«Не нравится мне эта власть. Чует мое сердце, мы накануне грандиозного шухера», — говорил анархист Попандопуло, герой фильма «Свадьба в Малиновке». Журналист, как известно, профессия тюменская, тому подтверждение — биографии и Максима Горького, и Дольче Дуче. А потому, прислушиваясь к шуму исторического процесса, я иногда вспоминаю эти слова, и, как правило, не ошибаюсь. Нет, я не о гадании на картах G20. Политические селфи лишь намекают на перемены.

Говорят же о них исключительно дела, и особенно красноречиво – те, которые идут в судах. Ибо решающей ветвью власти является судебная. А попытки действовать в обход этого принципа непременно свидетельствуют об узурпации власти и требуют крайне жёстких силовых мер. Например, расстрела парламента из танков, как это случилось в Москве в первой половине 90-х.

И вот, когда все заинтересованные лица признали заявления главы самопровозглашенной республики очередной пиар-акцией, убийца находится.

О деле итальянца-комбата Маркива мы уже писали. Тем временем, не менее интересный кейс происходит в Крыму, где российскими властями арестован полевой командир ополченцев ДНР Вадим Погодин, позывной «Керчь». Уроженец Крыма Погодин ожидает экстрадиции в Украину, а апелляция уже отклонена. Погодин-Керчь обвиняется в преступлении, которое он якобы совершил летом 2014 года, расстреляв семнадцатилетнего жителя Краматорска Степана Чубенко, координатора местной ячейки Правого Сектора. Степан Чубенко исчез в Донецке летом 2014 года.

Следствие по делу об убийстве лидера краматорских ультраправых вело МВД самопровозглашенной ДНР, а глава сепаратистов Александр Захарченко назвал его делом чести и лично пообещал матери, что убийцы будут найдены. И вот, когда все заинтересованные лица признали заявления главы самопровозглашенной республики очередной пиар-акцией, убийца находится. Да еще и в Крыму.

Очевидно, у российских властей есть собственный интерес, лежащий далеко за пределами сфер большой политики и геополитики. Ветераны конфликта на Донбассе являются ведь потенциально криминогенной средой по обе стороны линии фронта. На какой бы стороне они не воевали, им доводилось убивать или, как минимум, пытаться кого-нибудь убить. А если речь идет об убийствах некомбатантов, да еще и на почве политической вражды, опасность от таких людей колоссальная. Никому в Кремле не интересно разбираться с новым «делом Немцова» или, скажем, «делом полковника Буданова».

Вадим Погодин, впрочем, мог гулять на свободе еще долгие годы. И если российские власти решили взяться за него всерьез, значит, договоренности на высшем уровне все же были достигнуты. Не на саммите G20, разумеется, но еще в процессе подготовки встречи лидеров США и РФ, символизирующую новую страницу в геополитике и большие перемены во всех зонах американо-российского противостояния. И прежде всего, в Украине.

То есть ниточки от Борислава Соломоновича однозначно тянутся к самому Петру Алексеевичу, рискующему в час Х оказаться в роли Леонида Кучмы периода дела Гонгадзе.

Заложники, впрочем, наблюдаются и на украинской стороне. И вовсе не среди людей, подозреваемых в совершении военных преступлений. В заложники берут людей, приближенных к президенту. Таких, как депутат-БППшник Борислав Розенблат. И застрельщиком ареста Борислава Соломоновича стало подконтрольное глобальному куратору НАБУ. То есть ниточки от Борислава Соломоновича однозначно тянутся к самому Петру Алексеевичу, рискующему в час Х оказаться в роли Леонида Кучмы периода дела Гонгадзе. Благо, основные его раздуватели находятся под патронатом не Банковой, а посольства США.

Между тем, Вадим Погодин находится все еще под контролем российской пенитенциарной службы. Да и в отношении депутата Розенблата любые разговоры о будущем приговоре – гадание на кофейной гуще. Тем более геополитические договоренности могут рухнуть в любую минуту. Ведь с обеих сторон наверняка существуют силы, делающие ставку на бесконечный конфликт. Вот только этот обвал архитектуры мирного процесса повлечет не меньший шухер, чем его реализация. Поэтому как бы ни разворачивалась дипломатическая война за мир, ведущаяся на всех переговорных площадках от Владивостока до Ванкувера, предсказание анархиста Попандопуло непременно сбудется. Ибо нынешняя власть, как это ни печально, не нравится уже почти никому.

Анатолий Борщаговский

114 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email