Сенатора Джона Маккейна в Украине считают самым американским из всех американских сенаторов. Он был на Майдане с самого первого дня и не прекращает ездить к нам по сей день. Вот только что был снова, провел у нас Новогодние праздники, ездил с нашим президентом на фронт. К нам уже давно никто не ездит, а вот он приехал. Правда, сенатора у нас долго не было, а его теперешний визит злые языки связывают с событиями в США, а не у нас. У нас-то уже давно никаких событий не происходит, страна медленно тянет лямку нескончаемой коррупции, вот и все наши события.

Дед сенатора Маккейна и его отец были четырехзвездными адмиралами, случай в американской истории уникальный. У сенатора, естественно, не было другого выхода, кроме как пойти в военно-морской флот. Он стал морским летчиком, и весной 1967 года его послали во Вьетнам. Уже через два месяца он чуть не погиб. Ракета с соседнего самолета нечаянно сама запустилась, когда самолеты готовились к взлету с авианосца, и попала в самолет Маккейна. Произошел жуткий взрыв, сдетонировали боеприпасы и топливо. Погибли и получили ранения сотни военнослужащих, сгорело множество самолетов, авианосец отправили в ремонт. Маккейн отделался ранениями средней тяжести. В конце сентября, после лечения, он отправился служить на другой авианосец. Через три недели, 26 октября, во время боевого вылета его сбили в небе над Ханоем. Он приземлился с парашютом в самом центре вьетнамской столицы. У него были переломаны в буквальном смысле слова все конечности, он был дважды ранен, а местные жители схватили его и избили чуть не до смерти. Еле живого летчика привезли в главную вьетнамскую тюрьму, построенную еще французами, которая вошла в американский военный фольклор под названием «Ханой Хилтон». Здесь он, скорее всего, и умер бы, ввиду ужасного состояния, но произошел, как часто бывает на войне, счастливый случай. Его начали допрашивать, и он успел сказать свое имя и звание. Все строго по закону военного времени — имел право, и это его спасло. Его папа на то время командовал военно-морскими силами США в Европе и был четырехзвездным адмиралом. Вьетнамцы, мгновенно оценив размер своей добычи, тут же отправили Маккейна лечиться. Так будущий сенатор второй раз за три месяца чудом оказался жив.

Вскоре отца перевели во Вьетнам. Он стал командовать военно-морскими силами США на местном театре боевых действий, в то время как его сын сидел в плену у противника. Джон просидел во вьетнамском плену от звонка до звонка (то есть до подписания мирного договора). Он много затем рассказывал о том, как его хотели сломать в плену, как его избивали, и многое другое. С ним действительно проводили большую политическую работу и он, кстати, дал интервью, в котором заявил, что США совершают во Вьетнаме военные преступления, хотя потом говорил, что его заставили. Пять с половиной лет в плену для него явно не были медом, но благодаря отцу жизнь его все же была в безопасности с самого первого его дня пребывания в плену. В 1973 году Джон Маккейн вернулся с поломанными ногами в Америку, где еще долго ходил на костылях. Он был героем, его принимал президент Никсон, он был удостоен высших наград государства. Почти два года он лечился и учился, затем служил командиром эскадрильи в захолустье, но недолго. И вот в 1977 году произошло знаменательное событие. Капитана Маккейна назначили офицером связи ВМС при американском сенате.

В совокупности с тридцатилетним сроком пребывания в сенате США, двукратное участие Джона Маккейна в президентских выборах делает его одним из самых весомых американских политиков.

Джон Маккейн служил в сенате до 1981 года, набирался опыта и связей на Капитолийском холме. К тому же, в 1980 году он удачно женился на дочери одного из богатейших предпринимателей Аризоны. При активной поддержке тестя в 1982 году Джон Маккейн избирается в Конгресс США от штата Аризона. Он и по сегодняшний день представляет этот штат в американском Конгрессе. В палате представителей, младшем звене американского Конгресса, господин Маккейн пробыл недолго, до 1986 года. В 1986 году он вышел в высшую лигу американской политики – сенат США, откуда уже никуда больше не уходил. Дважды господин Маккейн баллотировался на пост президента США, оба раза проиграл выборы, но в американской политике участие в столь важном событии все равно засчитывается как большое личное достижение. В совокупности с тридцатилетним сроком пребывания в сенате США, двукратное участие Джона Маккейна в президентских выборах делает его одним из самых весомых американских политиков. Хотя, подобно многим другим крупным политическим деятелям Соединенных Штатов, он страдает рядом странностей. В основном, они касаются его позиции относительно Республиканской партии, патриархом которой его многие считают. Одни называют его лидером либерального крыла Республиканской партии, такое, говорят, существует. Другие вообще заявляют, что он сам по себе, а Республиканскую партию просто использует как политическую платформу. Тому существуют разные подтверждения, самым вопиющим из которых была попытка Маккейна участвовать в президентских выборах вместе с Джоном Керри в 2004 году в качестве его вице-президента. Напомним, Джон Керри демократ, то есть господин Маккейн собирался быть вице-президентом в правительстве демократов. После возникшего скандала политический эксперимент все же пришлось отменить, но степень политической гибкости сенатора в этом случае была видна невооруженным взглядом.

Те, кто считают сенатора самым правым политиком на правом крыле Республиканской партии, ошибаются. Он скорее самый опытный, а потому самый гибкий сенатор в Республиканской партии после стольких лет на Капитолийском холме. Что касается его ультраправых позиций, то здесь многие путают его антикоммунистические позиции с крайне правыми позициями. Господин Маккейн, успевший повоевать всего-то три недели, за которые его дважды сбили: один раз свои же американские ВВС, а второй раз все же вьетнамские ПВО, считается в сенате США главным военным героем. У него государственных наград, как у Брежнева, и подвиги у них тоже похожие – больше по политической части. Но кто сегодня в Америке это знает или помнит. А за американской границей военные подвиги пилота Маккейна вообще сомнениям не подлежат. Маккейн – воздушный герой, чистый ас, как Покрышкин, и все тут. После пяти с половиной лет в плену у вьетнамских коммунистов Маккейн ненавидит коммунизм до помутнения рассудка. О том, что нахождение во вьетнамском плену было непростым, спорить никто не будет, хотя в действительности, с оглядкой на должность отца, всем было ясно, что ничего серьезного ему в этом плену, в отличие от других пилотов, не угрожает. К тому же, хотелось бы напомнить о крайне несправедливой сути американской войны во Вьетнаме, что признают во всем мире, включая сами Соединенные Штаты. Хотелось бы также напомнить о двух миллионах погибших вьетнамцев, а также сотнях тысяч лаосцев и камбоджийцев, погибших под бомбами американских самолетов и в основном являвшихся гражданским населением. Большая часть человечества, включая большинство населения США, считают американских летчиков, бомбивших Вьетнам, убийцами. Но сенатору Маккейну на фоне всего произошедшего как-то удалось доказать, что это остальные летчики были убийцами, а лично он был героем. Ну, так вот, с тех геройских времен он патологически ненавидит коммунистов. И тут возникает проблема – коммунистов то в понимании 70-х годов в природе уже не существует. Но сенатора не проведешь, он опытный, он знает. Коммунисты еще тут, они просто прячутся от демократической общественности, но в удобный момент они нанесут демократии удар в спину. Однако коммунисты не пройдут, потому как сенатор знает всех их в лицо и не позволит им ударить по демократии. Причем даже в главном для господина Маккейна – коммунистическом вопросе – проглядывается его главная отличительная политическая черта – гибкость. Сегодняшний Вьетнам он, к примеру, коммунистами не считает, и это при том, что в стране правит Коммунистическая партия, та же, что мучила его в своих застенках. Он с Вьетнамом сегодня дружит. Это потому так происходит, что США в наше время по уши заняты сдерживанием соседнего Китая. Вот тех – китайцев – сенатор Маккейн считает лютыми коммунистами, с которыми надо бороться, для чего и используют Вьетнам в меру возможностей, как страну, у которой с КНР напряженные взаимоотношения.

Вы скажете, это же нечестно, это цинично и низко. Это не так. В мире дипломатии такое поведение называется «реальной политикой», и господин Маккейн в наши дни один из самых «реальных политиков», каких можно встретить на Капитолийском холме. Просто у него на Холме особая ниша, на нашем политическом языке ее можно назвать героическо-патриотической. В Америке много избирателей, чувствующих себя патриотами и героями. Любой американской солдат, полицейский или матрос — он потом всю жизнь патриот, а семья его всегда семья героя. Нам сегодня это чувство особенно понятно. Ведь раньше было как – у нас совсем не было в стране героев. Ну, скажи ты кому три года назад на улице, что ты герой – прохожие бы вызвали тебе скорую помощь, и ехал бы ты в ближайшую психлечебницу за диагнозом. Сегодня герои и патриоты в Украине — серьезный электорат, за которым гоняется целое стадо депутатов-комбатов, «козак» Гаврилюк, председатель Ляшко с целой партией, а также ряд других политических деятелей, пытающихся втиснуться в нишу героизма и патриотизма. Такое и в США происходит. Их Маккейн — наш Ляшко. Ну, конечно, Америка страна много более развитая, чем Украина, особенно в политическом плане. А потому их Маккейн по сравнению с нашим Ляшко просто римский патриций на фоне черниговского крестьянина. Сенатор Маккейн ходит на встречи с ветеранами американской армии и военно-морского флота, коих миллионы, надев все свои боевые ордена, и обещает им побороть всех врагов США. Кто сегодня у Америки враг — правильно, коммунисты – китайские и русские. Так русские, вроде, больше не коммунисты, вскликнет в этом месте неопытный в «реальной политике» человек. А кого это в Аризоне волнует? Они что, знают, кто это и где это. Им в их районной газете 70 лет писали, что все русские коммунисты, к тому же и сенатор их аризонский, Маккейн, на собрании им то же самое уже 30 лет говорит. Газеты пишут, сенатор говорит, значит, правда. А чтобы самим посмотреть — вы что, шутите? Вы когда-нибудь человека из Аризоны видели? Вот и они вас не видели, потому как Аризона — она лучшая в мире, и какого лешего из нее куда-то ехать.

В ближайшие дни нас будут выменивать на что-то у русских коммунистов, и господин Маккейн явно собирается в этом процессе участвовать.

Но все же, сенатор Маккейн, совсем как наш сенатор Ляшко, не так прост, какими они оба кажутся своим аризоно-черниговскими избирателям. Они оба очень «реальные политики» и потому первыми всегда чуют, куда ветер дует. К нам в Украину на Новый год сенатор приезжал решать не наши проблемы, а свои вопросы. В Вашингтоне со дня на день будут происходить эпохальные для страны изменения, и сенатор Маккейн, которому 80 лет, не собирается их упустить. Это его последняя лебединая политическая песня. Вряд ли его еще будут в сенат избирать, при всем к нему уважении. Нет у них там 85-ти или 90-летних в сенате, не положено. А потому господин Маккейн прет напролом в историю США любыми ему доступными средствами. И тут так вышло, что мы – Украина – оказались чуть ли не главной возможностью попасть в американскую историю. В ближайшие дни нас будут выменивать на что-то у русских коммунистов, и господин Маккейн явно собирается в этом процессе участвовать. Мы — его козырь в эпической борьбе за влияние, которая развернулась на Капитолийском холме в городе Вашингтоне. Сенатор Маккейн уже сколотил небольшую группировку из нескольких сенаторов-республиканцев и собирается с ее помощью бороться за власть в американской политике со своим президентом и лидером своей же Республиканской партии — Дональдом Трампом. Тот ведь тоже в Республиканскую партию попал нечаянно. А куда еще было ему идти, когда он решил стать президентом, не в Демократическую же партию. Он и в Республиканской то партии с большим трудом уместился, его тут до сих пор полпартии терпеть не может. Вот эти два очень «реальных политика» сейчас и поборются. В сенате у республиканцев 52 голоса против 48 у демократов. Тут Маккейн со своей могучей кучкой и становится, как любит говорить сенатор Ляшко, «золотой акцией». А дабы свое стратегическое положение в сенате укрепить, господин Маккейн на Новый год и смотался в Украину — еще один актив себе прихватить для непростых переговоров с президентом Трампом. У президента нашего, украинского, других вариантов уже нет. А у Маккейна хоть что-то можно будет попросить взамен. Ну хотя бы, чтобы самолет президента в Америку пустили, если что, под честное слово сенатора.

Иван Пырьев

Print Friendly