильно. Украинские политологи никогда ничего не изобретают, а лишь озвучивают заказы взрослых мальчиков из США и России. Вот где-то там придуман и этот термин. И применяется он, когда на отдельной территории происходит черт знает, что. Когда количество актеров, интересов и всевозможных целей настолько велико, что уже не понять, кто кому патроны продает, и где границы интересов сторон.  Нечто подобное, если верить воспоминаниям, происходило в Афганистане 80-х. Но тогда доктрина гибридной войны лишь разрабатывалась, а сегодня она доведена до совершенства. Кстати, многие фигуранты той, первой гибридной войны, присутствуют и в украинской – телеведущий Савик Шустер, например. Он выпускал в Кабуле фальшивые номера советских газет.

А касательно блокады очевидно одно — дело идет к развязке. Самопровозглашенные республики ввели внешнее управление и начертили на картах свои границы. Блокировщики продавили свою повестку через СНБО, а подписавший решение СНБО президент продолжает их критиковать, обвиняя в новом витке системного кризиса. Цивилизованный мир осуждает блокаду, а МВФ, дабы учесть новые реалии, потребовал внести изменения в прогнозы по развитию Украины. А это наводит на мысли, что уже в ближайшее время мы все-таки узнаем смысл таких удивительных даже в эпоху гибридных войн явлений, как Парасюк, Семенченко или полковник Голубан.

Семен Хавевер

75 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email