Украинские политики как звезды рок-н-ролла на западе – исчезают, чтобы потом появиться с новым альбомом, в новом амплуа и нередко с переписанной биографией. Вот был, например, бойкий депутат-социалист Юрий Луценко. Из хорошей семьи и с солидными связями. Потом его унесла революционная ситуация, чтобы в какой-то момент, уже изрядно потрепанным, выбросить в кресло главы МВД. Там он беспробудно пил, иногда изображая активность – героически сжигал на пустыре дикорастущую коноплю или нес в телевизоре несусветную злобную чушь. Выписал квартиру на шофера, прописался туда, то есть стал фактическим совладельцем – по закону квартира могла быть продана только с согласия всех прописанных в ней жильцов, понес за это уголовную ответственность, получил УДО. А теперь, оп! — генеральный прокурор и ближайший поверенный президента. Говорят, они вместе пьют, вот только я не верю. Им достаточно встретиться на полчасика, и до вечера никто не потревожит. Можно отдохнуть от большой, длинною в жизнь, дороги.

Или другое чудесное возвращение – Геннадий Корбан. Я не слежу за его Фейсбуком, но тишина в ленте свидетельствует о том, что после всего случившегося у него не осталось желания поддерживать присутствие даже в социальных сетях. И вот он ожил – не от живой воды и не от покаяния в пустыне. Оживило его слово Надежды Савченко – то, которое на букву «Ж». Как говорится, поперла масть.

«Надя, – обратился он пафосно, – Вы прошли через многое, но, кажется, не поняли главного. Из-за подобных маркеров, озвученных Вами, в мире всегда начинались войны. Знаете, наверняка, Гитлер, устроивший Холокост, тоже не имел ничего против евреев, он просто не любил жидов».

Я о том, как виртуозно воспользовался моментом человек, обвиняемый в преступлениях, совершенных в зоне АТО.

Тут, признаюсь, Геннадий Корбан показал глубокое незнание предмета. Гитлер не разделял «евреев» и «жидов». Он считал евреев носителями генетических уродств наподобие шизофрении. И поскольку нацизм стремился к выведению сверхчеловека, присутствие «неправильных» людей, по мнению нацистов, попросту вредило породе. Однако я не об этом. Я о том, как виртуозно воспользовался моментом человек, обвиняемый в преступлениях, совершенных в зоне АТО. Каким он стал моральным и правильным. Оценили красоту игры? Я оценил.

Или другой пример – Ганна Герман. Народ начал было забывать о ее существовании. Но не для того ее столько лет лично опекал бывший-будущий глава избирательного штаба Дональда Трампа, чтобы бездарно слить вместе с Федоровичем. И вот она уже на «112 Украина» рассказывает подробности из жизни Лувра накануне взятия Бастилии, предрекая грозные перемены. Вот она снова на пропрезидентском канале – отстаивает идею примирения с Россией, защищает проекты Пинчука и Артеменко, напоминает о новых предложениях Бжезинского и призывает к телемостам с Россией. Очевидно, мы видим зарождение нового политика с чрезвычайно смелой в рамках нынешней дискуссии повесткой, с огромным потенциалом. Среди женщин-политиков она становится антиподом Надежды Савченко. При этом она настолько выгодно смотрится на фоне лидера новоиспеченной партии РУНА, что каждая глупость, сказанная Савченко, будет лить воду на мельницы уравновешенной и интеллигентной Герман. Возможно, именно к этому и сводилась технологическая миссия Савченко.

Герман – далеко не единственный пример возвращения из политического небытия. Чуть раньше в телевизоре начал мелькать экс-глава СБУ Игорь Смешко, вернулся и Виктор Пинчук, отошедший от политики и долгие годы занимавшийся меценатством. Украинское политическое шоу откровенно затянулось – пришла пора менять актеров и декорации. Вопрос лишь в том, закончится это относительным хеппи-эндом или антуражем фильмов Тарантино. Хочется верить в первое. Да и приметы в помощь – духи, они ведь к оттепели снятся. Значит, будем верить в оттепель.

Анатолий Борщаговский

Print Friendly, PDF & Email