Украина – страна двойников. И каждой твари у нас, как известно, по паре — и дрожащей, и право имеющей. Иногда двойники состоят в родстве, как братья Кличко. Если в кресле мэра столицы вдруг окажется не Виталий, а Владимир – никто даже не заметит подмены. Ни начальство, ни подчиненные, ни народ. Есть еще братья Клюевы, отец и сын Порошенко. Если сын дистанцируется от отца, как тот же Алексей Гончаренко, то и фамилию он возьмет от матери или, на худой конец, супруги. А вот если накануне выборов появляется клон – так это уже технология размывания.

Классический пример — когда во времена Виктора Андреевича в ответ на избрание главой фракции «Наша Украина» раскрученного в телешоу Вячеслава Кириленко фракция «Батькивщина» избрала своим главой неизвестного никому Ивана Кириленко.

А тот, что не Бляйхер, пообещал оппозиции ночь длинных ножей. То есть если он почувствует, что теряет Украину – у него есть план Б.

Впрочем, Кириленко – это было давно. Так давно, что уже почти неправда. У нас теперь есть другие двойники. Например, братья Вилкулы, а есть небратья Березы. Один, правда, Бляйхер, говорят. Зато второй настоящий. Как писал Котляревский – хлопец хоть-куда казак. Хотя внешне вроде уже и не хлопец. Тот, который Бляйхер, кстати, когда-то кидался на одного из Вилкулов. А тот, что не Бляйхер, пообещал оппозиции ночь длинных ножей. То есть если он почувствует, что теряет Украину – у него есть план Б. Реванша не будет, ибо слишком большой крови стоила господину Березе революция. Но речь о чужой крови – на колчаковских фронтах Березу почему-то не ранило и даже не контузило толком. Все было произнесено в эфире президентского 5 канала. Открыто, без обиняков. Как в Африке на радио «Семи Холмов». Можно еще понять, если бы президент Зимбабве Роберт Мугабе обратился с подобными словами к имперским миньонам, ведь его жена уверена, что диктатор выиграет выборы, даже если умрет. Наши же Березы похожи друг на друга, как две березы. Отличить их трудно даже вооружив глаз. Разве что в бане. Один все-таки член КУН, а другой пришел из «Правого Сектора» — как говорится, «sapienti sat», умному достаточно.

А это значит, что за громкими заявлениями комбатов стоит не чувство превосходства, а страх и неуверенность в завтрашнем дне.

Ужесточение риторики ультраправых наблюдается еще с начала блокады. Впрочем, если тогда они угрожали власти Украины и самопровозглашенных республик, то теперь они угрожают исключительно оппозиции, с прямотой солдафона. И все чаще в качестве триггера массового насилия озвучивается реванш оппозиционных сил. А это значит, что за громкими заявлениями комбатов стоит не чувство превосходства, а страх и неуверенность в завтрашнем дне. Более того, слова Юрия Березы прозвучали в рамках полемики с Надеждой Савченко. Та обратилась со страниц Фейсбука к Генеральному прокурору Юрию Луценко с вопросом о том, знал ли Юрий Витальевич, обещая оружие уже утром накануне расстрелов на Майдане, каким образом этим оружием воспользуются. И если такие вопросы в украинской политике озвучиваются – это очень тревожный сигнал для господина Березы сотоварищи.  В конце концов, ночь длинных ножей легко может обернуться ночью быстрых арестов.

Я, кстати, тоже хотел бы Юрию Витальевичу вопрос задать. Хотя и на несколько иную тему: как движется дело об убийстве Вороненкова, и готова ли генпрокуратура подтвердить или опровергнуть заявления покойного, что его супруга – незаконнорожденная внучка Сталина. Что известно лично Генеральному прокурору о результатах ДНК экспертизы, взятой в прямом эфире телепрограммы на канале Россия. А то ведь интересно получается — разгар декоммунизации, а Украина дает гражданство внучке тирана.

Семен Хавевер

58 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email