Мустафа Найем – фигура, однозначно символизирующая катастрофу. И дело тут не только в его публикации в Фейсбуке, послужившей началом гражданского конфликта, которого Найем, по его же словам, якобы не хотел, а хотел лишь как лучше. Так уж получилось, что этот беженец из горячей точки открыл в Украине портал в горячие точки. И чем выше взбирался по социальной лестнице этот человек, тем больше Украина походила на Афганистан, Сирию, Колумбию и Сьерра Леоне.

Между тем, даже прорвавшись в законодатели, он не успокаивается ни на минуту. Став членом Верховной рады по списку Блока Петра Порошенко, Найем не ушел на стезю президентских миньонов от журналистики, а занялся тем, чем занимался и до Майдана – раскачиванием маховика внутренних противоречий посредством актуализации беспроигрышно популистских тем. При этом, он ни разу не был уличен в коррупции, в отличие от своего коллеги и соратника Сергея Лещенко, не стремился к должностям и даже не озвучивал каких-либо особенно кровожадных месседжей.

Говорят, что он работает непосредственно с США. Американцы в принципе любят космополитов-выходцев третьего мира, рискнувших вырваться за рамки этнического комьюнити. Такие люди обладают колоссальной энергией и живостью ума. Они не испытывают родственных чувств в отношении погрязшей в склоках и противоречиях родины. А еще они знают доподлинную цену идеалам, которые в горячих точках нередко обмениваются на деньги, стволы и патроны. Являясь по своей природе идеальным типом «соушел клаймера» (английский синоним слову «карьерист»), они никогда не отяготятся последствиями своих действий, если не окажутся в личном проигрыше. А в проигрыше они не будут до тех пор, пока на них сделана ставка в могущественно посольстве.

Сегодня Мустафа Найем продолжает верой и правдой служить на подтанцовках у «Танковой»: принеси, подай, пошел вон,- не мешай. Защита погоревших на коррупции новосозданных антироррупционных служб, защита медицинской реформы Ульяны Супрун, поездки на мероприятия фонда Обамы.

Теперь вот со страниц Укрправды Найем обрушился на оппозицию, опубликовав короткую колонку, адресованную коллегам депутатам из оппозиционного блока и их избирателю:

«У бывших регионалов вполне достаточно связей и рычагов давления в правительстве и органах власти, чтобы решать свои собственные проблемы – с Роттердамом+, с облгазами, с добычей и транспортировкой газа, с ПДВ… Когда же речь заходит о тех, за счет кого они оказались в парламенте – о переселенцах, о жителях оккупированных территорий и прифронтовой зоны, они резко превращаются в беспомощных оппозицинеров», — рубит правду-матку Найем. Кривляясь и корча рожицы, он успевает посочувствовать всем тем, кто пострадал от военного конфликта, организованного не без собственного активного участия, чтобы в конце подытожить:

«Я часто бываю на Донбассе, знаю о проблемах региона не понаслышке, внес несколько законопроектов, в том числе, о льготах на образование для детей на линии столкновения и избирательных правах переселенцев. Но иногда справедливость требует правильных точек над «і»».

Не обманывайтесь, это не просто полемика. Это начало масштабной атаки на избирателя Оппозиционного Блока, начинающейся с тезиса о неспособности защитить интересы избирателей. И у этой операции есть конкретная цель – системно выбить оппозицию из борьбы за власть, подготовив информационное поле таким образом, чтобы ни у кого не возникло вопросов о том, почему во втором туре выборов Петр Порошенко соревнуется с Петром Порошенко, Славко Вакарчук со Славком Вакарчуком, или Олег Тягнибок с Олегом Тягнибоком. Или любой из участников упомянутой тройки против любого из участников, по сути, являющегося продолжением одного проекта.

О том, что мировое сообщество примет любые фальсификации, прямо свидетельствует отсутствие даже упоминаний таких инцидентов выборов 2014, как нападение толпы активистов на кандидата в президенты Олега Царева у телеканала ICTV, или нападение с коктейлями Молотова на автомобиль кандидата в президенты Петра Симоненко после его участия в дебатах на УТ1. Для разгрома кандидата от Оппоблока такие меры уже не нужны, достаточно пресловутых вбросов и каруселей. К тому же, как справедливо отметил в публикации Найем:

«Почти у полутора миллионов переселенцев до сих пор нет права голоса на местных выборах. Многие элементарно не могут оформить акты гражданского состояния – о рождении детей и смерти стариков». То есть, переводя с птичьего языка, часть переселенцев исключили из процесса, создавая сложности при участии в волеизъявлении. Такой вот нехитрый сигнал с Танковой.

И самое страшное, что в своих оценках Мустафа Найем прав. Пускай его правота и есть правота маньяка и садиста, издевающегося над жертвой.

В отличие от оппозиции, Найем сотоварищи действительно готовы вести борьбу. В свое время они вели сторонников на многочисленные преступления. Они избивали, швыряли петарды и зажигательные смеси, организовывали погромы и вывозили с Майдана оружие. Сегодня они защищают даже своих убийц, по недоразумению и из инстинктивного стремления к нормализации попадающих под уголовные дела в связи с убийствами на Майдане. Их оппоненты, не способные защитить даже депутатскую неприкосновенность своих лидеров или создать систему мониторинга политических репрессий, где бы четко и без спекуляций освещался каждый отдельно взятый прецедент.

Увы, отказавшийся от борьбы Оппозиционный Блок, попросту не заслуживает соблюдения победителями каких-либо договоренностей. Ему можно смеяться в лицо, как это делает Найем, его можно выпихивать на обочину политического процесса, как собирается сделать Танковая.

Анатолий Борщаговский

7,751 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email